Скрытые игры

Размер шрифта: - +

3.3

— Жизнь полна сюрпризов, — Обадайя заговорил первым. Все же до башни ещё порядочно идти, Тони успел завершить квест, а дальше пялиться на однообразный пейзаж уже сил никаких нет. – Вот кажется, что все видел, ничем не удивишь, но потом происходит нечто, переворачивающие мир с ног на голову. Боевые шоколадки на метлах, или Пайпер О'Ши, как член гильдии. Оказывается, ты умеешь быть нормальным человеком!

— Оказывается, ты умеешь играть! А по прошлому стриму и не скажешь.

Она подняла подол черного платья и через сугробы добралась до темного круга на снегу. После взмахнула рукой, разожгла на его месте костер, поставила рядом две опоры и на перекладину между ними повесила котелок. Пожалуй, раскладывающийся из небольшого шара котелок и опоры могли побороться за звание «Сюрприз дня» с десантом «шоколадок» или выворачивающейся наизнанку девушкой.

Далее Пайпер набросала в котелок снега, каких-то листьев из сумки, цветов, ящерицу, чей-то до сих пор двигающийся глаз, плюнула, размешала все это, полюбовалась на сине-зеленый пар и разлила варево по склянкам. Значит, недостоверность в рецепте кексов их смущает, а в приготовлении отваров и разведению костров – нет. Все же эти геймеры словно с другой планеты.

— Я тренировался в вирте!

Обадайя неуверенно забрал предложенную Пайпер склянку и спрятал ее во внутренний карман пальто. Заодно перевесил на другую сторону отобранную у Тони «тпруньку».Здоровенная палка-леденец мешалась и била по бедру и рёбрам, но не выкидывать же? Ради этой штуки пострадали тридцать женщин!

— Дыа-а-а? – Пайпер затушила костер, сложила котелок и опоры, затем поспешила к башне. – А я думала, что твоим телом во время битв управляет удаленный оператор.

— И это был гигантский червь, живущий в канализации! Но скоро ты об этом забудешь: я только щёлкну специальным прибором, мелькнёт вспышка – и все, память стёрта. Брось, Пайпер, ты образованная женщина, должна знать, что управляемые биоаватары – миф, очередная городская легенда.

Женщина походя прокляла пытавшегося напасть на них йети, Обадайя же добил его за несколько ударов. После собрал монеты, но всего три из шести выпавших. Мимо оставшихся его руки скользили, а игровой интерфейс пометил их как чужую добычу. Пайпер сгребла монеты и продолжила диалог.

— Ты не уважаешь игру, не уважаешь наш парк, ботов и тех не уважаешь. В нашей гильдии таким не место. Шоколадок на метлах он не видел, хам! А эти «шоколадки» не поленились прилететь и помочь. Дела свои бросили, чтобы нас спасти. Но разве ты это оценишь?

— Куда мне до шоколада-кофе-любовника. И сердечек. Сразу видно – серьезная гильдия для серьезных людей.

— Не полуночному бородачу об этом судить! – она побагровела от злости, сжала кулаки и, казалось, готова наброситься. – Мы настоящая семья, а сердечки там для отпугивания всяких обадайегринов! Хотели же сделать милую, уютную гильдию только для девочек, но…

— Штраф от антисексистов?

Пайпер надулась, но промолчала, всем видом излучая: «что б ты понимал в гильдиях». Обадайя в самом деле не понимал почти ничего, и то, зачем мисс О’ Ши тащится вслед за ним, а уж тем более помогает — в том числе. Приказ начальства? Самостоятельная инициатива? Она тоже аватар, управляемый червем из канализации? С такой женщиной любой вариант может оказаться правдивым.

— Откуда ты так хорошо знаешь христианские молитвы? — все же спросил он.

— Я выросла в религиозной семье, понятно? И если ждешь какую-то слезливую и трагическую историю, то зря. Не намерена откровенничать с посторонним качком. И свою историю тоже не рассказывай, нечего!

—  Никакой особенной истории, — Обадайя пожал плечами. Они почти дошли до башни, но спешить вроде некуда, надо дать дрыщу время сочинить правдоподобную легенду и написать рапорт об увольнении. — Меня учила прабабушка. Каждое воскресение таскала с собой на службу, вначале я дико злился и сопротивлялся, затем проникся, хотел стать священником, когда вырасту. Но мама узнала об этом и запретила видеться с бабулей. Еще бы, такой позор для семейства: Грин, и вдруг не в полиции. И знаешь, потом, намного позже, я не раз попадал в ситуации, когда можно только молиться. И по сравнению с «господипомоги» товарищей, чувствовал себя прямо таки продвинутым переговорщиком с высшими силами. Еще бабуля отучила меня ругаться, иногда так и тянет ввернуть нецензурный оборот, но вспоминаю ее нахмуренные брови и это: «Бади, не будь мудаком, выражайся прилично!» — и сразу отпускает. А еще она одной из первых в семье закачала себе криллоциты, хотя на тот момент церковь и не одобряла их установку. Так и сказала, они не стесняются использовать голограммы священников на службах, а мне отказывают в праве дожить свой срок без боли в коленях.

Еще прабабушка долгое время была единственным человеком, который работал не в полиции, а в ОСУ — Особом сенатском управлении. Но это информация не для посторонних, тем более Пайпер и так нахохлилась и обняла себя руками, будто бы вспомнила нечто неприятное.



Евгений Монаков, Елена Труфанова

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться