Скрытые игры

Размер шрифта: - +

5.5

Свет померк. В прямом смысле: стоило исчезнуть божественному сиянию, как все вокруг стало размытым и черно-белым. Обадайя пытался пошевелиться, но не смог. Тони и Пайпер бомбардировали его сообщениями: «Не вздумай ничего делать, мы тебя реснем». Совет оказался не самым уместным: шевелиться Обадайя не мог, игровое меню не открывалось, как и пособие для родителей юного геймера, а прямо по середине внутреннего экрана висело единственное предложение системы: «Покинуть тело?». С эзотерическими практиками Обадайя знаком не был, потому «с выходом» предпочел не экспериментировать.  
Его тело безвольно болталось на поверхности жижи, в то время как остальные боролись с Бадигрином. Пещерный двойник держался молодцом: отбивал атаки, травил игроков жижей, выпускаемым из ноздрей дымом, плевался кислотой и просто омерзительно громко орал, но не смог противостоять слаженной атаке яростного ниндзя дамага и стремительной ведьмы отхилла. Ну и двух помогавших им нехороших, потому как болтливых, парней из полиции. И уже через несколько минут бедолага-Бадигрин плюхнулся в жижу с оглушительным: «Семья за меня отомстит!».  
Техногенная жидкость поглотила огроменную тушу бота и выплюнула на поверхность несколько золоченых трофеев. Таких красивых и блестящих, что сразу становилось понятно – штуки редкие.  
Пока остальные делили добычу, Пайпер вытащила тело Обадайи на небольшой островок, сложенный из останков, подозрительно напоминающих человеческие. Такое он видел раньше, во время армейской службы, когда они зачищали подпольные заводы по производству ботов и обновлению биологических оболочек. Не самые приятные воспоминания, как ни крути. Оттого лежать здесь стало вдвойне противно.  
Пайпер же вытащила из сумки мешочек с белым порошком и высыпала его вокруг тела Обадайи, после перечертила несколькими линиями, как в пентаграмме, и расставила в углах черные свечи. Подожгла их и забурчала заклинание, изредка подсыпая песок. 
- Та-ак! Падашел! – поманила она Тони. - Падашел-падашел. Срочно нужна голова козла или кровь девственницы. Ты подходишь по всем статьям! 
- Козел-девственница? А не хочешь ли бан от админов за оскорбление?  
- А не хочешь ли жалобу в общество защиты животных и «Не спешащих к пороку» за то, что считаешь такие простые слова оскорбительными? 
Пайпер нахмурились, подбоченилась и двинулась на дрыща. Тот не отступил, теперь они стояли, соприкасаясь ребрами. Точнее, будь на месте этих двоих нормальные люди, то точка их соприкосновения называлась бы «грудь».  
- Аташел! И падашел туда! 
- Извинись за козла!  
- Ей, ведьма, оживи уже нашего танка, неудобно смотреть, как человек-легенда лежит в куче биомусора. 
Маркус попытался втиснуться между ними, но Тони легко отпихнул его, а Пайпер поправила шляпу, подошла к Обадайе и медленно, с чувством расстегнула верхнюю пуговицу на платье. 
- Для ритуала мне нужно станцевать обнаженной. Могу пропустить эту часть. А могу и не пропускать. Растянуть на час, не меньше. Дам вам вдоволь поглазеть на мое бельишко и прекрасное юное тело. 
Маркус поднял руки вверх и отступил назад, Тони же демонстративно уселся в одном из углов пентаграммы и вытащил фляжку и сделал глоток. Пайпер подвигала бровями, обозначив превосходство суперженщин над простыми смертными, и щедро сыпанула порошком на Обадайю. 
По глазам снова резануло белой вспышкой, тело будто бы полетело вниз, после шмякнулось с высоты и вновь обрело чувствительность. Обадайя сразу же вскочил на ноги и теперь раздумывал: можно ли зелёной жижей отмыться от налипших кусков застывшей псевдо-крови и мышц, или лучше оставить все как есть?? И пока что ни одна из субстанций не перетягивала весы отвратительности. 
- Вот впервые я лежал без движения в окружении свечей, рядом раздевалась женщина, а продолжения не последовало. Чувствую сбой своего жизненного сценария. 
- Ты был как бревно. Или как труп. Или труп бревна. Это потому, что я не станцевала ритуальный танец. После него все начинают шевелиться! Не бывает осечек! 
Она подмигнула, поправила шляпу и влезла в жижу. Тони почти сразу догнал ее и пристроился рядом. 
- Признайся, кто-то из  бедолаг, видевших танец, пытался отгрызть себе руку ради побега?  
Пайпер наклонилась к его уху и что-то прошептала, Тони сразу же скривился, потом начал плеваться и, почему-то, тереть себе рукавом язык. Все же слово – страшное оружие, кто им владеет – воистину суперчеловек.  
 



Евгений Монаков, Елена Труфанова

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться