Слабачка. История Селены.

Глава четырнадцатая. О нравах народа Мануш и о пробуждении источника.

- Садись! Что это? Зачеем? - услышала  я за спиной недовольный ропот с жутким акцентом.

Та самая тётушка Роза, что была на голову выше и раз в восемь толще чем я, увлекла меня на второй этаж дома. Она надавила на плечи, буквально впечатав мое тело в стоящий у старинного трюмо табурет. Ее короткие толстые пальцы перебирали недлинные волосы, и женщина кривилась от недовольства.

- Красота бабы в волосах и в юбке. Ни волос. Ни юбки, - и дальше звучала длинная полная негодования речь на родном языке Мануш, который, хвала богам, я не понимала.

Тем не менее, Роза с особым усердием расчесала мои волосы и повязала на голову бронзовую полоску ткани. Судя по интонации, я поняла, что женщина кого-то подозвала. В комнату вошла стройная девчушка, и ей, не смотря на внушительный рост, я бы дала не больше двенадцати лет. Состоялся короткий диалог, о смысле которого мне оставалось только догадываться, после чего девочка покинула комнату.

- Даже уши не проколоты! Что ж ты за нелюдь такая?! И как привести тебя в порядок? Ну давай, рассказывай, который из троих парней твой милый!

Женщина рылась в старинном сундуке, явно в поисках чего-то конкретного.

- Они все мои друзья, - пискнула я нерешительно.

Роза пренебрежительно махнула рукой.

- Видала я таких друзей, ага. Особенно того, белобрысого. Глаз то не отводил. Эх, было б от кого! О! Нашла!

Мои широко распахнутые глаза с ужасом глядели на предмет в ее руках.

- Вы уверены, что это ожерелье мне подойдёт? 

Женщина не удосужилась ответить на вопрос, вместо чего лихо накинула украшение мне на грудь и принялась застегивать. Тяжелое, массивное, состоящее из монет и цветных стекляшек, оно почти доходило до пояса. 

- Я, пожалуй, откажусь, - попыталась воспротивиться неизбежному.

- Сиди уж. Ты думаешь, оракул что-то говорит просто так? Велела подготовить к празднику, значит на то есть причина. Ее тут все слушаются, и тебе не советую перечить!

В проходе появилась девочка, и на вытянутых руках она несла длинную чёрную юбку, сплошь расшитую огромными цветами с тремя разноцветными оборками по подолу.

Я этого не переживу.

Думала, что хуже быть уже не может, но ошибалась. Роза рванула плотно застегнутую на моей шее рубашку, и несколько пуговиц задорно поскакали по деревянному полу. Она спустила ткань с плечей, оголяя их, при этом подтягивая то самое ожерелье выше.

- Надевай юбку!

Послушно принялась натягивать ткань на брюки, но получила по рукам.

- Совсем ополоумела?!

Мне пришлось выслушивать наставления о том, что одежда женщины - юбка или платье, под которыми не следует носить ни-че-го, и знание об этом сильнее прочего, по мнению многоопытной Розы, привлекало мужчин.

Со скрипящим сердцем я сняла брюки (только их!) и надела многострадальную юбку. Действительно, та оказалась мне в пору, а Роза велела поблагодарить ее внучку за столь ценный дар, что я покорно и сделала. Вместе с Марушкой, а именно так звали девчушку, мы покинули дом, а на улице к нам присоединились ее подруги. Все они выглядели ровесницами, и мне подумалось, что не смотря на мой более старший возраст, я прекрасно вписалась в их компанию, особенно теперь, когда белые волосы почти полностью скрывала повязка, а моя одежда практически ничем не отличалась от их нарядов.

Стало совсем темно. Густой холодный воздух пробирался сквозь неплотную ткань, и я скоро продрогла.

- Холодно? Выпей, - мне протянули небольшую флягу, которая за версту разила дешевым хмельным пойлом, и конечно, от горячительного я благоразумно отказалась.

Мы вышли на окраину города, а потом и за его пределы. В поле стояли телеги и лошади, сотни Мануш сидели и плясали подле костров, но нигде не было видно парней. Я начала беспокоиться.

- Эй, пошли! Наше место там, - махнула девица в сторону и потянула меня за рукав.

- Наше?

- Молодёжь гуляет отдельно.

Я сомневалась, стоит ли мне присоединиться к этой самой молодежи или остаться со взрослыми. Что, если я уйду, а парни окажутся где-то здесь? Они могут не найти меня, и это стало бы катастрофой. Одна. Без магии. В чужом месте. Было действительно страшно, если не сказать жутко.

Взрослые мужчины и женщины отплясывали зажигательное танго или что-то подобное. Когда мы ушли ещё дальше в поле, на несколько секунд я залюбовалась тлеющим над далеким лесом заревом и багряным румянцем низких облаков. Тучи прошли стороной, и ночь благоволила жителям города. Магия народа мануш и их земель была сродни интуиции: вырожденный дар практически не проявлял себя, только редкие женщины острее прочих чувствовали дремлющие чары и своей волей могли неосознанно влиять на материю. Я бы не удивилась, узнай, что погода наладилась именно благодаря их желанию.

Девочки рядом со мной говорили на местном наречии и звонко хохотали, но вроде бы не надо мной. Они, будто, и не замечали моего присутствия: я шла чуть позади и ощущала себя скованно. Но ещё более неловко стала чувствовать, когда мы приблизились к большому кругу молодых ребят. Моих знакомых среди них не обнаружилось, а спутницы, не дойдя до круга, пустились в пляс. Они подхватили юбки, шумя и улюлюкая закружились, ворвались в центр и прошли по дуге ближе к парням, игравшим на расписных гитарах.

Я осталась стоять за пределами круга, в тени, все ещё размышляя, стоит ли мне вернуться ко взрослым или подождать здесь. Путь предстоял довольно длинный через поле, а там меня мог поджить какой-нибудь койот, если не лев. И, конечно, всякая нечисть.

Я почувствовала на себе взгляд почти сразу, но в первые минуты упорно его игнорировала, делая вид, что крайне увлечена игрой гитаристов (тем более ею действительно можно было увлечься). Наконец, уже не в силах избегать этот взгляд, я посмотрела на того, кто упорно искал моего внимания.

Парень сидел напротив. Черноволосый, темноглазый и смуглолицый, в ярко-красной рубахе, он зубами прикусывал травинку и улыбался мне. Я тут же отвернулась, но краем глаза заметила, что он продолжает наблюдать за мной. Нет, этот молодой мануш мне не понравился, но такое навязчивое внимание сложно игнорировать. Он поднялся на ноги и сделал пару шагов в мою сторону. Не желая завязывать знакомство, я отступила назад и почувствовала позади себя горячую мужскую грудь. Теплая рука легла на мой живот, прижимая сильнее, а слева и справа вперёд выступили Дис и Таш.



Юлия Добролюбова

Отредактировано: 01.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться