Сквозь призму времени

Размер шрифта: - +

Глава 3

Глава 3

 

Дальнейший путь шёл через просёлочную дорогу. Заглядевшись в окно, Лиля внезапно увидела человека, одетого во всё белое, необычно высокого роста – около трёх метров. Он шёл по дороге навстречу движущемуся транспорту. Шляпа надвинута на глаза. Стремительно быстрыми шагами приближался к машине. Что он делал в лесу один, так далеко от трассы и близлежащих деревень?

– Смотрите! – шёпотом промолвила врач.

Ольга с Валерием посмотрели в сторону, куда указывала женщина. Мужчина как раз поравнялся с их машиной.

– О, Боже! – Ольга быстро начала креститься и вспоминать молитвы, выученные в детстве с бабушкой.

– Валера, езжай быстрее, я боюсь, – пропищала Оля.

Машина, как назло, тащилась очень медленно. Именно в этот момент мужчина остановился и взглянул в их сторону. Лиля похолодела, озноб прошёл по её спине. Она непроизвольно закрыла глаза. Ольга заорала, а Лиля, открыв глаза увидела, что мужчина исчез.

– Езжай, не останавливайся! – кричали уже вместе женщины. Валера что есть мочи надавил на газ. Машина стремительно сорвалась и оставила место происшествия далеко позади.

– Фу! Что это было? – первая спросила Оля.

– Это было то место, где разбились родители… – ответила Лиля. – Смотри там осколки машины и столбик «30-ый километр», как и сказал полицейский.

 

До места добрались в половину третьего, в полиции следователь общался с Лилей ещё часа три. Спрашивал бесполезные, глупые вопросы, будто чеканку отбивал на голове женщины. Голова заболела так, что капитану пришлось идти в соседний кабинет за графином с водой.

По версии следователя, папа уснул за рулём, и машина съехала в кювет, ударившись в дерево.

Голова тяжелела с каждой минутой, сердцебиение участилось, веки закрывались, тяжесть в ногах не давала покоя.

«А впереди ещё так много дел», – вздохнула Лиля.

Следующей остановкой был морг.

– Я была в них тысячу раз, учась в институте и в интернатуре, но так и не привыкла к трупам. К ним никогда не привыкнешь, не удивительно, что патологоанатомы пьют изрядно много. И этот запах противный. Они же люди, только мёртвые, а врачи называет таким омерзительным словом «трупы». Боже… Я не выдержу, – застонала Лилия.

– Мы с тобой. На вот, моя хорошая, выпей, – Ольга протянула ей флягу, заполненную коньяком.

Женщина пригубила раз и закашлялась, Ольга достала бутерброд и для закуски протянула подруге.

До морга они доехали за пять минут. Здание морга было построено в советские времёна, одноэтажное, из красного кирпича с железной крышей.

Зайдя внутрь, все трое ощутили запах тлена. Ольга запасливо достала себе и Лиле платок, Валера прикрыл рот рукой.

В коридоре их встретил мужчина с проседью в волосах, в белом халате и больших роговых очках.. На вид ему было около шестидесяти.

– Вы, Недосекина, дочь погибших?

– Да, – сказала Лиля, слушая свой голос, который практически не узнала.

– Проходите сюда, – мужчина показал рукой в комнату направо.

– Как вы себя чувствуете, может, в начале чаю вам подогреть?

– Нет, благодарю. Где они?, – с трудом сдерживая себя, проговорила Лиля.

Мужчина осторожно взял её за локоть, так как та была словно во сне. Но это был не сон. Чтобы оставаться в сознании, она тёрла себя за указательный палец.

Ноги еле переступали, разум отказывался верить, уши заложило, точно ватой.

В большой комнате стояло два стола, на одном лежала мама, на другом папа. Оба в оголённом виде. Не было страха, не было истерики, и не было стыда.

Лиля молча протянула руки, еле сдерживая слёзы подошла вначале к папе, промолвив: «Прости, папочка», затем к маме.

Они лежали, словно живые, только дотронувшись, можно было понять, что тела остыли.

У папы на лице видны повреждения головы, похоже, что руль уперся при столкновении. Лиля гладила руки самым любимым людям на земле.

После опознания, женщина подписала и получила все нужные документы.

В голове был туман, её подташнивало, но выпив воды, почувствовала себя намного легче.

Валерий с врачом аккуратно уложили тела в гробы.

– Сейчас поедем к одной женщине, она приютила нас. Валерка сходил и договорился о ночлеге, – сказала Оля.

– Да, да, конечно. Завтра ещё позвоню всем знакомым, поехали, – тихим голосом прошептала Лиля.

Молодых людей приютила старушка, прожившая всю жизнь в этом посёлке. При входе в дом, компания сразу почувствовала обитель деревенского уклада: здесь находилась и русская печка и самовар, в сенях стояла обувь.



Елена Хоружая

Отредактировано: 10.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться