Скрывая себя

Глава 17

 

Зайдя в квартиру, Никита первым делом включил телевизор, предоставив мне разбираться с рыбой. Эх, не любила я её чистить, но деваться некуда. Надо было всё же соглашаться на предложение Василия Макаровича — по крайней мере, чешуя осталась бы на улице, а тут… Хоть и старалась быть аккуратной, но она нет-нет, да и улетала в неизвестном направлении. С горем пополам, я справилась со своей задачей, наконец-таки, дожарив судаков с овощами (часть улова которых мы развезли по друзьям), и пошла в зал звать Никиту на ужин. С экрана телевизора как раз вещали передачу «Главная дорога».

«— На 135 километре, недалеко от города Замоскворецк, мощный грузовик протаранил ограждение и вылетел на встречную полосу, столкнувшись с груженой фурой. По счастливой случайности никто не пострадал. Тем не менее, перевернувшийся прицеп перегородил всю дорогу, в результате чего образовалась многочасовая пробка. Не справился с управлением и водитель серебристого «Ауди» недалеко от N …»

Как только я услышала название родного города, вся превратилась в слух.

«—… Автомобиль вылетел в пропасть на повороте крутого серпантина, упав в горную реку. Тело пострадавшего, по всей видимости, унесло быстрое течение. Найденное в салоне искорёженного автомобиля водительское удостоверение выдано на имя Дмитрия Ивановича Александрова…»

Не удержавшись в моих руках, деревянная лопаточка с глухим стуком ударилась о пол, Никита повернул голову и буквально остолбенел. Кровь отлила от лица, и я, наверное, бледная, как смерть, прислонившись к стене, невидящим взором смотрела на экран.

— Эй, ты что? — поинтересовался парень, но его голос был для меня пустым, казалось, я потеряла и способность слышать.

Еле переступая ногами, медленно прошла в свою комнату. Я отказывалась верить услышанному и была сама не своя. Никита почти сразу решил проведать меня с беспокойным вопросом «тебе плохо?», но я лишь резко дёрнулась и с головой накрылась одеялом, полностью его игнорируя.

Не может быть, это не правда!

Укусив край подушки, чтобы не взвыть от душевной боли, я ждала, пока парень выйдет, и лишь тогда слёзы нескончаемым потоком потекли из моих глаз.

Папочка, да как же так? Мама, Персик, а теперь и папа — я потеряла всех, кого любила. Хотелось выть от отчаяния и горя. Зачем, зачем я сопротивлялась «этому» негодяю? Уж лучше бы стала его подстилкой, лишь бы папа был жив! Я ничуть не сомневалась, что это дето «того самого» человека. Какая я после этого дочь? Подставила, предала папу… Меня трясло всю ночь, и лишь к утру я провалилась в короткий беспокойный сон.

 

***

 

Я никак не могла сосредоточиться перед генеральной репетицией. Роман заметил мою нервозность и спросил о причинах, на что я отмахнулась.

— Дорожные новости вчера смотрел? — догадался он, и я кивнула.

Мы договорились: в общественных местах он обращается ко мне как к парню — так, мало ли кто вдруг услышит. Роман сжал мою ладонь в знак поддержки, а потом заиграл мелодию из детского альбома Чайковского.

— Знаешь, когда я был маленький, где-то около трёх лет, мы с родителями отдыхали возле бассейна, — вдруг вспомнил он. — Они не заметили, как я соскользнул в воду, а когда обнаружили — то увидели меня лежащим на воде лицом вниз без признаков жизни. Мама сразу подумала, что я умер… Удивительно, она настолько хорошо меня чувствовала, что даже по дыханию могла определить, когда я проснусь. А тут боялась даже подойти ко мне, заливаясь слезами. Отец… А вот отец достал меня из воды и сделал искусственное дыхание. Как видишь, стою перед тобой живой и здоровый. Кто знает, может и твой отец выжил?

Я с надеждой взглянула на него и неуверенно вытерла слёзы. Действительно, мёртвым же его не видели…

— Вот и молодец. А теперь приведи себя в порядок. Отказаться от выступления ты не имеешь право — слишком много от этого зависит. Не подведи, — приветливый и уравновешенный Роман, тем не менее, был очень ответственным и в нужный момент проявлял требовательность и решительность.

Что бы я без него делала? И тогда, когда впервые познакомилась совсем юной девчонкой (и как многие из моих подруг вздыхала по нему безответно), и тогда, когда вместе играли в оркестре и участвовали в конкурсах, и сейчас, когда, Роман стал моим плечом и жилеткой, когда я могла быть самой собой рядом с ним. Первое и естественное желание поехать в N-ск друг не одобрил. Даже без моей просьбы он попытался разузнать поподробнее об этой аварии, однако, по имеющейся информации его так и не нашли.

И мёртвым, кстати, тоже…

Дни пролетали незаметно и мучительно, давя на меня тяжким грузом беспомощности. Мы с Романом частенько задерживались по рабочим моментам, а иногда просто гуляли по городу и разговаривали. Точнее, это он говорил, а я, естественно, слушала. Роман несколько раз предлагал мне сходить на обследование к частному отоларингологу, но я не решалась. Наверное, боялась услышать, что никогда не буду больше говорить. Судя по информации в интернете, голосовые связки должны были уже давно восстановиться, но, увы. Это ещё одно несчастье в моей жизни, но по сравнению с новостью о папе — так, мелочи жизни.



Мария Клепикова

Отредактировано: 19.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться