Скрытые игры

5.4

- Я подозревал, - согласился Обадайя, - они все что-то перевозят. Интересно, где только прячут? 
- Думаешь, одного бота, названного в твою честь мало?  
Пустота справа разговаривала голосом Тони, что в очередной раз демонстрировало мощь мар-приложений. Те, что предоставляли для маскировки полицейским, вечно сбоили, отчего лица и руки периодически подсвечивалась над формой.  
- С другой стороны, - продолжил Обадайя, - я уже не так молод, могу и не дождаться пока в мою честь назовут что-то получше. А так игровой босс и кое-что ещё.  
- «Прыжок Грина», - влез Майк. – Это легенда в определенных кругах.  
- Но и чокнутых, готовых его повторить, больше не нашлось, - Маркус прошел чуть вперёд и подул в свисток. Услышав его один из квагров перебежал поближе к группе и теперь обозначался как союзник. – Мы рады встрече, как она, жизнь вне полиции? 
- Когда-нибудь узнаю, - Обадайя развернулся к ботам и ударил их массовым заклинанием, пока ледяная ярость снова не ушла в ноль.  
Квагры застыли, вмерзнув в жижу, Тони же лично уничтожил двоих, ещё одного добил Обадайя вместе со своим элементалем, скомбинировав один из специальных ударов с добиванием. Оставшихся довольно споро прикончили неожиданно осведомлённые о «прыжке» игроки. После они собрали трофеи, в числе прочего выловив панцирь и аляповатый перстень с алыми камнем. С угрожающим «а ну отдали ювелирку даме, не то прокляну!», Пайпер отобрала у Майка украшение, панцирь же впихнули Обадайе.  
Чтобы его надеть, пришлось снять пальто. И теперь, в рубашке и костяном панцире, будто собранном из чьих-то ребер и зубов, с шипами в районе груди и вдоль позвоночника, Обадайя чувствовал себя не то экономным косплеером, что не стал тратиться на полный костюм, не то актером, не переодевшимся после съёмок.  
- Погоди-погоди-погоди, - Тони поймал его за рукав и попытался увести в сторону. – То есть как это «жизнь вне полиции»? А сейчас ты где работаешь? 
- Служу закону, как и раньше. Просто был на длительном больничном.  
Обадайя размял плечи и руки, чтобы приноровиться к панцирю, пробурчал как мантру: «плюс четыреста к броне», и попытался усмирить внутреннего мудака, требовавшего срочно сбросить уродскую  неудобную вещь и сбежать из этого, мать его, данжа.  
- Ты же был в запое после развода, что за «прыжок Грина»? Тот, после которого ты попал на фабрику ботов? 
Тони все ещё держал его за руку и отпускать не планировал. Пайпер тоже подобралась, настолько явно сияя нормальностью и вниманием, что и без подслушанного признания казалась скорее сотрудником собственной безопасности, а не чокнутой женоматерью.  
И зачем он болтал о «прыжке Грина»? Ладно, просто не рассчитывал, что эти двое странных парней из полиции. На служителей закона они походили ещё меньше дрыща.  
- Одно другому не мешает, - Обадайя пытался пробраться к следующей группе квагров, но Тони все ещё перегораживал дорогу. И явно жаждал подробностей. – Предупреждал же: не верь сплетням. А вы, парни, правда из полиции?  
Маркус похлопал Майка по плечу и подтвердил: 
- Да, он у нас богатый наследничек, организовал нам небольшой отпуск. С нашей-то зарплатой сюда не пробраться. 
- И отпросил тебя у жены и детей, - согласился тот. - От постоянной работе в наркоконтроле чокнуться можно. Ладно, идёмте, завалим Бадигрина.   
- Я бы лучше ещё раз прыгнул. 
Но спрашивать Обадайю о желаниях никто не собирался, потому пришлось двигаться к последней группе квагров, уничтожить их, обрадоваться, что всплывший шлем с перьевым плюмажем вовсе не подходит рыцарю льда и морально подготовиться к битве с Бадигрином. Ведь что может быть сложнее победы над самим собой? Тем более - над четырёх метровым бородатым и страшенным собой.  
Как только они подошли ближе, бот зарычал, отбросил в сторону недоеденный окорок и замахнулся мечом. «Один удар – и игра закончится», - предупредил Тони. «Ты, возможно и выдержишь. Но помни: лишь один из Гринов переживет эту схватку! Второй же опозорит своих отца и мать, и, возможно, все полицейское управление». Вот за это дополнение Обадайя  совсем не благодарил Энтони Рида.  
Он подошёл к боту, натравил на него элементаля и попытался заморозить. На такого здоровяка заклинание не подействовало, бессильно рассыпавшись вихрем снежинок. Бадигрин замахнулся мечом и медленно, с гулким «ы-ы-ых» опустил его вниз. Обадайя успел отойти в сторону и ещё раз атаковать бота. За это время Майк, Маркус и Тони сбили боту примерно четверть здоровья. Бадигрин зарычал, затопал и потряс кулаками. После ударил ими по земле и замер. Все отчего-то взобрались на огроменные сосульки и поджали ноги. Пока Обадайя решал, последовать их примеру или нет, жижа под ногами вскипела и изменила цвет на ярко-алый.  
Здоровье настолько резко упало вниз, что брошенный Пайпер флакон не произвел никакого эффекта. На мгновение все утонуло в ослепительно-белом свете, тело стало невесомым и будто бы воспарило вверх. Где-то на грани слышимости заиграла музыка, и Обадайя  понял, что даже смерть в Маре намного привлекательнее, чем за ее пределами.  
 



Евгений Монаков, Елена Труфанова

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться