Слабоумие и отвага, или Путешествие на планету Чукотка

Размер шрифта: - +

Старое Дежнёво

Старое Дежнёво

8 августа

Наконец этот день настал. Сегодня мы переправимся в Старое Дежнёво и начнём поход. Мы просыпаемся и начинаем неспеша собираться. Кто-то идёт в магазин, кто-то перепаковывает рюкзак.

Сидим с Шухером на ступеньках у заднего входа в Дом детского творчества.

- Знаешь, а я всерьёз задумалась, чтобы переехать сюда, - говорю я, - Мне здесь нравится. Я давно уже думаю из Москвы уехать, но не знаю, куда. Пока ни одно место меня не зацепило настолько, а здесь - зацепило. Тем более и Артём говорит, я тут легко работу найду.

- Да ты погоди, - отвечает Шухер, - Ты же здесь особо ничего и не видела. Сейчас лето, хорошая погода. А весь остальной год совершенно по-другому. Мы ещё даже на маршрут не вышли. Вот пройдем поход, может быть ты на это всё уже по-другому смотреть будешь. Так что не торопись...

Конечно, Шухер прав. Я ещё ничего не знаю об этом месте. Но я точно знаю, что оно меня притягивает всё сильнее и сильнее. Что здесь я чувствую себя гораздо гармоничнее, чем в родной Москве. Я даже думаю, что, если бы вдруг мне прямо сейчас позвонили, предложили жильё и работу, и ответ надо было бы дать сразу же, я бы не задумываясь согласилась на это предложение.

Юля приходит из магазина с горячими пирожками с яблоком. Мы с Наташей отправляемся туда же, чтобы скупить все пирожки на всю нашу команду. Шухер где-то у пограничников с очередной проверкой наших документов, договаривается о связи по спутниковому телефону. Встреча с хозяином катера Игорем назначена на 12-14 часов, но он звонит примерно в 10 и сообщает, что уже ждёт нас на заливе. Время здесь особо ничего не значит. Просто, лодочник проснулся и уже ждёт, готов к отплытию. И мы вынуждены ускорить сборы и выдвигаться к морю.

Когда мы приходим на залив, как раз местные мужики выкатывают из гаража катер, на котором нам нужно плыть. Нет, не "плыть". Здесь нельзя говорить "плыть", могут обидеться. По морю ходят, а не плывут. Рыбак Игорь сразу говорит, чтобы мы оделись теплее и обязательно надели дождевики - идти долго, и точно будет очень холодно, и неизвестно, насколько спокойно море - могут быть сильные волны, и нас может заливать. Катер совсем небольшой, стоит уже на воде, и мы перекидываем свои рюкзаки Шухеру, который стоит на корме и скидывает их на дно, и сами кучей размещаемся кто на скамейках, кто на вещах. Когда все на месте, мы проверяем, ничего ли не забыли, лодочник заводит мотор, и мы "с ветерком" мчимся в море, оставляя позади посёлок Лаврентия с его теплым домом детского творчества, магазинами, в которых за большие деньги, но можно купить настоящий хлеб и пирожки, конфеты, пиво. Посёлок, откуда можно улететь в город, в Анадырь. Мы оставляем позади цивилизацию, более-менее комфортные условия, и несёмся вдесятером (не считая двух моряков - Игоря и его сына) на маленьком катере куда-то на край света, откуда мы не сможем сесть на автобус или самолет и приехать в город. Мы летим по морю туда, где можно рассчитывать только на себя. Настроение у всех очень радостное, все искренне улыбаются и как будто кричат "наконец-то!!!" Кажется, мы уже многое здесь увидели, но все понимают, что настоящее приключение только начинается, приключение, ради которого мы проделали весь этот долгий путь из Москвы в Анадырь, ради которого пять дней ждали вылета в Лаврентия, ради которого мы прошли все эти многочисленные проверки документов и услышали многообещающие "куда вас несёт" и "да вы сумасшедшие", не говоря уже о том, сколько сил приложили наши Шухер и Шалим для организации этого приключения... И вот оно начинается! Рука за рукой протягиваются в центр катера, радостно хлопая предыдущую, и на всю Чукотку мы кричим: "СЛАБОУМИЕ И ОТВАГА!!! УРААА!!!" Нет ни волнения, ни страха, ни мыслей о том, как мы будем отсюда выбираться и улетать в Москву. Всё это не волнует в тот момент, потому что наконец-то начинается приключение, за которым мы здесь. Я чувствую себя настоящим путешественником, который отправляется открывать новые неизведанные земли, отправляется в полную неизвестность, позабыв об осторожности и здравом смысле. Меня захватывает азарт приключения, которое не где-то в книжке, а здесь, в реальности, и происходит не с кем-то, а со мной.

Море сегодня неспокойно. На волнах подкидывает, иногда мы врезаемся в них как в бетонные препятствия. Иногда все скатываются в одну сторону, иногда моряки просят кого-то пересесть ближе к одному или другому борту, чтобы выровнять лодку. На одном из бортов прикреплен железный гарпун, и Шалим, сидящий рядом, всё грозит удариться о него головой. Но, видимо, ему нехорошо, потому что он сидит, скрючившись, и то ли дремлет, то ли пытается задремать, совсем не замечая, как его голова шатается совсем близко от опасного гарпуна. Идём близко к суше, по одному борту океан, по другому - скалистый берег. За нами летят целые стаи гагар, не замолкая кричат чайки. Идём на север, вскоре выходим из залива Лаврентия, и направляемся дальше по Берингову морю Тихого океана. Чем дальше на север, тем становится пасмурнее и холоднее, а волны - сильнее.

- А если до Уэлена доброшу? – спрашивает вдруг Игорь, перекрикивая мотор и волны, поворачиваясь к нам, после того, как катер врезался в очередную бетонную волну и резко дёрнулся, встряхнув весь свой груз. Я аж подпрыгнула и моя нога уползла от меня куда-то в кучу рюкзаков.

- Что, почему? Нам в Старое Дежнёво надо, - удивляется Шухер.

- Там волны большие, больше чем здесь будут, - объясняет Игорь, - тяжело причалить будет.

- Нет, - уверенно заявляет Шухер, - Нам надо в Старое Дежнёво, вези в Старое Дежнёво.



Ксения Гордиевская

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться