Скрывая себя

Глава 20

 

Вернулась я как раз вовремя: мужчины дожаривали шашлыки, а девушки выкладывали готовые салаты на тарелки. Мы наконец-то расселись, как Ирина встала и громко постучала вилкой о графин с наливкой, привлекая внимание.

— У нас, как оказалось, есть замечательная новость, но некоторые олухи упрямо её скрывают и забывают напрочь, — хозяйка дома начала нравоучительную проповедь вместо первого тоста дружеской посиделки и многозначительным взглядом, обещающим адские муки за молчание, уставилась на Германа. — Милостивый государь, ничего не желаете сообщить собравшимся?

Молодой человек украдкой взглянул на супругу, но та виновато улыбнулась. Делать нечего, пришлось встать под недоуменные взгляды.

— Ну я… то есть Даша… — как-то стушевался брюнет. — В общем, мы ждём ребёнка!

— Вау-вау, — заголосили парни. — Да ты — мужик! Наконец-то! Что молчали?

— Да Даша просто во всякие приметы верит, вот и просила молчать. Но смотрю, сама проговорилась.

— А какой срок?

— Двенадцать недель.

— Оу, какие большие, а животика вроде не видно.

— Даш, почему мне не сказала, я думала мы подруги, — Оксана изобразила кислую мину, но тут же, увидев растерянный взгляд девушки, просияла. — Не бери в голову, я очень рада за вас!

Застолье затянулось до глубокого вечера, детишки давно отправились спать, а мы взрослые степенно наслаждались трапезой и приятной беседой. Но вот пришло время для ночлега, и Ирина засуетилась, размещая нас. Герман с Дашей извинились и уехали домой — парню необходимо было принимать пациентов. Похоже, он доктор. Оксана напрочь отказалась спать в одной комнате с Максимом, всё же их отношения ещё не дошли до «той самой» стадии, хотя парень был явно разочарован. Поэтому их разместили в комнатах для гостей, а нас с Никитой отправили на мансарду.

Парень с радостью воспринял это предложение — просторное помещение с большими окнами на крыше, сквозь которые открывался отличный обзор на ночное небо. Вот только я не разделяла его энтузиазм, сразу вспомнился злополучный чердак «его» дома. Нет, обстановка здесь была замечательная — удобные лежаки со множеством ярких декоративных подушек, шарообразное кресло, подвешенное на балке к высокому потолку, огромный экран с проектором. При соответствующей обстановке, это был своеобразный кинотеатр.

Я долго возилась на своём конце лежака, а потом взяла плед и вышла на крыльцо, усевшись на ступеньках. Густую тьму освещал тусклый фонарь на столбе у входа, ночные бабочки и мотыльки, с характерным шумом от трепещущих крыльев, танцевали вокруг манящего света, время от времени ударяясь и обжигаясь о горячее стекло. Тишину разбавляли мерные трели сверчков и редкие звуки крыльев одиноких летающих мышей, кои выбрались из своих жилищ на охоту. Я запрокинула голову и посмотрела вверх — млечный путь белым растёкшимся пятном ярко выделялся среди мириад звёзд. Прохладный ветерок подул со стороны пруда, и я, скукожившись, поплотнее укуталась в плед и прислонилась к столбу.

— Не спится? — неожиданно раздался в ночной идиллии тихий, слегка хрипловатый, голос.

Я вздрогнула и обернулась. Никита прокашлялся и присел рядом, облокотившись на противоположный столб. «Нет». Я покачала головой и вновь посмотрела на небо.

— Вот и мне тоже.

Некоторое время мы сидели молча, наслаждаясь тишиной, а потом Никита загадочно развернулся ко мне и легонько толкнул в плечо.

— Слушай, мы никогда не разговаривали по душам — расскажи о себе.

Я от неожиданности даже вздрогнула. Что ему рассказать? Задумавшись, приложила указательный палец к губам, а затем взяла блокнот с ручкой.

«Что тебя интересует?»

— Ну не знаю, расскажи о детстве, друзьях, где учился, — Никита придвинулся поближе, чтобы с ходу читать мои откровения.

«Ох, с чего бы начать. Честно, даже и рассказывать особо нечего. Мама умерла, когда мне было шесть лет, отец в постоянных разъездах. Школа обычная, музыкальная — ничего сверхординарного. Единственная отрада — друзья — одноклассница Таня и её старшие брат и сестра. Серёжа и Марина».

— А чем отец занимается?

«Его тоже больше нет», — я замерла, сжимая ручку.

— Прости… Но всё же, чем занимался?

«Он учёный-исследователь. Бывало заключал соглашения с предпринимателями по некоторым разработкам. Они на пару с дядей Женей со студенческой скамьи одержимы своими идеями».

— Что за дядя?

«Друг отца и наш сосед. Его дочь тоже моя подруга».

— Может — подружка? — со смешком поинтересовался Никита.

«Нет, именно подруга. Они с Мариной вместе учились. Так что, у нас общая компания. Марина, кстати, вокалистка с высоким сопрано. Такие арии пела, аж до самого сердца доходили. У Тани тоже неплохой голос, но музыка для неё как-то больше для души».



Мария Клепикова

Отредактировано: 19.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться