Сквозь призму времени

Размер шрифта: - +

Глава 12

Глава 12

 

– Милый Карыч, скажи, а кто тогда Орлик? – спросила Лиля.

Ворон спрыгнул с колен женщины и, подпрыгнув трижды, взлетел на комод.

– О, Орлик! Знаешь, я на том свете находился рядом с раем, слышал ангельское пение ежедневно,  души светлых людей напоминают перистые облака и сохраняют человеческую форму. И все одинакового возраста! Там сады и благоухание, там блеск и чистота. Когда меня небесные стражники провели через рай, я мимолетно видел там жизнь райскую, и душа моя прослезилась от нашей земной жизни.

Почему мы живём и думаем, что вечности нет? Почему мы поступаем нечестно по отношению к другим людям? Любой человек – дитя Божие. И если он нас толкнул, мы готовы наброситься на него и избить до смерти! О, Боже! Если бы у меня было больше смирения, любви к ближнему, то я никогда бы не убил друга из-за ревности! Ну, бес попутал человека, с кем не бывает! А я убил его, а затем и жена ушла…

Лиля, одно я знаю и понял: жизнь несправедлива не только на земле, но и на небе.  Господь мне и в эту жизнь послал испытание в виде Орлика. Орлик – тот самый мой любимый, почти брат, Владимир. Я сразу его узнал, когда Алевтина принесла его в наш дом. И он был немощен тогда. Первая встреча в птичьем облачении рассмешила нас вначале, словно ничего и не произошло.

Но потом он со мной не общался. Он знал мои замыслы, так как подслушал разговор мой с Юрой. Он в курсе, что ты – единственный мой родной живой человек в нашем роду Вороновых, и он хочет тебя убить. Его как раз ведёт чувство мести и ненависти ко мне. Отмщение – вот его путь. Я пытался с ним поговорить, что если исправно и тихо прожить орлиную жизнь, то будет право на человеческое обличие в следующей жизни, но он не слышит и делает вид, что меня нет, что я – никто. Вот такие дела…

Ворон опустил голову вниз. Наступила тишина, и только ребячий смех напоминал, что жизнь не остановилась – она продолжается.

–  Но я не припомню, что за мной летела орлиная стая! – возразила Лиля.

– Он придумал хитрый план с чёрными демонами из ада. Те тоже заинтересованы забрать светлые души, как ты, как твои родители, например. Поэтому, после похорон родителей, я решился уберечь тебя на том злополучном перекрёстке, а затем влетел в твою комнату и сказал про орла.

Юра, сидевший в уголочке, проплыл направо к старенькой печке, присел на скамеечку и посмотрел на женщину. Лиля устремила свой взор в одну точку.

В голове у женщины царило опустошение. Она поправила длинные волосы и начала заплетать косу, затем распрямила свою старенькую мамину юбку, застиранную до дыр, и прикрыла белые коленки. Потом накинула вязаную кофту и начала быстрыми шагами ходить по комнате.

Вдруг обернулась и громогласно высказалась:

– Карыч, так давай этого Орлика снова замочим, устроим план перехвата и ну его нафиг?! Я всю вину возьму на себя. Нет хуже – жить под страхом смерти! Ожидание смерти хуже самой смерти!

– О, нет! Я в этом не участвую, – гордо заявил ворон.

– Я тоже не хочу. Сколько мне ещё так пребывать, никто не знает, кроме него, – тихо прошептал Юра, поднимая палец вверх. – Когда я погиб, увидел своё бренное тело со стороны, и мне так невыносимо стало его жаль! Я сначала не понял, что произошло. Внутри образовалась такая легкость, умиротворение. Я подумал о полёте, о котором все время мечтал. Затем люди бросились к моему телу, трясли, обнимали и плакали. Моя мамочка долго сидела на пыльной дороге и держала на руках, слёзы окутали её лицо, а я стоял рядом и кричал звонко: «Я здесь, не плачь, маманька!». Но никто и не слышал мой громкий голос. Затем  осмотрел свои прозрачные руки, прозрачные ноги и подумал о сне, что я просто уснул. Проснусь, и все будет по-старому.

И тут явился мой Ангел-хранитель. Высокий, статный с длинными белыми крыльями, взял меня за руку и отвёл мягко в сторону, сказав: «Юра, помнишь мама тебе рассказывала о Божьем месте, называемое раем? Пойдём со мною, я тебе его покажу».

Не успели мы с ним взлететь, как набросилась на нас толпа черных ангелов. Они ужасали своей безобразностью. Вместо лиц – уродливые гримасы, вместо ног – копыта. Я съёжился и встал за спину Ангела.

Они начали кричать: «Он наш! Наш! Он сам отрёкся от божественной жизни! Если не отдашь нам эту душу, будет война!»

После этих слов я стал медленно приходить в себя, мысли сложились стопочкой, и пришло осознание: я умер. Вспомнились законы церкви, что нельзя поминать человека, когда он свершил самоубийство. И для него навсегда закрыты врата рая, понимаешь, навсегда!!!

Еще я припомнил учёбу в воскресной школе, где говорили, что до семи лет крещёные дети невинны и не исповедаются перед причастием. Значит, по логике, они идут в рай. И после этой мысли, я успокоился. Тут Ангел, словно читая мои мысли,  обернулся и промолвил: «Сложная ситуация, в любом случае не нам решать. Правда, Юра? Ты хотел летать, сейчас и вознесёмся к небу!». На что я ответил:

– Можно я на маму посмотрю в последний раз?

– Ты ещё вернёшься назад и девять дней будешь прощаться со своим родным селом, родственниками. Надо только успеть получить проходную грамоту, уже вечер – можем опоздать.



Елена Хоружая

Отредактировано: 10.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться