Сквозь призму времени

Размер шрифта: - +

Глава 5

Глава 5

 

В больнице Сергей познакомился с новым главным врачом. Первая встреча прошла успешно. «Теперь бизнес пойдёт в гору», – потирал руки от радости.

Сев в машину, поехал в ближайшее кафе, благо их находилось несколько на этой улице. Улица 1 мая сменилась улицей Мира. В советское время в каждом городе были такие названия, встречаясь в основном в центре города. Боровск – не исключение.

После кафе мужчина прогулялся вдоль сувенирных магазинчиков, которые расположились стайками рядом друг с другом. Приобрел очередную тарелку для маминой коллекции, а себе взял магнитик на холодильник.

На улице цвела сирень, май открывал миру цветочные ароматы. Птицы перебивали друг друга трелью на разные голоса.

Сергей был одет безукоризненно. Его серый костюм довершали коричневые итальянские ботинки, а чёрная небольшая сумка дополняли образ делового человека.

Внезапно из-за поворота вырулила большая цыганская компания, во главе которой выхаживала, словно баронесса, старая цыганка в бесформенном зелёном длинном платье.

Позади неё, словно свита, прохаживались три молодые девушки и два подростка. У всех женщин головы покрыты разноцветными платками. Шеи украшены яркими бусами.

Предводительница не хотела упускать такой случай. «Ну, милок, тебе-то я точно погадаю. Да так, что все денежки мне отдашь, да по доброй воле», – думала цыганка. Несмотря на то, что ей исполнилось недавно шестьдесят пять лет, она умела обольщать таких мужчин. Гадала с такой силой, что ей верили все. Цыганская хиромантия передавалась по наследству, с детских лет вместо правописания букв и цифр, старый барон преподавал искусство гипноза, хиромантии и психологии человека.

Уверенной походкой она подошла к Сергею и взглянула в глаза:

– Я знаю, скоро ты получишь свой цветок. Все напасти уйдут в гору, оттуда ты вернёшься совсем другим. Другим человеком. Ты и так хороший, но сердце окаменело из-за земных неурядиц. Ты воскреснешь, как только его сорвёшь.

– Слушай, уйди. Хватить говорить чепуху, – Сергей прибавил шагу. Лицо передёрнуло, он опустил его вниз, пытаясь пройти цыган.

Но тут обнаруживает ботинок с развязанными шнурками и приседает по инерции вниз. А цыганке Розе только это и надо. Она присела рядом и продолжила разговор, словно пытаясь найти нужную струну души.

– Я знаю про твои мучительные страдания, они в прошлом. Живи дальше. Оставь прошлое в прошлом. Ты возродишься, не гнушайся. Дай денежку. Детки хотят покушать, да их ещё и одеть надобно.

Сергей резко встал и открыл портмоне. Купюры лежали только крупные. Он взглянул случайно в глаза цыганке и… одернулся. Он увидел в этих небесно-голубых глазах нежность, заботу и любовь. Сердце затрепетало, и у него случился приступ заботы. Он протянул пятитысячную купюру и вложил в сухие руки старой цыганки.

Она схватила его ладонь и продолжала говорить ровным нежным голосом:

– Ты будешь улыбаться, вдохнёшь её аромат, у тебя будут дети и большая свадьба. Вся жизнь в мелочах. Главное смотри на мелочи, они, как знаки, и укажут тебе дорогу к счастью.

– Дорожные что ли? Слушай, хватит. Я не верю ни единому твоему слову, – Сергей достал ещё пару тысячных купюр и поспешил восвояси.

Роза улыбалась. Золотые зубы поблёскивали на солнце.

– План на день перевыполнили. Сегодня отдыхаем, пошли домой! – скомандовала своей немногочисленной компании и, взмахнув рукой, отправилась восвояси.

Сергей сел в автомобиль и поехал в Москву, в сторону дома.

Въехав в столицу, решил заглянуть к маме. Путешественница по сердцу, строгая по воспитанию, экономная по хозяйству – так характеризовал её сын. Сергей не видел маму две недели. Он заехал в цветочный магазин, купив ей любимые хризантемы, затем в продовольственный, купив нежный торт «Прага».

Старенькая хрущёвка мамы находилась на окраине столицы в Бутово. Небольшой пятиэтажный дом встретил Серёжу оравой мальчиков, гонявших футбольный мяч.

Мячик подскочил к мужчине, и тот его пнул подростку постарше. С озорным настроением Сергей вбежал на четвёртый этаж.

Женщина за дверью открыла сразу. Всплеснула руками и прижалась к единственному чаду.

– Серёженька, проходи, проходи! Ты с дороги? Что не позвонил, я бы пирогов напекла.

– Да, ты всегда вечером дома. Дай, думаю, заскочу, узнать как у тебя дела, торт с тобой вкусить, – ставя сладость на круглый деревянный стол.

Небольшая кухня выглядела уютно: жёлтые занавески, обшитые коврики на табуретах придавали свет, а оранжевый коврик посередине говорил о творческой натуре хозяйки.

– Мама, мне сегодня цыганка нагадала женщину. Я её встречу, и мы будем жить долго и счастливо! – с усмешкой сказал Сергей.

– Ой, как интересно! Расскажи поподробнее, ты же знаешь, как я люблю такие загадки! И вообще считаю цыган необыкновенно прозорливыми!



Елена Хоружая

Отредактировано: 10.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться