Слабоумие и отвага, или Путешествие на планету Чукотка

Размер шрифта: - +

Теплоход Капитан Сотников

Теплоход Капитан Сотников

22 августа

С самого утра мы снова начинаем проверять прогнозы, звоним в справочную теплохода, ходим в администрацию, и везде нас уверяют, что всё в порядке, корабль выйдет по расписанию. Вообще непонятно, откуда у всех такая разная информация, кого слушать... А решение надо принимать прямо сейчас. И мы принимаем его всё-таки в пользу корабля Сотникова. Он уже скоро должен прийти в Лаврентия, и мы начинаем активно доделывать все дела здесь. Сдаём билеты на самолет (удивительно, что их можно сдать отсюда - аэропорт Лаврентия - это маленький деревянный домик, с одной кассой, несколькими скамейками и металлоискателем), забираем трехлитровую банку варенья из морошки и голубики. Идём к охотнику, с которым Эхо договорился о мантаке (правда, безуспешно - охотник соглашается продать мантак только если мы возьмем его вместе с рыбой, а рыба нам не нужна). Пока есть время, успеваем забежать даже в музей (смотрим быстренько на чучело белого медведя, с которым мы к счастью не встретились, разные виды ягеля, и предметы народного промысла), по дороге встретив Артёма, у которого как раз идёт суд, и если он закончится вовремя, Артём успевает на корабль вместе с нами. Забежали в магазин за едой на корабль, в общем бегаем-бегаем, и в конце концов собираемся, всех дожидаемся и отправляемся на причал.

Я первый раз в жизни буду путешествовать на корабле - не прогулочном катере, а именно настоящем транспортном корабле. Теплоход Капитан Сотников уже стоит на небольшом причале и ждёт пассажиров, а их немного. Гораздо больше чаек, ни на секунду не умолкающих и кружащих над всем заливом. Наши ребята, которые собрались лететь на самолете, провожают нас. Наконец объявляют посадку, матросы спускают с корабля на причал небольшую лесенку, по которой все пассажиры поднимаются и затем спрыгивают на палубу - девушкам матросы подают при этом руку. Мы закидываем в трюм рюкзаки, взяв с собой только самое необходимое на два дня, прощаемся с ребятами, пожелав друг другу удачно добраться до Анадыря, и заходим внутрь корабля. Судя по тому, как нас им пугали, я представляла себе грязный пол с водой, по которому катаются какие-то тряпки и бочки, низкие деревянные скамейки, на которых будет ютится толпа народу. Но на самом деле салон Сотникова оказался очень комфортным, чистым, с удобными креслами и даже большим телевизором. Более того, Артём (который всё-таки успел закончить свой суд до отплытия корабля) как-то договаривается о том, чтобы для наших девочек выделили каюту.

И вот, мы уже начинаем располагаться на сиденьях, как погода резко портится. Я услышала, как Шухер, оплачивая билеты, на вопрос "сколько вас" отвечает "семь, и может быть десять". Короче, дальше всё происходит очень быстро. Погода портится, становится пасмурно, опускается туман, и кто-то из местных говорит, что самолет точно по такой погоде не вылетит. Наши ребята, планировавшие лететь, теперь бегом летят сдавать билеты и собирать вещи (хорошо, помогают пограничники и подбрасывают на машине), и к счастью, успевают сесть на корабль до его отплытия, т.к. ждали ещё кого-то. Так что и на этот раз погода снова сказала своё последнее слово, и мы снова все в сборе.

Вот мы и выходим на Сотникове в море. Серый берег Лаврентия в тумане остаётся позади. Сине-серое море за кормой, в нем плавают маленькие рыбки. Недалеко от поселка виднеются прибрежные заболоченные холмики, по которым еще несколько дней назад мы продирались. Туман опускается на Лаврентия, на прибрежные хозяйственные постройки, на гаражи рыбацких лодок. Над берегом и водой кружат чайки, на воде сидят гагары, то и дело опрокидываясь и исчезая под водой. А еще утром светило солнце, и даже было довольно тепло. Ох уж эта северная погода...

Корабль "Капитан Сотников" покачивается на спокойных волнах. Бесконечное море днем сливается с облаками в светло-серой дымке тумана, стирая линию горизонта. Неподалеку от корабля из моря то и дело вспыхивают фонтанчики, следом за которыми на поверхности показывается гладкая серая спина кита, а за ней - хвост, шлепающийся о поверхность воды. Я иду на корабле по одному из северных морей, на самом краю света. А за кораблём следует стая серых китов. Это реально вообще? Это со мной происходит? Низко-низко над водой пролетают чайки, целыми стаями сидят на морском покрывале маленькие темные водоплавающие птицы. К вечеру море начинает чернеть, и на черной колышущейся глади тянется белый пенистый след корабля. А небо не чернеет. В этих краях в это время небо не чернеет, ночью оно просто становится чуть более серым, чем обычно. А море - да, море становится пепельно-черным, как атласная ткань, развевающаяся на ветру. Стою на палубе, прислонившись к влажным железным бортикам, где-то в море, плывя непонятно откуда и непонятно куда, из неизвестности в неизвестность. Чукотка - она такая, бесконечная и неизменно неизвестная. Кажется, что во всём мире Чукотка. И тундра здесь не имеет берегов, и море. А океан - как у Лема в "Солярисе", океан - это живое существо. Которое дышит, чувствует, имеет своё настроение...

Спускаюсь в салон, на креслах уже растянулись пассажиры, по телевизору идут документальные фильмы о летчике Светогорове, чей самолет недавно нашли в тундре спустя 80 лет. С нами на корабле едут участники экспедиции по поиску его останков, и один из них всю дорогу очень активно добровольно-принудительно проводит просветительскую работу среди пассажиров, показывая все фильмы и видеосюжеты, связанные с этим летчиком, и не по разу... День плавно перетекает в ночь, я первая спускаюсь в каюту, часов в 8 вечера, чтобы проснуться ночью и пойти смотреть на море. Расстилаю спальник и сразу же проваливаюсь в сон, убаюканная плавными покачиваниями. Ночью просыпаюсь от того, что хочу пить, и одновременно со мной с верхней полки свешивает ноги Юля. Корабль стоит.



Ксения Гордиевская

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться