Скрывая себя

Глава 33

 

Текущий день я почти всё время провела в полицейском участке — появились дополнительные вопросы. Хоть Никита и находился в этом же здании, мне так и не удалось его увидеть, а потом мы поехали провожать подругу. Как ни прискорбно, но с Мариной нам не удалось побольше пообщаться, она была вынуждена уехать — контракт, есть контракт. Однако, Роман не хотел расставаться с сыном, и Сергей с Таней задержались у него ненадолго.

Не передать, как я была рада, что всё закончилось для Тани благополучно. Мы с Романом ещё не один раз выпытывали у неё подробности произошедшего, и всё больше и больше поражались гадкому поведению Марка Генриховича. В свою очередь я повторялась со своей «историей». Это одна тема, а другая гораздо более приятная — Роман и его сынишка. Серёжа справедливо заметил, как они быстро нашли друг с другом язык.

Я как раз была у них в гостях, когда в дверь позвонили. Мы с Таней играли с Федюшкой на полу.

— Здравствуйте, — засунув руки в карманы и облокотившись на стену, на нас изучающим взглядом смотрел Никита, а если точнее — на меня. — Я за тобой.

Я взглянула на него: уставший, похудевший, с густой щетиной — он совсем, что ли, не отдыхает? Нужно срочно откармливать парня!

Мы с Таней и Романом переглянулись, и они чуть ли не синхронно кивнули мне собираться. Ну, это я быстро — складывать особо нечего, так как брала самое необходимое для девушки.

— Всем пока.

Попрощавшись, я не знала, где сегодня преклоню голову, но твёрдо уверена, что Никита не отвяжется от моей стряпни в ближайшее время. Я от него просто не отстану, пока не накормлю, хотя бы впрок. Мы ехали на его машине; я с удовольствием отметила, что руки и лицо немного зажили.

— А куда мы едем? — естественно заметила знакомую дорогу, и смутные сомнения проникли в мою головушку.

— К нам, — Никита сказал это так мягко, так тепло, что аж сердце защемило от нежности.

— Тебе нужно что-то забрать? — «наивно» поинтересовалась я, про себя отмечая именно «к нам», а не «ко мне».

— Нет, всё, что мне нужно, я уже забрал, — парень посмотрел на меня, а я почему-то смутилась. И к гадалке не ходи, чтобы понять, о чём это он.

Уже войдя в квартиру (причём первой — Никита на этом настоял), окончательно уверилась, что останусь здесь. Честно говоря, соскучилась. За то непродолжительное время, что здесь провела, я чувствовала себя как дома.

Опять немытая посуда встретила меня в переполненной раковине, но на этот раз Никиту можно было понять, и я не стала раздувать из мухи слона. Да собственно, не имела на это никакого права. Совершенно не интересуясь мнением парня (пусть только попробовал бы возразить!), я убрала всё лишнее с плиты и принялась кашеварить.

Парень же просто сел за стол и просто наблюдал за моими действиями. Его взгляд ощущался каждой клеточкой моего тела, он заново изучал меня, рассматривал со спины. Это смущало и… радовало с другой стороны. Хотелось так много, о чём поговорить, но слова так и не срывались с губ, словно я всё ещё оставалась немой. Волнение волнами накрывало меня, но я старалась скрыть его за готовкой.

Пока тушилась капуста с мясом, стала мыть посуду, а Никита всё также сидел. Я убрала последнюю тарелку в сушилку, когда руки парня легли на раковину по бокам от меня. Он не прикасался ко мне и держал дистанцию, но момент был достаточно интимный.

Медленно опустила руку и выключила воду, спиной ощущая исходящий от него жар. Какой волнительный момент. Я кожей чувствовала, что нравлюсь ему — это было очевидно. Хотелось прижаться и обнять, но! Сейчас, когда мы наедине, мне было как-то неловко. Вот так мы и стояли несколько минут, не зная, что друг другу сказать. Выручил засвистевший чайник. Никита выключил его и достал чашки. Разлив зелёный чай, мы потихоньку цедили его, боясь посмотреть в глаза.

— Ты…

— Ты… — мы одновременно начали.

Наконец мы нарушили негласное молчание, причём довольно неудобным способом.

— Говори первый…

— Говори первая…

Это было уже комично, и мы неловко рассмеялись. Никита поставил локти на стол и уткнулся в сцепление рук, в упор разглядывая меня теперь спереди. Его костяшки были покрыты зажившими болячками, часть из которых уже отлетела. От столь пристального взгляда я уже не знала, куда себя деть; щёки пылали как на пожаре.

— Может, хватит уже, — я прикрыла лицо распущенными волосами. Как-то по-детски получилось, ну и ладно.

— А ты красивая, — сказал он.

Никита, перестань уже! Парень хитро сощурился и решил добить меня.

— Это ведь тебя я видел тогда в окне?

— Да. Прости, — мы оба понимали, о каком разе он напоминал, — что так получилось.



Мария Клепикова

Отредактировано: 19.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться