Скрытые игры

Размер шрифта: - +

4.3

Присутствовавшие стихли и повернулись к Пайпер. Она же шла вперед, полностью игнорируя толпу, «девочек для красоты», охранников и даже столы, лёгким движением отбрасываемые с дороги. И пустота шла вместе с Пайпер, раздвигая ряды людей раньше, чем женщина делала шаг. Что-то такое Обадайя слышал на лекциях по невербальным способам воздействия на толпу, но вживую видел впервые.

– Вы только поглядите, он, – Пайпер схватила со стола несколько карт, швырнула их в Тони с такой яростью, что отшатнулся не только дрыщ, но и «девочки» за его спиной. – Он сбежал от семьи, бросил меня и наших дети-и-ишек!

Обадайя мог поклясться, что на этом растянутом «и» Пайпер брызнула слюной. Но если и не так, пустота вокруг нее расширилась ещё больше. Люди предпочитали влезать на столы и жаться друг к другу, но не контактировать с голосящей сумасшедшей. Тони, которого в принципе нельзя было смутить, вжался в стул и попытался отгородиться картами.

– Умирать от голода и скуки, пока са-а-ам играет! Всех пятерых бросил! Стива, Баки, Наташу, Брюса и малышку-Ванду. Да вот же они, наши крохи!

Пайпер отступила назад, обвела хищным взглядом толпу и сунула под нос побледневшему Торнадо планшет со снимками детей. Их там оказался целый виртуальный альбом. Забавно, но мальчики в самом деле отдаленно напоминали Тони. Такой подготовке можно только позавидовать. Что бы природа ни дала Пайпер О'Ши, она не поскупилась.

– Это не мои дети, – наконец очнулся Тони, – меня ни на одном снимке нет. И вообще мы с Пайпер мало знакомы.

По толпе прошли одобрительные шепотки, но ведьма сразу их заглушила:

– Ка-а-анешна! Тебе же некогда, ты же вечно в игре! Малютка Ванда наверняка и не узнает отца! Идём домой, мерзкий дезертир!

После Пайпер подхватила Тони и потащила за собой. Одна из «девочек» попыталась ее остановить, но наткнулась на суровое: «Не становись на пути у матери!» и быстро ретировалась.

– …какое внезапное окончание игры! – комментатор и тот говорил шепотом, чтобы ненароком не привлечь внимание Пайпер. – Ниндзянатор вынуждено покидает поле боя. Обидно, как же обидно! Бесславный проигрыш, каких не случалось с тех пор, как родителям запретили принудительно отключать детей старше двенадцати от сети во время важных матчей. Ниндзянатор навсегда останется в нашей памяти как…

Пайпер вытащила из игровой сумки кекс, изрядно помятый и с размазанной глазурью, подула на него, отодрала налипший пух из перьев снежной гарпии, затем воткнула в рот стоявшему в углу парню.

– Скушай за здоровье моих деточек! Этих очаровательных малюток, которых бросил отец! Вот он! Подлец! Аташли с дороги!

После она пинком открыла дверь, ведущую на лестницу, втащила туда Тони, успевшего выхватить у одного из игроков палку-леденец и стукнувшего по пути чернокнижника и его демона со словами: «Простите, это не я, это квест!». Затем дрыщ бросил ее в толпу и убежал.

– У него «засранец» пассивная способность, – Пайпер поправила шляпу и зашагала вверх по лестнице. Обадайя же хотел напомнить, что как истинный тупой качок, снова не может проникнуться глубиной оскорбления, но промолчал.

Пайпер гулко топала квадратными каблуками по ступенькам, придерживала юбку так, чтобы оголить затянутые в полосатые чулки ноги, остановилась в середине подъёма, подтянула чулки и только потом вышла на улицу. Обадайя же вдруг осознал, что и старого следователя, послужившего добрый десяток лет в полиции нравов можно смутить и заставить отвернуться. И не из страха опозорить родных, а лишь потому, что он не желал видеть белья Пайпер О'Ши. И вряд ли кто-нибудь, общавшийся с ней дольше двух минут, захочет такое увидеть. Обадайя не относился к сторонникам гендерного позитивизма, но Пайпер не мешало сделать хотя бы крохотный шаг к привлекательности. Или, на крайний случай, на время перестать быть настолько Пайпер.

Стоило же выйти на воздух, как Тони отобрал у Обадайи палку-леденец, стукнул его по голове и накинулся на ведьму:

– Ненормальная! Зачем влезла? Да ещё и со своими Вандами-Брюсами-Наташами? Что за имена такие?

– Имена, как имена, – она свистнула метлу, устроилась в специальном сидении и поплыла к самой башне. – Когда детей больше двух, подбор имени становится проблемой, знаешь ли. А ты просто попутал работу с отдыхом.

– Что? – Тони догнал ее, ухватил за прутья и не давал лететь слишком быстро. Обадайя же неспешно шел следом, слышимость отличная, зачем перетруждаться?

– Я один здесь работаю! – продолжил он. – И уже договорился о собеседовании с офицером Детей хаоса.

– Он, – Пайпер ткнула пальцем в сторону Обадайи, – работает. Выходит паршиво, но бедолага старается. Я – работаю. Втираюсь к нему в доверие, и это выходит отлично! А ты обыкновенный бездельник, Энтони Рид!

Он замахнулся палкой, но Обадайя вовремя поймал руку дрыща и встал между ним и ведьмой.

– Тони, не позорь меня! И тётушку Сэмми, если уж на то пошло. Пайпер, прости, но этот парень зациклен на ботах, обычные женщины его мало волнуют. И откуда у тебя столько детских снимков?

Она закатила глаза и развернула альбом, на самой первой странице оказался большой снимок ее в окружении пяти разновозрастных детей. Счастливых и улыбающихся, словно бы самая невозможная женщина во вселенной приходилась им матерью.



Евгений Монаков, Елена Труфанова

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться