Слабачка. История Селены.

Глава седьмая. О запретном.

Эйдж догнал меня слишком быстро. В одной из тёмных ниш длинного коридора он схватил мое запястье, вынуждая остановиться. Сердце лихорадочно стучало, и я нисколько не сомневалась, что обернувшись, увижу именно его.

Сосед выглядел удивленным, даже несколько сконфуженным, вероятно, из-за моего выражения лица. Я откровенно боялась. Его жесткое прикосновение, которое воздушник не торопился прерывать, обжигало, дрожь сотрясала все тело. Я чувствовала себя загнанной хищником ланью, тогда как он, казалось, не мог подобрать нужных слов. Или же вовсе не знал, что сказать и по какой причине последовал за мной.

- Отпустите меня, Лэр, - я тщетно пыталась говорить надменно: голос сорвался.

- Селена. Назови мое имя.

Щеки горели. К глазам подступили слёзы.

- Отпусти меня, - попросила дрожащим голосом.

В полумраке его лицо на миг стало для меня лицом Себастиана. Ожил самый страшный из всех моих кошмаров. Эйдж медленно поднял руки и отступил.

- Прости, прости, малышка. Я не хотел напугать тебя. Я просто... я думал... объяснить...

- Ты не должен ничего объяснять мне, Эйдж.

- Выслушай меня, пожалуйста. Но сначала давай выйдем на воздух.

Это подействовало. Мы спустили по лестнице и сквозь холл вышли во двор. Солнце ослепило, и я прикрыла тыльной стороной ладони глаза, начала дышать полной грудью и физически ощущать, как спадает тяжелое бремя страха. Эйдж терпеливо ждал моего взгляда, и только когда я отважилась поднять на него глаза, он жестом предложил присесть.

Мы опустили на кованую лавочку возле памятника. Сосед предусмотрительно сел на дальний ее конец, чем, откровенно говоря, немного расположил меня к себе.

- Я слушаю, - не хотела выказывать снобизм, но вышло именно так.

- Ты поняла, что Дейя - моя невеста. А Ната, как бы сказать...

Я опустила глаза. Тема была неприятной. Сам Эйдж был крайне неприятен мне в тот момент. Этот его поступок казался омерзительным, двуличным предательством, вызывающим во мне негодование и отвращение.

- У нас с невестой договор. Мы оба живем полноценной жизнью, отдыхаем и развлекаемся в компании других людей, ни чем не ограничивая свою свободу, - быстро говорил парень, отведя взгляд в сторону. - Вот только мы условились хранить личную жизнь втайне, чтобы в будущем не упрекать друг друга и не портить репутацию в глазах других.

- Мне это не интересно, - тихо, с опущенными ресницами на вдохе произнесла я.

- Ты должна понять. Это мир взрослых. Селена. Пока ты ещё ребёнок...

Я резко поднялась и посмотрела прямо на парня. Он был красив чрезмерно. Гладкая кожа, яркие глаза, собранные волосы, все эти его модные штучки на лице. И самое удивительное: Эйдж смотрел на меня смущенно. Он может сколько угодно уверять меня в том, что поступает правильно, и такие вот отношения обыкновенны и совершенно нормальны, но внутри...

Я поняла, что внутри себя он стыдится этого своего поступка, и улыбнулась. Вышло несколько напряженно и, наверняка, печально. Я не хотела говорить лишних слов и обсуждать личную жизнь соседа, на то она и личная.

- Чувствую себя... - гневно начал Эйдж, но мои пальцы легли на его губы.

Я сделала это по инерции, не предполагая ничего выходящего за рамки приличий. Но то, как резко и пронзительно взглянул на меня воздушник, мгновенно взволновало. Хорошо, что в этот момент во дворе появились другие ребята. Хорошо, что уже спустя секунду я оказалась в нескольких шагах от соседа, и ни у кого не возникли ненужные вопросы относительно нас.

Нет никаких нас.


 

Целый день я провела в окружении множества ребят. Мне показали столовую и все закоулки школы, включая те, где можно спрятаться от учителей или вездесущего ЗАВМУЧа Моргана.

Я побаивалась вечера, но от уединения с Эйджем меня спасли девчонки, которые объявили девичник и утащили меня в чью-то комнату. Уже внутри я познакомилась с ее хозяйкой, малообщительной и замкнутой Мередит, в чьих предках водились ведьмы и колдуны. Но сама девочка не выглядела сколько-нибудь мрачно. Напротив, ярко-рыжие кудряшки и красное платьице настраивали на фривольно-игривый лад.

- Мер, ты же нам погадаешь?

Девочка закатила глаза.

- Мои карты стали обманывать, а линии больше не образуют переплетения и узоры, - недовольно поджала губы девчушка.

- Что это значит? Ты теряешь силу? - спросила моя одноклассница Рита, сидевшая рядом со мной на большом мягком ковре с высоким ворсом.

Мередит сначала сдержанно, а спустя пару мгновений очень широко улыбнулась.

- Просто влюбилась.

Я оглохла от шквала вопросов и требований девчонок рассказать о том, как и к кому известная затворница воспылала чувствами, но та стойко хранила молчание.

- Чем же мы тогда займёмся? - недовольно и как-то требовательно поинтересовалась Дейя.

- Есть у меня одна зачарованная вещица, которую мне подарили совсем недавно. Бабуля сама ткала плетение магии, а дед собирал механизм.

Рыжая пробежала по комнате и взяла со стола некий кулон. Мы сели в круг и с благоговейным трепетом смотрели, как Мередит открывает самый обыкновенный компас. Кто-то нахмурился, кто-то выказал недовольство, а вот Ната догадалась спросить:

- Куда он указывает?

Снова повисла тишина. Девочки, как и я, разумно предположили, что направление стрелки совершенно иное, чем должно быть.

- О, это прекрасно и ужасно одновременно, - захлопала своими длинными ресницами хозяйка комнаты. - Компас указывает на вашего идеального мужчину.

- Ты хотела сказать на суженного? 

- Никакого суженного не существует! - отрезала Линнель. - Ученые маги давно доказали: совместимость возможна со многими партнерами, а нити судьбы переплетают разные пары и только воля индивида способна соединить или развести кого бы то ни было.

Волшебство момента определённо было потеряно. Девушки смотрели на странный непонятный артефакт в руках Мер с недоверием. Видимо, те постулаты, о которых сообщила Линнель, были знакомы многим. Я об этой совместимости ничего не слышала, да и, по-правде говоря, не интересовалась никакими идеальными партнерами прежде. Просто стало интересно, куда же все-таки указывал неправильный компас.



Юлия Добролюбова

Отредактировано: 01.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться