Скрывая себя

Глава 34

 

Я отчаянно сопротивлялась и брыкалась, но в конце концов была поймана в железные тиски жилистого блондина.

— Что стоишь? Давай живей! Мне эта тварь все руки покусала.

Та самая женщина, что участвовала в похищении, ввела мне инъекцию, после которой я медленно расслабилась и приняла поффигистичный вид.

— Шакал, зови этого цирюльника и возвращайся, вдруг понадобишься.

— Зачем? Ты же вколола достаточно.

— Нет, только половину. Вадимов хочет, чтобы к ночи она была в сознании.

Мужчина вышел за дверь, а ухоженная взрослая женщина склонилась ко мне притихшей:

— Я бы убила тебя, ***. Ты хоть знаешь, как я мечтала оказаться на твоём месте? Сколько лет я служила ему верой и правдой, выполняла все поручения, даже шлюх приводила. Я ему чуть ли ни зад лизала, в надежде выйти за него замуж. Думала, что он забыл твою мать, но нет, угораздило же именно тебе попасться ему на глаза. И что только он в вас нашёл?

Я вжалась в спинку дивана, нутром чувствуя опасность от этой самоуверенной женщины.

— Но ты не долго радуйся, у меня есть яд, который потом невозможно обнаружить. Я улучу момент и отправлю тебя на тот свет! — прошипела женщина и тут же отпрянула.

В следующий момент в комнату зашёл Шакал с дистрофичным явно искусственным блондинистым молодым человеком на высокой платформе и с накаченными губами. Пока парикмахер раскладывал на столике необходимые атрибуты, опасная женщина швырнула мне коробку с новым нижним бельём и облегающее кружевное свадебное платье.

От ужаса и страха я сжалась — переодеваться в присутствии мужчин было унизительно, но пристальный взгляд жестокой женщины, крутящей в руках острый нож, не оставлял мне выхода. Единственное, что умаляло данную ситуацию — это то, что парикмахер был сильно увлечён чем-то своим, а Шакал, судя по звукам, играл в телефоне.

Когда «переоблачение» было закончено, меня вывели к красиво украшенной беседке и оставили под цветочной аркой, где уже ожидал «личный мучитель» в изысканном фраке. Каков лицемер!

Невысокий мужчина со сморщенным лицом, сплошь покрытом папилломами, начал стандартную речь:

— Согласны ли Вы, Марк Генрихович, взять в жёны…

— Все согласны, — прервал его мужчина и выхватил папку. — Где расписаться?

Тот лишь указал пальцем на нужные места в брачном договоре. Марк Генрихович поспешно поставил подпись и, ткнув меня за шею, принудил также к подписанию документа. Надев на себя обручальное кольцо, он по самое основание натянул второе на мой безымянный палец, причинив тем самым боль и телесную, и душевную.

— А теперь приступим к фотосъёмке «счастливых» молодожён! — новоиспечённый муж хлопнул в ладоши, и, как по мановению волшебной палочки, вокруг «новобрачных» закружился нанятый фоторепортёр.

Я с презрением отводила взгляд, но «супруг» до потемнения в глазах больно сжал мой локоть и угрожающе прошипел на ухо:

— Если ты, моя девочка, не улыбнёшься пару раз, я отымею тебя всеми возможными и невозможными способами, а потом отдам на растерзание в какую-нибудь тюрьму, где голодные мужики годами не видели баб, — сказав это, Марк Генрихович впился поцелуем в мои уста под непрерывающееся щёлканье фотоаппарата.

— Чтоб ты сдох, — пожелала ему запуганная я и, налепив искусственную улыбку, повернулась в сторону объектива.

— А вот за эти слова ты поплатишься, — прошипел Марк Генрихович.

После нескольких памятных кадров, мужчина грубо схватил меня за руку и потащил в дом.

— Марк Генрихович! Необходимо ещё сделать снимки! — фоторепортёр побежал за нами, не прекращая нажимать на кнопку.

— Достаточно. Вы и так достаточно закружили нас. Идите, работайте с тем, что есть и, не дай Бог, мне что-то не понравится! — мужчина хлопнул дверью прямо перед его носом.

Марк Генрихович тащил упирающуюся меня вверх по лестнице. Я цеплялась за всё, за что могла ухватиться, но слабые попытки лишь подогревали в нём ярость. Мужчина остановился, отцепляя в очередной раз мои пальцы, и притянул к себе. Надеюсь, он увидел в моих глазах, всё отвращение какое я испытывала к нему. Неужели его возбуждала «беспомощная птичка» в моём лице!

Марк Генрихович грубо поцеловал меня, насилуя уста, а затем довольно ухмыльнулся. Я ещё раз попыталась вырваться из объятий, но когда поняла, что это безуспешно — плюнула в лицо «мужа». Мужчина вытер плевок фатой, а затем закинул меня на плечо и понёс в спальню.

Я продолжала бить его кулачками и вопить во всё горло, пока мужчина не сбросил меня на кровать. Почувствовав временную свободу и, еле справившись с зауженной юбкой, я перекатилась на противоположную сторону. Мужчина повернулся к столику и взял в руки заранее доставленный большой букет алых роз.

— Букет невесте, — Марк Генрихович бросил его мне. — Ой, прости, жене!

— Да пошёл ты! На этих цветах кровь моей собаки! — я обратно швырнула розы ему прямо в лицо, отойдя на шаг назад, скинула с себя фату и, сняв кольцо, бросила вслед за букетом. — И я тебе не жена, ублюдок!

— Жена, ещё как жена, и я сейчас же сделаю тебя своей! — мужчина обошёл кровать и надвинулся на меня.



Мария Клепикова

Отредактировано: 19.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться