Слабоумие и отвага, или Путешествие на планету Чукотка

Размер шрифта: - +

Заброшенный город Гудым

Заброшенный город Гудым

5 августа

Сегодня суббота, и нести обычную вахту в аэропорту не нужно - предстоит провести два дня в поселке Угольные Копи. Мы бы, наверное, сошли с ума от скуки, если бы Артём, с которым мы познакомились в аэропорту, не вызвался показать нам интересные места в окрестностях. Оставив вожаков Шухера и Шалима спать в гостинице, мы отправляемся в заброшенный город Гудым, который находится всего в получасе езды на машине от посёлка. В пятидесятые годы прошлого века здесь располагалась секретная база ракетных войск особого назначения. Военные жили здесь с семьями, и поэтому для них был построен целый город - с домами, больницей, школой, и даже торговым центром. Деревянные постройки на сваях сохранились до сих пор, хотя и разграбленные любителями заброшенных мест и сокровищ, которые можно там найти. По обеим сторонам долины реки находятся невысокие сопки, а под ними - многокилометровая система подземных шахт, куда можно свободно войти. Когда город был достроен, как рассказал водитель такси (уж не знаю, насколько это правда), по радио в Америке объявили: "Поздравляем с завершением строительства секретного объекта", и руководитель базы застрелился. Город был покинут жителями в 2000-е годы. Именно поэтому в катакомбах осталось много нового оборудования. Сами катакомбы представляют собой бесконечные мрачные сырые туннели, с рельсами для вагонетки, знаками "опасная зона", "стой" и другими. Конечно, именно туда мы направляемся в первую очередь. Мальчишки любят войнушку.

- Смотрите, сколько предупреждающих знаков, - говорит Артём, освещая стены фонариком.

- О, "опасная зона", - говорит Эхо с неподдельным интересом, направляя фонарик на табличку, - стрелка туда. Значит туда нам и надо. Так, тут перекрёсток. А ну-ка, "выход в-14", надо запомнить.

Громкие голоса гулко отдаются в широких коридорах, со стен стекает вода, пахнет влагой, ржавчиной и старьём. Несколько фонариков едва освещают людей.

- Мне страшно, заберите меня домой! – смеётся Анжела, - Мы как дети подземелья, знаете. Вот мы сейчас идём, и возможно нас преследует медведь, всё возможно...

Вот впереди ворота, Эхо берёт и начинает со всех сил сдвигать дверь.

- Ну не надо закрываться! - кричит Анжела.

- Ээ, ну ты чего! - я уже не удивляюсь, что могут придумать наши ребята.

- Ну у меня ключи есть, мы откроем, - как ни в чем не бывало заявляет Эхо.

- А теперь признавайтесь, кто из вас зомби? - смеюсь я.

Смех смехом, а в таком месте очень легко представить себя героями стандартного фильма ужасов. Впереди рельсы для вагонетки разделяются надвое и расходятся по двум уходящим вдаль туннелям.

- О, давайте разделимся! - говорю я.

- Нет уж, давайте делиться не будем, пойдёмте направо! - говорит Масяня.

- А что, мальчики налево, девочки направо... - смеётся Эхо.

- Поделимся впечатлениями потом, - настороженно говорит Анжела.

Вдруг какая-то железная труба падает на пол, издав резкий звук.

- Что это было? - говорит Юля.

- Да это Эхо балуется... - отвечаю я.

- Это Эээхоооо... - смеётся Эхо. И конечно, все начинают кричать, проверяя какое здесь гулкое эхо.

- Вы представляете, что над нами несколько метров бетона, - Эхо восхищенно смотрит наверх.

- Тут лабиринт, вам не кажется? - говорю я.

- А кстати да, - говорит Эхо, - между прочим, о птичках, получается тут надо запоминать повороты. Здесь налево надо будет, да, получается?

- О, вагонетка еще одна, - замечает Масяня.

- Это ещё одни ворота, - говорит Эхо, - которые перекрывают зону.

- Я не хочу идти последней! - я пробегаю чуть вперед.

- Аккуратно, под ноги смотрим! - кричит Наташа откуда-то спереди.

- Да, ребят, вот смотрите, аккуратно, - Юля подсвечивает кучу железа на полу.

- Так, а Артём здесь был уже? - Анжела тоже явно неуютно чувствует себя в этом месте и старается скарсить это шутками.

- Так, ну-ка вот сюда подсвети, - говорит Эхо, - Это будет моя комната, хорошо? Занимаем комнаты, народ! Ээхааа!

- О, тут шкафчики для одежды? - Наташа заглядывает в одну из комнат.

- Выбирай! - отвечает ей Эхо.

Бесчисленные разветвления коридоров с комнатами, в которых еще стоит какая-то мебель, разбитая аппаратура, валяются отсыревшие книги и документы. Такое место - рай для историка, даже сложно представить, сколько информации, возможно даже секретной, можно добыть здесь, не прилагая к этому никаких усилий. Для меня же это место выглядит жутко, и мне хочется поскорее уйти. Почему-то есть четкое ощущение, что в этих кабинетах происходило что-то очень плохое, возможно даже жестокое. Похожее ощущение у меня было, когда я посещала концлагерь Заксенхаузен под Берлином. К тому же, все это находится под землей, и того и гляди вдруг захлопнется какая-то дверь, и мы отсюда больше не выберемся, и про нас придумают легенды, которыми будут пугать туристов. Но нам надо залезть везде. Что это, слабоумие и отвага? Или просто слабоумие? К счастью, ходим мы в этом жутком месте недолго, и поворачиваем всегда только направо, чтобы запомнить путь и не заблудиться. Правда, выходим все равно не там, где заходили.



Ксения Гордиевская

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться