Слабоумие и отвага, или Путешествие на планету Чукотка

Размер шрифта: - +

Тундра

Тундра

12 августа.

Сегодня нам снова предстоит вновь отправиться в путь, покинув гостеприимный посёлок Инчоун. Снова быстрый сбор рюкзака, чай на дорогу, ходовая одежда. Я всё пытаюсь изобрести что-то, чтобы было удобнее передвигаться с мокрыми ногами в резиновых сапогах. Сегодня я пробую замотать ноги бинтами как портянки, чтобы не натирало, на них надеваю обычные треккинговые носки и уже сверху неопрен. Прихожая, в ней уже лежат сапоги, в карман комбинезона заранее, ещё вчера, положила самое необходимое - фотоаппарат, видеокамеру, блокнот с ручкой и две спасительные ириски "Алёнка", купленные в местном магазине. Натягиваю сапоги, набрасываю на спину рюкзак, открываю дверь на улицу, а там... Мощным порывом ветра меня отшвыривает в сторону, я врезаюсь в перила и хватаюсь за них, чтобы не упасть и не покатиться вниз по лестнице. За мной выходит Наташа, и тоже мгновенно отлетает в сторону. Вот так происходит знакомство с одним из главных героев тундры - ветром по имени Северяк. Держась за перила, спускаемся по лестнице и идем по главной улице посёлка (одной из двух). Океан бушует метрах в 30, и кажется, вот-вот пенистые волны дотянутся до домов. На улице никого нет, только собаки ютятся, съежившись, под сваями. Идём по посёлку. Какой-то мужчина в одной футболке выглядывает из дома, и сразу же закрывает дверь. Постепенно все выходят из школы и собираются вместе. Мы идём по посёлку против ветра, еле поднимая ноги, уходим из тёплой школы и снова идём в неизвестность. Теперь мы держим путь на юг, в сторону уже знакомого посёлка Лаврентия, куда мы должны прийти вовремя, чтобы благополучно добраться до Анадыря и улететь в Москву. Звучит как конец путешествия, но на самом деле это скорее конец "халявной" части, с гостеприимными посёлками и тёплыми ночевками. Предстоит самый большой переход по тундре.

Итак, перебравшись по дырявому мостику, по которому мы пришли сюда, мы выходим на берег и сразу же начинаем углубляться в тундру. Очень скоро посёлок остаётся позади, и мы оказываемся одни в бескрайнем поле. И снова на ногах тяжелые неудобные сапоги. Шухер говорит, что ему нравится ходить в сапогах, ничего не мокнет, можно наступать, куда угодно. Может, дело в том, что у нас разные сапоги. Так получилось, что все девочки, сговорившись перед походом, заказали себе одинаковые сапоги-комбинезоны. Такие же были у Вани и Эхо. Резиновые, совершенно не дышащие и очень тяжелые. А вот Шалим достал где-то в Челябинске для них с Шухером другие сапоги - чуть выше колена, с толстой подошвой, и из другого материала - более лёгкие. Такие же были и у Лёши. И когда мы, уже собравшись в Москве, зашли в Сплав, то увидели там такие вот лёгкие болотные сапоги. По сути, единственный их недостаток по сравнению с комбинезонами был в том, что они были короче - по середину бедра. Но значительно легче и с более толстой подошвой. В итоге Масяня, Анжела, Эхо, Юля и Ваня, подумав и всё взвесив, купили себе такие же, причём если Эхо не стал брать тяжелый комбинезон вообще, Масяня и Анжела оставили комбинезоны в Лаврентия, а Юля никак не могла решить, что лучше, и решила тащить обе пары! Ну а мы с Наташей остались при старых комбинезонах. Надо сказать, что всё-таки ребята оказались правы, выбрав сапоги. Единственный минус - у Лёши и Юли они в самом начале похода протерлись в местах сгиба и немного продырявились. Мы же с Наташей потели насквозь и ходили мокрые каждый день, а таких глубоких бродов, в которых понадобился бы резиновый комбинезон, у нас так и не было. Ну только на последнем возможно чуть подмочились бы, там глубоковато было. Зато весь поход - тяжело, потно, мокро и неудобно. Так что совет будущим путешественникам - берите с собой болотные сапоги из материала EVA, и будет вам счастье в тундре. В резине правды нет. Ну или берите пример с Юли - берите всё! По болоту идёте в сапогах, глубокие броды переходите в комбинезоне. Если не лень тащить пару лишних килограмм на себе.

Так вот, вернусь, пожалуй, в тундру. Поле здесь бескрайнее, небо - пасмурное и низкое, ветер без преувеличения сбивает с ног. Я смотрю вокруг и изо всех сил стараюсь найти здесь красоту и понять её. На севере красота особенная, и чтобы признать тундру красивой даже в такую суровую погоду, нужно приложить немалое усилие. Идти очень тяжело, ноги еле шевелятся, и чтобы отвлечься, я пытаюсь придумывать стих, пытаюсь его запомнить, и на привалах записывать. Я никогда не умела писать стихи, ничего не получается и сейчас. Если что-то и придумывается, то до привала, когда можно что-то записать, успевает забыться... В итоге в моём блокноте оказываются слабо связанные между собой отдельные строки. Печатаю их здесь без исправлений.

У тундры нет берегов.

Нет берегов у травянистых волн, лоснящихся,

Пред ветром северным в земном поклоне преклоняющихся.

Артерии ручьев полотно бескрайнее как ножницами разрезают, питают, наполняют

У тундры нет берегов

Как можно ждать, что будет за поворотом,

Как можно бояться, надеяться и верить, что будет за поворотом, когда поворота нет?

Когда вот оно всё, перед глазами

Безбрежная тундра поделила пополам мир на небо и землю, и земля завоёвана тундрой

А ветер пригибает всё к земле, прижимает, укладывает на мягкую болотистую постель

Обманчиво мягкую, коварно мягкую, кроваво мягкую,

Пропитанную водянистой кровью тундры, скрытой, скрытной, всё понимающей и принимающей, и из своих недр не возвращающей

У тундры нет берегов



Ксения Гордиевская

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться