Скрывая себя

Глава 15

 

Подниматься пришлось по узкой извилистой каменистой тропинке, про которую, если не знать — никогда не найдёшь. Она начиналась сразу за поворотом, резко уходя вверх, и была совершенно незаметна боковым зрением. Да и как можно на неё обратить внимание, если та, по которой сюда шли, простиралась вперёд, и ноги сама по ней шли?

— Вить, нам сюда, — вовремя меня окликнул Никита. — Там тупик, а раньше была дорога наверх. До обвала. Уж два года прошло, как Степаныч с горы сорвался. Тогда ливень шёл сильный, дороги размыло в жижу, а он всё равно поехал — жена у него была в больнице. Вот и съездил на свою голову. Царство ему небесное.

«Царство небесное», — вторила я про себя, с ужасом косясь на обрыв на краю нашей узкой тропинки.

— А его легковушку полторы недели достать не могли — то дороги были размыты, то техники не было подходящей, а когда нашли, то кран чуть сам не свалился. Короче… намучались все. «Четвёрка» в хлам. Тёть Клава сюда частенько приходит, хоть и ноги больные.

Бедняжка. Я здоровая сюда поднимаюсь с трудом, каково же ей?

А вот Райту всё было нипочём, он всё время нас обгонял — чувствовалась его радость от свободы. Чтобы отвлечься от грустной истории, я переключила внимание на собаку. Райт всё время что-то вынюхивал, оно и понятно — в лесу столько интересных запахов!

Чем выше мы продвигались, тем круче становился подъём. Иногда мне приходилось подниматься на четвереньках, так как силёнок не хватало, зато Никита шёл напролом и поторапливал. Ещё каких-то метров пять почти по отвесной дорожке осталось проползти, но сил похоже не осталось.

Парень с собакой давно уже залезли наверх и смотрели на меня в ожидании. А что поделать — не привыкло моё тело к таким нагрузкам, дыхание сбилось, и я легла прямо на землю. Хоть режьте — но с места сдвинуться не смогу.

Чувствую, как Никита схватил меня за запястье и стал тянуть. О, спасибо, добрый человек — не оставил меня в несчастье.

— Эй, Вить, ты давай, тоже помогай мне — ногами двигай.

Наконец-то, мы выбрались. Перед глазами вновь раскинулись бескрайние поля золотой пшеницы, что колыхалась на ветру, словно волны в море. Райт всё норовил меня полизать.

Ай, уйди со своими слюнями, животное!

Видимо, Никита решил воплотить рекомендацию Василия Макаровича в жизнь не откладывая в долгий ящик, а потому предложил потренироваться прямо сейчас.

Ну да, конечно, чего тянуть?

Так вот, для начала мы пробежали вокруг поля, а затем остановились на небольшой клеверной полянке с редкими кустиками барбариса, что расположилась рядом. Мы немного размялись и встали в стойки напротив друг друга.

Я поначалу оторопела от быстрых атак парня, нападать у меня не было ни малейшей возможности, и пришлось только защищаться. Пару раз удалось применить, показанные Романом, приёмы, всё же не так много у нас было времени для тренировок. После многочисленных падений я расстроилась и чуть не заплакала от своей беспомощности, на что Никита лишь усмехнулся и подбодрил меня: его-то отец с детства профессионально тренировал.

«Какой-то ты слишком крутой для охранника небольшого магазинчика», — подумалось мне.

Оставшееся время я отрабатывала новые приёмы: те, что показал Роман, и те, что Никита. Признаться очень устала, но эта усталость была приятной. Парень похвалил меня за стойкость, и мы стали собираться.

На обратном пути решили приостановиться на Лысой горе, которая открывала взор вплоть до берега. Мы присели с Никитой на брёвнышко, наслаждаясь великолепными видами смешанного леса. Так бы и сидеть здесь в единении с природой, слушая стрекот кузнечиков и жужжание пролетающих насекомых.

— Так-с, хорошего по-маленьку. Пойдём, дед баньку обещал истопить, да и темнеть скоро начнёт, — прервал тишину парень.

Где-то вдалеке на горизонте шла гроза. Свинцовые грозовые тучи тёмным пятном выделялись на сине-голубом небосводе освещённом закатом красного солнца, окрашивающего кудрявые облака в разные оттенки от розового до кроваво-пурпурного, от жёлтого до насыщенного оранжевого. Прямо буйство красок — ни один художник не в состоянии так раскрасить небо, как матушка-природа. Такой изумительной красоты я никогда не видела — как жаль, что не взяла с собой фотоаппарат.

Так с удовольствием глазея по сторонам, мы добрались до нашей тропинки. Спускаться оказалось страшнее, чем подниматься.

Тогда я старалась не смотреть вниз, но сейчас вся радужная перспектива свалиться с обрыва предстала во всей красе: из земли торчали острые валуны, склон был весь испещрён открытыми корнями вековых сосен с проседью колючих кустарников.

Я осторожно спускалась, практически на попе, но всё же не удержавшись, с шумом покатилась по каменистой тропинке, сдирая нежную кожу ладоней в мелкие царапины, прямо на Никиту. Парню ничего не оставалось, как поймать меня буквально за шкирку, иначе бы свалилась с обрыва. Я судорожно смотрела вниз, не замечая, что буквально вцепилась мёртвой хваткой в Никиту.



Мария Клепикова

Отредактировано: 19.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться