Скрытые игры

2.2

Восточные ворота действительно больше подходили для выпендрежников на гигантских медведях или мамонтах, в такие и драконе залететь можно, если, конечно, найдется псих, готовый оседлать неконтролируемого Пламеня. Сразу за воротами начиналась широкая улица, по которой и потопал Бомо. Бот рычал на прохожих, пытался схватить кого-нибудь, но контроллер вовремя останавливал его порывы. Да и Тони оказался более умелым наездником: он уверенно управлял медведем, не позволяя тому объедать праздничные гирлянды и перегораживать дорогу другим ездовым животным.

Мамонтов, кстати, здесь оказалось всего два, как объяснил Тони, квест на них давали в другом городе. В основном игроки передвигались на лошадях-скелетах, белых медведях или гигантских волках. Почти все посетители Мары – с палками-леденцами или же в красных шапках с помпонами, у некоторых и одежда была окрашена зимними узорами. Дома, фонарные столбы и деревья – все это было увешано гирляндами из светящихся шаров и еловых веток. Казалось, ещё минута, и из-за угла покажется Ингрид с кучей покупок и длинным списком того, что еще нужно приобрести для надвигающегося праздника. И бесконечные подарки, подарки, подарки… Не так легко закупиться перед Новым годом, если у тебя наиблежайшей родни под сотню человек. А ещё нужны два очень особенных и разорительных подарка: Мартину и Виктории.

Обадайя тряхнул головой: с женой они давно развелись, дети рады и денежному переводу, а с родными они давно договорились не тратиться на безделушки, а жертвовать деньги в фонд восстановления разрушенных во время войны территорий. Теперь у всех стало меньше головной боли, а где-то на окраине округа появился небольшой парк «Грин» с настоящими деревьями, травой и мелкой живностью. Проблемы решились, но страх перед праздником все равно остался.

— Тони, друг мой, почему ваша хваленая Долина похожа на отдел новогодних товаров?

— Зимоворот же! Ежегодный сезонный праздник. Особая атмосфера, специальные квесты, рост дохода за счёт продажи особой одежды и еды навынос. Туристы его обожают! Кстати, из всей долины они могут побывать только здесь.

Это Обадайя уже успел заметить: почти сразу их облепила разновозрастная толпа восторженных посетителей. Они здоровались, махали руками, пытались погладить Бомо, сделать красивый трехмерный скрин, а после неизменно сбегали в одну из лавок за сувенирами и сладостями.

Тони пообещал пристроить медведя в сухое и теплое стойло для мамонтов, а Обадайю отправил набрать заданий для их группы. Раздавали их в ратуше: высоком деревянном здании, расположенном в самом центре деревни. На площади перед ней было не протолкнуться от туристов и других игроков. Все о чем-то болтали, торговали, делали скрины, объедались уличной едой, танцевали или пытались передавить остальных ездовыми мамонтами. Точнее, пытался это сделать один умник, и уже через минуту его вызвали на дуэль поочередно семь игроков, так что к общему гвалту добавились и выкрики групп поддержки с обеих сторон.

Обадайя кое-как пробрался через толпу на площади, затем отстоял очередь за квестами в ратуше, получил очередное сообщение от администрации, в котором говорилось, как сильно они сожалеют о принесенных неудобствах и как страстно желают видеть его в группе Мары, и, наконец, добрался до Лайонела Светоносного, одного из командиров армии весны.

— Приветствую тебя, рекрут! – усталый светловолосый мужчина в блестящих доспехах похлопал Обадайю по плечу и по-отечески улыбнулся. – Рад видеть тебя в наших рядах! Битва будет сложной, домой вернутся не все, но мы позаботится о жёнах павших! Пока же помоги нам с припасами!

На внутреннем экране сразу появилось сообщение:

«Получен квест: «Оборона Краеснежника». Для его выполнения вам нужно собрать:

50 перьев снежных гарпий;

50 крыльев снежных фей;

50 рогов свирепых снеголеней;

50 хвостов снегоящеров;

50 снежных монет из припасов йети.»

— Знаете, перья сложновато есть, но при должной фантазии можно замутить неплохой костюмированный парад! Король Стужи оценит, – ответил ему Обадайя.

Теперь задание светилось ярко-желтым, отвлекая внимание, а от одного упоминания снега начинали ныть зубы. Другие игроки уже толкались и нервничали, требовали освободить им место и указывали на грустную женщину в самом углу ратуши, как владеющую ещё одним квестом. Лайонел же быстро оглянулся по сторонам и поманил пальцем Обадайю. Стоило сделать шаг вперёд, как командир армии весны обхватил его за затылок и притянул вплотную к себе, почти упёршись лбом в лоб.

— Слушай сюда, засранец! – такое начало разговора не то чтобы испугало, скорее удивило Обадайю. – Я пять лет учился в академии театрального искусства, затем ещё тридцать оттачивал свое мастерство, играя в «Секретах Розалии»возлюбленного Розалии, старшего брата Розалии, отца Розалии, а после – старого черного колдуна, похитившего, — кого бы ты подумал? – правильно, Розалию. Я дважды играл саму Розалию, когда болели актрисы, и надо заметить, моя Розалия была не так плоха! Специально для роли Лайонела Светоносного я трижды бывал в Маре, проникался духом этого места, читал дневники бывших военных, встречался с ними лично, репетировал отеческий взгляд и жесты, подбирал интонацию… И все это не для того, чтобы каждый засранец подходил и подшучивал надо мной! Ответь, тебе не понравился мой Лайонел? Что мешало просто поблагодарить за квест и свалить подальше? Ммм? Зачем принижать и без того нелегкий труд сотрудника сферы услуг?

— Ты чересчур заморачиваешься, брат, это всего лишь игра, — Обадайя хлопнул его по плечу и отошёл.

— Для кого-то игра – и есть жизнь! – буркнул актер и сразу же переключился на следующего по очереди воина весны.

Обадайя же втиснулся в другую очередь, которая привела его к грустной женщине, попросившей отвести к башне одну из ее дочурок. И, судя по количеству стоящих в очереди игроков, производство этих самых дочек было единственным и любимым хобби грустной дамы. Но озвучивать свои мысли Обадайя не стал, здесь не у всех хорошо развито чувство юмора.



Евгений Монаков, Елена Труфанова

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться