Слабоумие и отвага, или Путешествие на планету Чукотка

Размер шрифта: - +

И что теперь?

И что теперь?

21 августа

Утро сегодня очень ясное и спокойное, ветра совсем нет, и как вчера светит тёплое солнце. Мы с Наташей всё равно ставим будильник и встаём пораньше, чтобы пойти на озеро, пока там никого еще нет. Но когда мы туда подходим, Шухер и Шалим уже на месте - они там ночевали что ли? Не ночевали, но вылезли поздно, залезли рано. И уже "подкорректировали температуру" в озере - где-то перекрыли камнями горячую воду, где-то наоборот пустили холодную, и теперь в озере умеренно горячая вода - то, что надо. Теперь тепло и в том месте, где находится "джакузи" - ключ прямо из дна озера, выходящий на поверхность пузырящейся струёй (а вчера в этом месте была прохладная вода). Чудесное утро в горячем озере, чудесная погода, чудесное настроение. Мы сидим в горячем озере и разговариваем о планах на будущие походы... Камчатка, Африка, Европа, Памир, и конечно новые и старые маршруты по родному Кавказу... Как поётся в песне из фильма "Территория" - "Велик океан, и земля велика, надо бы всё пройти". Настроение сейчас именно такое. Боевое. Вот наесться сладкого в Москве, и снова в путь.

Искупавшись, мы неспешно завтракаем, собираем рюкзаки и в последний раз палатки, дожидаемся, пока нас заберет вчерашний грузовик и уезжаем на нём в Лаврентия. Сегодня предстоит много дел и решений. Во-первых, нас ждут в отделении милиции, чтобы закрыть "дело о пропавших туристах". Говорят приходить двумя группами, и что допрос каждого участника займет около 5 минут. Я во второй группе. Когда мы заходим в здание милиции и поднимаемся на второй этаж, нам навстречу из какого-то кабинета выскакивает Анжела: "А вы помните, какого числа мы в Инчоуне были?" Ступор. Никто не помнит, никто особо не следил за датами. Нас заводят в какой-то зал, где мы должны ждать своей очереди, когда нас будут вызывать на допрос, причём каждого в разные кабинеты. Как всё серьезно... Мы судорожно вспоминаем, когда мы где были и стараемся это запомнить, а то не хватает ещё, чтобы у нас показания были разными, просто из-за того, что мы забыли... Меня приглашают в кабинет, из которого вышла Анжела. Там сидит приятная дружелюбная женщина, которая сверяет мои показания с Анжелиными, просто зачитывая их мне, уточняет маршрут, где мы когда были, спрашивает так же про связь - я должна подтвердить, что вопросами связи занимался руководитель, и что он действительно пытался безуспешно выйти на связь. Меня спрашивают, что у нас за клуб и насколько давно мы друг друга знаем, а также были ли в группе конфликты. Стандартные такие вопросы, занявшие совсем немного времени.

Позже заходим к главе администрации Валерию Григорьевичу, рассказываем, как сходили, просим узнать прогноз погоды на корабль и самолет. Прогноз благоприятный для всех видов транспорта: и Сотников должен вовремя выйти, и самолет вылететь. Но Валерий Григорьевич советует лететь на самолете, потому что корабль - это "экстрим", там сильно качает и не очень комфортно. Просим также узнать, где мы можем купить мясо и сало кита, чтобы взять домой. Валерий Григорьевич связывается со своим знакомым охотником из Лорино, тот обещает привезти мясо к вылету самолёта.

- Ну прогнозы благоприятные, - рассказывает Масяня, когда мы возвращаемся в Дом детского творчества после разговора с главой администрации, - Говорит, что и самолёт полетит, и корабль пойдёт.

- А откуда он это узнавал? - спрашивает Эхо.

- Он звонил в какую-то справочную Сотникова, - отвечаю я, - и ему сказали, что корабль вышел из Анадыря уже и придёт по расписанию. Но он не советует на корабле.

- Почему?

- Да потому что типо там "экстрим". Некомфортно, и очень качает, и морская болезнь обеспечена. И долго, двое суток. И нет гарантии, что не застрянет.

- Да так все говорят, - говорит Шухер, - Вообще, я заметил, Сотникова тут не очень жалуют.

- Ну, когда не торопишься, самолёт конечно комфортнее и быстрее.

- А самолёт что? - спрашивает Ваня.

- Говорит, что и самолёт должен вылететь вовремя, - отвечаю я.

- Ну если самолёт точно полетит, я за самолёт, - говорит Лёша, - Корабль тоже ненадёжно.

- Да, - поддерживает Ваня, - если и корабль идёт, и самолёт летит, я считаю, что надо лететь. Кто знает, где вы там на этом корабле встанете.

- А с другой стороны я вот никогда так на корабле долго не ходил, - говорит Шалим, - так нам тут ещё день куковать, а так на корабле попутешествуем. Провидения заодно посмотрим, он же там даже стоять должен.

- И если мы корабль пропускаем, а с самолётом что-то случается и он не вылетает, на Московский рейс мы уже по-любому не попадаем. - говорит Эхо, - ещё не факт кстати, что он из Анадыря вылетит. И он же не только из-за погоды задержаться может, мало ли какие там неполадки. Я считаю, если Сотников отходит завтра по плану, надо садиться на него.

- Согласна, я тоже так считаю, - говорю я, - Сидеть и ждать самолёта - мне этого хватило уже. И я на кораблях не путешествовала никогда, я даже не знаю, есть ли у меня морская болезнь. И Провидения посмотреть хочется. А если где-то встрять, то я предпочту встрять на корабле, это хотя бы интереснее, чем вылета снова ждать. Так что я за Сотников.

- Да давайте разделимся, - предлагает Ваня.

- Ну вообще да, - поддерживает Шухер, - Все люди взрослые, можем и отдельно до Анадыря добираться. Надеюсь, все там и встретимся. Так, кто за самолёт?



Ксения Гордиевская

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться