Слабоумие и отвага, или Путешествие на планету Чукотка

Размер шрифта: - +

Возвращение в Лаврентия

Возвращение в Лаврентия

19 августа.

Сегодня планируется дойти до Лаврентия. Как правило, в такие дни все собираются быстрее и стараются идти быстрее - на горизонте маячит магазин, тепло, крыша, отдых. На сегодняшнем костре сжигают ненужные, испорченные вещи - чтобы дальше не тащить. Мне приходится сжечь порванный дождевик, который я не успела зашить, и он очень быстро превратился в лохмотья. Пару раз всего использовала, от дождя хорошо защищал, но пара веточек - и всё, нет дождевика. Утро начинается с живописного берега залива Лаврентия. Сначала мы идём по каменистому берегу, потом появляются скалы и огромные камни на берегу, передвигаться по которым довольно непросто. Сложность заключается в том, что сапоги на острые камни встают неустойчиво, в отличие от треккинговых ботинок, и сами камни тоже шевелятся, никогда не знаешь, какой из камней куда повернется под твоим весом. Я стараюсь идти чуть выше этих россыпей, Юля наоборот - по воде. В какой-то момент Юля падает. То ли оступается, то ли камень едет, но выглядит всё это эпично. Всё обходится ушибами, но на таких камнях можно очень круто разбиться. Сегодняшний день с утра был очень бодрый, но потом началось: мыс за мысом, мыс за мысом... И каждый нужно обходить, и вот идешь, и ждешь, что вот-вот за очередным мысом появятся вдалеке очертания посёлка... Но за каждым новым поворотом всего лишь очередная живописная бухточка, очередной мыс. И мы сворачиваем с залива и идём срезать по сопкам, иначе это может затянуться очень надолго. И теперь мысы сменяются сопками - холм за холмом, холм за холмом... То поднимаемся, то спускаемся по каменным насыпям, но хотя бы идём напрямую к посёлку, а не по всем изгибам залива. И по каменным грядам горным туристам все же идти проще и привычнее. А когда спускаемся с сопок, снова начинаются поля тундры, с морошкой, шикшей и голубикой. И вот, спускаясь с очередного холма, я вижу внизу реку - широкую и, видимо, глубокую... У меня ёкает. "Ну всё, - думаю, - как по сценарию. Последний день, никто не волнуется уже, все расслабились, и вот, нате вам, жесткая переправа". Но нет, это оказывается всего лишь один из рукавов залива, который можно просто обойти. А на одной из сопок отличилась Наташа - она вдруг видит что-то большое и серое (меня), думает, что это медведь и пускается наутек на вершину сопки, в то время как остальные забирают правее. А они все время видели Наташу позади, а тут нет её. А она тем временем от "медведя" убегает. В итоге Наташа делает небольшой крюк, но до ребят-таки доходит.

Обед сегодняшний никак не сравнится с пирами прошлых дней - стандартный перекус салом, сыром и колбасой на ветру и холоде, на берегу какой-то речушки. Но костер сегодня бы все равно никто разводить не стал - все торопятся дойти до Лаврентия. В середине дня появляются сомнения, что мы дойдем сегодня. Расстояние-то небольшое, но как петлять вдоль берега, так и скакать вверх-вниз по сопкам - все это сильно замедляет наше передвижение. И на каждом привале мы считаем километры и гадаем, дойдем - не дойдем сегодня. В конце концов мы выходим на заболоченную колею, которая явно ведёт в Лаврентия, постепенно набирая высоту. Сначала это прибавляет бодрости и уверенности, что все-таки сегодня мы будем спать в тепле, но колея всё не кончается, она просто бесконечная! Пейзаж вокруг тоже не меняется - слева виднеется залив, а справа, впереди и сзади просто тундра. Колея набирает высоту очень плавно, и идти по ней мучительно нудно - гораздо проще залезть на крутую сопку. Это странное ощущение - ты идёшь, но при этом как будто остаёшься на месте, не движешься. Пытаюсь отвлечься традиционными методами - песнями, мечтами о сгущенке, но снова накатывает это ужасное чувство, когда тебе просто трудно поднимать ноги от земли и переставлять их, особенно когда эта земля - булькающее под ногами бесконечное болото. При этом картина, все краски вокруг нереально красивы. Снова весь мир напоследок разделяется на колышущиеся волны тундрового моря и фантастическое темное низкое тяжелое полотно, разрисованное огромными неаккуратными мазками. Именно такую тундру я увидела впервые, когда мы ждали вылета в Угольных Копях и во главе с Артёмом поднимались на сопку. Тогда я впервые увидела это море колышущейся, стелящейся травы... И сейчас я понимаю, что осталось всего немного тундры на нашем пути, и очень скоро я буду готова отдать что угодно, лишь бы вернуться, и пытаюсь насмотреться ей, впитать как можно больше, сохранить эту картинку в памяти. И она сохраняется. Только в этот момент, как бы тяжело ни было, как бы ни хотелось сгущенки и теплой, сухой ночевки, я больше всего хочу, чтобы мы не успели дойти сегодня до Лаврентия. Чтобы ещё раз заночевали по-походному...

Я не успеваю опомниться, как колея забирает резко вверх, а на вершине следующего холма показываются строительные машины, и колея обрывается. Ребята, идущие впереди, еле ползут по колее, а потом резко начинают идти быстрее. Когда я добираюсь до места, где начинается нормальная твёрдая дорога, и наступаю на неё, мой темп мгновенно увеличивается, наверное, втрое. Какое же счастье идти по ровной дороге! Никуда не проваливаясь, не хлюпая, не подворачивая ноги! По ровной дороге! Только тот, кто дни напролет ходил по болоту, может оценить прелесть твердой дороги... Я сразу начинаю идти очень быстро. Вскоре выглядывает коса с постройками, цветные дома Лаврентия, и большой корабль в море. Шухер с Наташей сидят на обочине и ждут, чтобы показать, где все сворачивают с дороги и начинают спускаться к поселку. Лаврентия кажется так близко, два шага до него, до сгущенки, мы с Наташей прямо бежим по кочкам, хотя Шухер и Шалим настолько быстро несутся к поселку, что сразу же отрываются от нас, и их уже не догнать. А остальных, кто впереди, уже и не видно. Все спешат успеть в магазин, хотя как оказалось, Юля уже созвонилась со своей знакомой продавщицей и договорилась, чтобы та не закрывала магазин до нашего прихода. А мы тем временем снова ковыляем по болотам, и Наташка всё говорит: "Давай, Ксюха, немного совсем до сгущенки". Мы идём по болотам, срезая, но поселок приближается настолько мучительно медленно, что кажется, мы не дойдем никогда. Весь день и так идём практически без отдыха, не зная, то ли дойдем, то ли не дойдем до поселка, и вот он уже рядом, рядом, но недосягаем!



Ксения Гордиевская

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться