Скрывая себя

Глава 11

 

Зайдя в квартиру, я немало удивилась. Подумать только: она оказалась не просто большой, но и почти без перегородок. Единственным разделением служила высокая барная стойка, отделяющая просторную кухню от зала. Помещение было оформлено с лёгким намёком на японский стиль: чёрно-красные тона, низкий диван строгой формы, у широкого окна с длинными шторами стоял рояль из красного дерева с невысокой композицией икебаны, на одной стене располагалось широкое панно от пола до потолка с изображением цветущей сакуры.

Роман отодвинул его в сторону — оказалось, отдельная комната всё же есть. Он вынес для меня чистые домашние шаровары, рубашку и полотенце. Роман тихо извинился из-за неимения другой подходящей одежды, а я простодушно помахала руками.

Спасибо и на этом!

Пока друг неловко стоял, не стала задерживаться и ушла ополоснуться в душе. Когда вышла, Роман уже ждал с аптечкой. Он осмотрел мою повреждённую кожу: вроде бы не так уж всё и плохо — пара царапин на ладонях, да синяки на локтях с коленями, которые мы обработали. Молодой человек бережно промокнул влажной тряпкой кровоточащую ссадину на моей щеке и заклеил её пластырем.

Губу мы решили не трогать, хотя Роман пошутил, мол, будто такое бывает после страстного поцелуя, а я, с улыбкой, ответила, что с асфальтом целоваться мне не понравилось, и замуж за него я точно не выйду.

А вот огромное красное пятно на моём боку, которое явно скоро превратится в спелый баклажан, другу не понравилось. Недовольно цыкнув, он попросил меня лечь прямо на пол. Проведя пальпацию, Роман надавил на какие-то точки: сначала было нестерпимо больно, но постепенно полегчало.

Пока я приходила в себя, он заварил чай с жасмином и разлил по маленьким чашкам. Мы сели за барную стойку, после чего друг дал мне тетрадь с ручкой и попросил написать, всё что со мной случилось.

«Написать… Могу ли я довериться тебе, Роман? Хотя, ты всегда был мне лучшим старшим другом» — рассуждала я, теребя ручку и попивая ароматный напиток.

«Как давно ты догадался, что я — это я?» — записала первым делом.

— Честно признаюсь — не сразу. Сначала твоё лицо мне показалось странно знакомым. А потом… Хм-м, ты плохо замаскировала свой стиль игры — и я тебя всё равно узнал. Ещё: твоя смешная привычка прикусывать губу, когда играешь на «брависсимо» — выдавала тебя с потрохами. Ну и сегодня — ты так побледнела от заявления Ильи Палыча, что я окончательно убедился в своих догадках.

«Но почему ты меня не выдал?»

— Жизнь бывает настолько непредсказуема и полна загадок и тайн. Я подумал, что у тебя есть причины на этот маскарад. Я прав?

«Да, как же ты прав, Роман», — мысленно подумала я и, кивнув, тут же написала:

— «А как ты оказался рядом? Это просто чудо Божье!»

Роман рассмеялся, глядя на мои слова, и развёл руками:

— Ничего сверхъестественного. Просто я давно тебя уже провожаю, а ты и не заметила, да?

Неужели? Мне даже неловко стало, и я искренне замотала головой, поднимая брови в знак удивления.

— Поначалу, я просто хотел убедиться, что ты — это ты ещё раз. А потом, уж прости, не смог удержаться от «соблазна». Ты очень смелая девушка, раз ходишь по ночам одна.

В ответ на его слова я прыснула в кулак и сжала кулаки, как бы показывая мышцы, типа — я ведь парень.

— Очень смешно, — с улыбкой фыркнул Роман и кивнул на мои раны. — Довыпендривалась? Вот поэтому и провожал. Только всё равно не доглядел. Ты уж прости меня, Вика. Я отвлёкся всего на минутку на звонок, а ты уже в переделку влипла. Прости, правда, — извинялся он, вставая рядом со мной и нежно обнимая за плечи.

Ну как так можно? Ты же спас меня, а ещё и прощения просишь. Это мне нужно благодарить тебя, мой дорогой друг.

С такими мыслями я развернулась и тоже его обняла. Поддержка, она всегда нужна, и даёт порой умиротворение даже больше, чем слова.

— Я хочу знать всё, — мягко потребовал Роман и отстранился. — Напиши пока всё, что с тобой произошло, а я пойду чистить твой костюм. Повезло тебе, Вика, — он не пострадал, только запылился.

Я согласно кивнула, отставив в сторону чашку, и приготовилась писать. Воспоминания сменялись одно за другим, будто кто-то спутал кадры в моём диафильме. С чего же начать?

 

После дебюта в филармонии, на котором папа познакомил меня со своим компаньоном, я стала ежедневно получать огромные букеты красных роз. Кто это был, даже не догадывалась — поклонников было немало. Позже, спустя неделю, по пути домой, дорогу мне перегородил дорогой автомобиль. Задняя дверца открылась, и я вновь увидела «его». Мужчина высказал мне комплимент и сообщил, что я ему очень понравилась, на что тогда всего лишь нервно дёрнула уголками губ.

— Может, сядешь ко мне, так будет удобнее говорить, — сказал «он» и подвинулся.



Мария Клепикова

Отредактировано: 19.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться