Скверна

Размер шрифта: - +

Глава девятнадцатая. Йор

Весть о падении Обстинара дошла до отряда Лауруса уже близ северного тиморского моста. За те четыре дня, что были потрачены на медленный отход к югу, серьезных столкновений с врагом не случилось. Возможно только потому, что всадники Лауруса не давали покоя северянам ни днем ни ночью. Потеряв около сотни воинов, они сократили войско противника не менее чем на полторы тысячи. Зато уверелись, что вслед за пятнадцатью тысячами Аэса Кертуса движется только тридцатитысячная орда, и это значило, что основная сила Слагсмала ведет кровавую жатву в других местах. Но у моста холод сковал сердце Лауруса. Все дороги, все тропы к нему были забиты беженцами. Все те, кто не успел до времени уйти в горные долины, теперь столпились у узкого, едва протащить повозку, бревенчатого моста с веревочными поручнями. На другой стороне пропасти, у наскоро сооруженных бастионов стоял отряд тиморской дружины, числом в две сотни воинов, но ускорить переправу они не могли. Длина моста составляла восемьдесят локтей, но двигаться по нему сплошным потоком было нельзя. Седой тиморский ветеран стоял на северной стороне, косился на южную и отсчитывал заходящих на мост, следя, чтобы над пропастью одновременно было не более пятидесяти человек. Ребенок шел за половину человека. Лошадь – за шесть человек. Груженая подвода – за восемь. Корова – за восемь. Овца, баран, поросенок в зависимости от размера – за ребенка или за взрослого. Но в толпе у моста скопилось не менее двадцати тысяч человек, и перейти на другую сторону они могли не раньше чем к следующему утру.

Появление отряда Аэса Кертуса измученные люди встретили криками радости, хотя тревога и боль не стерлись с их лиц. И как раз в те минуты, когда герцог Обстинара разговаривал с десятком бородачей-старост, к нему подбежал гонец и по знаку герцога прошептал что-то на ухо. Лицо Аэса окаменело. С минуту он молча смотрел перед собой, потом тяжело вздохнул, дал понять старикам, что их просьбы услышаны, оглянулся на собственных тысячников, посмотрел на Лауруса и Йора, которые стояли среди них, и приказал строить оборону. Долбить рвы, рубить лес, острить колья, готовить стрелы и оружие.

– Враг в двадцати лигах, – объяснил он Лаурусу. – Он идет медленно, но верно. Сейчас утро, но к вечеру он будет здесь. Пока подданные Обстинара не перейдут через мост, войско будет сражаться. На той стороне приготовлены бочки с маслом. Едва последний воин окажется на той стороне, мост будет подожжен.

– Кедр моста сырой, – усомнился Йор. – Гореть будет долго. У северян есть шкуры. Они смогут сбить пламя.

– Знаю, – кивнул Аэс. – Но это будет только способ еще уменьшить число врагов. С той стороны моста он легко сбрасывается в пропасть. Если враг не остановится, мы воспользуемся этим.

– Ты понимаешь, герцог, что часть войскане успеет перейти на ту сторону? – спросил Лаурус.

– Лучше, чем ты думаешь, – кивнул Аэс. – Но я точно знаю и то, что, пока хоть один воин останется на этой стороне, все прочие будут ждать их на той. Сколько у тебя еще твоих конных удальцов, Лаурус?

– Почти девятьсот, – сказал тот.

– Ты можешь как-то задержать северян? – спросил Аэс.

– Вряд ли на целую ночь, – усомнился Лаурус. – Но я сделаю все, что могу. Думаю, придется обогнуть их колонны и теперь нападать с тыла.

– Со всех сторон! – подал голос Йор. – Три отряда по три сотни воинов с запасом стрел. Каждая роща должна стать источником опасности для них.

– Пожалуй, ты прав, – согласился с дакитом Лаурус.

– Что я еще могу сделать для вас? – спросил Аэс.

– Три вещи, – поклонился герцогу Йор. – Первое – это разрешить сжечь лесок, который начинается в трех лигах отсюда и тянется на пять лиг. Он в распадке шириной в шесть лиг. Вокруг увалы, даже наши всадники не смогут обойти этот лесок быстро, а пешие застрянут на два дня.

– Что мне лесок, если больше половины деревень Обстинара лежит в руинах? – поморщился Аэс. – Но как вы сможете его зажечь? Засухи нет, лес зелен.

– Ветер в этом распадке все время дует на север, – заметил Йор. – Сможем. Второе, что мне нужно, это весь мед, все масло, что есть в обозе и у беженцев, и не менее пары сотен пустых холщовых мешков.

– Я бы дал тебе тысячу пустых мешков, если бы это задержало врага, – пробормотал Аэс. – Сейчас глашатаи объявят все это, уверен, люди помогут тебе, а значит, и сами себе. Что третье?

– Бортники, – сказал Йор. – Мне нужны все бортники, что есть. Лучше – молодые, верткие, со всем их инструментом. Мальчишки – пойдут. Под стрелы и мечи врага подставлять не буду. Завтра же всех отпущу, каждому дам лошадь и стальной меч.

– Ты все понял? – повернулся к своему помощнику Аэс. – Приступай.

– Еще, – подал голос Лаурус.

– Да, – обернулся к нему Аэс.

– Сейчас, через минуту мои всадники пойдут навстречу северянам, – сказал Лаурус. – Не думаю, что мы увидимся уже завтра. Есть еще что-то, что я должен знать?

Аэс медлил с минуту. Лаурус смотрел на сына короля Обстинара, которому не так давно исполнилось двадцать лет, и думал, что сейчас он, возможно, выглядит старше его самого. И еще о том, что, когда закончится война, именно этому парню придется заново отстраивать свое королевство или герцогство, если, конечно, он переживет сегодняшнюю схватку и все последующие.



Сергей Малицкий

Отредактировано: 02.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: