Сквозь линзу.

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 12. "Домик на дереве"

Глава 12 «Домик на дереве»

 

«Юность всегда самоотверженна»

Александр Герцен

Время уходило как сквозь пальцы. Я продолжала овладевать начальными теоретическими знаниями по всем предметам, изучаемым в Академии. Благо, усердия мне было не занимать, а Михаэль всегда был рядом, готовый прийти на помощь. Казалось, он знал всю программу первого курса Академии наизусть. Возможно, так оно и было. Михаэль мог по памяти воспроизвести словообразовательную цепочку любого заклинания, изучаемого первокурсниками, и объяснить практическое назначение любого зелья, даже самого бесполезного. Сами подумайте, кому посредством магического напитка нужно перекрашивать левую бровь в синий цвет? Только магам!
В свободные минуты я готовила прощальные подарки. Ведь и сейчас, несмотря на все мои усилия, бесконечные уверения Ала и помощь Михаэля, нельзя было сказать точно, удастся ли мне поступить. Всего подарков было три. Тёте – нитяной браслетик цвета кофе, Алу – закладка с бахромой, а Михаэлю я плела ремешок для гитары. Одно время он даже пытался вникнуть в искусство, цитирую: «завязывания дьявольских узелков», но был несказанно удивлён, узнав, сколько времени тратится на плетение обычного браслета и должен был оценить мои старания.
Пару раз ещё в черте города я встречала лихого велосипедиста, продолжавшего работать курьером. Он, к счастью для моих новых часов, старался ездить аккуратней. Хотя, возможно всё дело было в моём везении.
Тем временем причин поступить в Академию у меня прибавилось. Теперь я просто не могла представить свою жизнь без Михаэля, его шуток и заразительного смеха, сопровождающегося озорным блеском изумрудно-зелёных глаз, без наших встреч и мысленных бесед. И даже если он не отдавал себе отчёта, то я прекрасно понимала, что только моё поступление в Академию могло дать надежду на счастливый конец нашей истории. В противном случае несчастных в обоих городах станет на два человека больше.
Тем временем август подходил к концу, а в Аломер загадочной походкой лисы проникала осень. На последнее занятие я отправилась, предварительно выплакав все слёзы, чтобы не затопить полянку на самой опушке Брандвийского леса. Встретив меня тёплой улыбкой, Михаэль спросил:
-Ну, ты как?
-Ещё жива, - моя улыбка вышла кривой, а голос предательски дрожал. Дурацкая система! Почему я должна решать, в каком городе остаться? Это несправедливо! Два человека тут, два человека там. Я упорно отказывалась признавать маму и Михаэля магами. Что же мне делать и почему я задаюсь этим вопросом именно сейчас?!
Около часа мы без особого рвения листали учебники, когда Михаэль, наконец, захлопнул справочник по алгебре с магическим уклоном:
-Всё. Я так больше не могу. Элис, мы должны поговорить.
Я удивлённо подняла на него глаза и утвердительно кивнула, потому что говорить была не в силах, чувствуя, что одно единственное произнесённое мной слово вызовет новые потоки слёз.
-Хочу, чтобы ты знала, - с этими словами Михаэль наколдовал самую красивую гитару из виденных мной прежде. Чёрные, покрытые лаком бока блестели, а от розетки во все стороны расходились зелёные зигзаги. Михаэль стал наигрывать уже слышанную мной в его исполнении мелодию и запел чистым глубоким голосом:
Много лет я был как в тумане

И как призрак метался во тьме,
Затерялся в безумной толпе,
Боль навеки осталась во мне,
На душе шли дожди постоянно,
Но потом я встретил тебя...

Устав стремиться к свету,
От жизни привычной уйдя,
Раскрыл я снова душу,
Впустив в нее тебя.

Златовласый ангел на землю спустился,
От неожиданности с дерева я мигом свалился,
С новой силой мир закрутился,
И тут я понял, что навеки влюбился...

Я устроилась рядом с Михаэлем и слушала, затаив дыхание. Никто никогда не писал для меня песен. Тем более таких. На глаза навернулись непрошеные слёзы, которые Михаэль попытался высушить поцелуем.
-Что-то случилось? – обеспокоенно спросил он, когда это не помогло. Слёзы тихо катились по моим щекам. Наверно никогда ещё я не чувствовала себя такой счастливой и несчастной одновременно.
-Я что, так ужасно целуюсь? – предположил Михаэль. Я отрицательно покачала головой, чувствуя себя уже больше счастливой, нежели несчастной.
-Тогда в чём же дело? – я снова оказалась в его объятиях. Слова полились сами собой:
-Я боюсь, что не поступлю! Не смогу здесь жить! Без магии и без тебя! Ты же не сможешь сбегать от своей жизни вечно. Рано или поздно я просто стану обузой. Мы оба это понимаем. А я... Знаешь, ты очень много значишь для меня! Но если не поступлю, всё это будет уже неважно!
Михаэль покачал головой:
-Для меня это всегда будет важно. Пойдём, я хочу кое-что тебе показать! - он достал из кармана линзу и крепко сжал её. Прямо передо мной появилась верёвочная лестница, ведущая в крону дуба. Мгновение, и Михаэль уже скрылся в зелёном море листвы. Мне не оставалось ничего другого, как последовать за ним. Лестница быстро кончилась, и Михаэль помог мне влезть на ветку. Лёгкий ветерок растрепал мои волосы и смахнул слёзы.
Удивительно! Я и не подозревала, что в кроне дерева был спрятан домик, больше похожий на игрушечный. Повинуясь кивку Михаэля, я отворила дверь и вошла внутрь. В домике было светло и просторно. На окнах – опрятные занавески, из мебели – только маленький столик и три изящных стульчика, предназначенных скорее для детей, чем для нас с Михаэлем.
Устроившись у окна, я протянула ему подарок:
-Пусть у тебя останется что-то напоминающее обо мне!
Михаэль бережно развернул упаковку и поражённо спросил:
-Подожди, это для гитары? Откуда ты...? – он рассмеялся – Глупый вопрос, да? Сколько же ты времени его плела?
Я скромно промолчала. Михаэль нежно погладил меня по щеке и без предисловий начал свой рассказ:
-Помнишь, я говорил, что хотел найти кое-кого? Её звали Мари...



Кассия Сингзинг

Отредактировано: 10.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться