Сквозь туманы. Часть 1

Размер шрифта: - +

Глава 8. Где счастье там и беда твоя

Анна открыла глаза и дернулась привстать на локтях, но тут же упала обратно. Мешал спальный мешок. Она лежала в нем и смотрела на полог палатки. Синий, как чистое безоблачное небо.

Где она? Расстегнула одеяло и выползла из него. Немного болели колени и руки. Футболка вся измазана грязью, на спортивках разводы от травы.

Выглянув наружу, Савина зажмурилась от слепящего солнца.

– Денис?

Неподалёку трещал костер. Проводник лежал под тентом из густых веток клена. Услышав ее голос, он шевельнулся.

– Проснулась? – он встал и, подойдя ближе, подал Анне руку. – Я понял. Тебя нельзя оставлять одну. Совсем.

– А что случилось? Я смутно помню.

– Подозреваю, что один из твоих панических приступов. Когда я вернулся, ты корчилась в траве. Хорошо хоть с обрыва не свалилась.

– Но… – Савина оглянулась и посмотрела туда, где видела коровье стадо. Там все также возвышался лес, шумела листва и светило солнце. Ничего необычного. Похоже на сумасшествие.

Анна тяжело выдохнула и присела на небольшое бревно у костра, видимо, Денис приволок.

– Дерево! – вскрикнула она, уставившись в обрыв. Старая коряга все так же висела на своем месте, сухие корни торчали венчиком вверх, крона уходила вниз.

– О чем ты? – переспросил проводник, щурясь. От его взгляда Анна поежилась и отвернулась.

– Все нормально. Видимо, мне действительно почудилось, – промямлила она. – Я жутко есть хочу.

– Вот, держи, – Денис протянул ей пластмассовую тарелку с желтой кашей. Выглядело не очень, но пахло приятно.

– Но как? – удивилась Анна. Значит, спала она довольно долго.

– Я прихватил с собой небольшой казанок и пачку каши. Ты ведь у нас обжора. Не мог же я тебя голодной оставить. Кстати, вот, – он вытянул из рюкзака прозрачный пакет с пончиками, – твои любимые.

– Эй, это ты кушаешь много, а у меня здоровый аппетит, – возмутилась со смехом Савина, все еще настороженно вглядываясь в проводника. Попробовала немного каши. Застыв над тарелкой, Анна не могла поверить, что он на такое способен. Это было непередаваемо вкусно! Она никогда еще не ела ничего подобного, даже папин нежный шашлык был этой каше не под стать. А всего-то обычная пшенка! Немного сала и лука, кусочки тушенки и картошки, все это с легким дымком и специями.

– Нравится? – спросил Денис, хитро улыбаясь. Он был слишком сговорчив и покладист. Подозрительно даже.

– Еще бы! Я, наверное, слишком голодна. Каша не может быть такой лакомой! – не удержалась от восторга Анна, вычищая ложкой тарелку.

– Добавки? – спросил Денис.

Савина по-детски заулыбалась и кивнула.

Проводник подбросил в огонь небольшое полено, от костра сыпнуло золотистыми искрами.

– Еще чай попьем и пойдем дальше. Ночевать здесь не будем. Только спуск предстоит непростой, – подытожил Разумов и протянул ей новую порцию обеда.

– Ты нашел тропу? – взбодрилась Савина.

– Нет. К сожалению, ее размыло дождями.

– И как мы будем туда спускаться? – Анна махнула рукой в сторону оврага и сглотнула. – Я немного высоты боюсь.

Денис проследил за жестом, а потом, улыбнувшись, сказал:

– Я заметил. Особенно, когда в припадке ты чуть в пропасть не сиганула, – помолчал, а потом добавил совсем мягким голосом: – Как-то часто они стали случаться. Точно у тебя раньше не было предпосылок? – он подошел ближе и протянул пластиковую чашку с чаем. Постоял, ожидая ответа, всматриваясь в ее глаза. Под таким натиском Анна смутилась и слегка отклонилась назад, слишком его взгляд был проницательным. Было в нем что-то манящее. Оно притягивало и пугало одновременно.

– Я не… помню такого. Раньше вообще редко в больницу обращалась, даже простуды не особо мучили, – протараторила Анна и опустила взгляд в чашку. Так хотелось спрятаться от его ясных зеленых глаз. Кажется, у нее даже щеки зарумянились.

– Наконец-то ушла бледность с твоего лица, – заметил Денис. – Аня, ты подумай сейчас трезво. Может нам все-таки стоит вернуться? Я не врач, я не смогу тебе помочь, если приступ будет слишком сильным. Ты же не знаешь, отчего они происходят, а я не знаю, как их останавливать, – он все также стоял напротив. Затем присел и потянул ее за подбородок на себя, заставляя посмотреть ему в глаза. Анна виновато улыбнулась.

– Денис, я не могу…

Он поджал губы и прищурился.

– Ты скрываешь что-то, – обреченно сказал он, не отпуская.

Руку жгла чашка с горячим чаем, а сердце Анны распадалось на части от безысходности.

– Ты тоже, – выдавила она, решив, что больше нет смысла прятаться и смущаться. Денис ведь явно играет с ней. Еще неизвестно у кого больше тайн. Эти перепады настроения и странная горечь в глазах. Договор с Камаевым, о котором не сказал. Постоянные скачки: от ненависти до симпатии. Он тоже недоговаривает. Так почему ей нельзя?

Денис выдохнул и, наконец, отпустил ее.

Анна перехватила чашку в другую руку, ахнув.

– Хорошо, – проводник резко встал и принялся засыпать костер землей. Он делал это неистово и жестко, не сдерживая эмоций. – Будь, по-твоему!

Вылив остаток чая в траву, Савина взялась помогать складывать вещи. Спрятала посуду, потом достала из палатки спальник и скрутила его. Как это все влезло в рюкзак Дениса? Даже не так. Как Разумов столько тащил на своей спине? А еще вода и продукты. У нее же в сумке были только одежда и самое необходимое. Но и рюкзаки у них отличались размерами. И Денис за это деньги получал, и немаленькие. Что она за него беспокоится? Наверняка, для проводника привычно.



Диана Билык

Отредактировано: 15.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: