Сладкий обманщик

Размер шрифта: - +

Глава 11

- Где у вас можно руки помыть? - послышался из прихожей деловой тон моего будущего лечащего врача, и я поняла, что это конец. Теперь я точно обречена!

И самое главное, я даже не успевала ничего предпринять! Если бы знала, что он придет, могла бы порыться в интернете и узнать, как имитировать простуду, а сейчас все, поздно пить Боржоми, мобильный остался на кухне, да и времени, в общем-то, и не было совсем. 

Минутной передышки, пока оба мужчины о чем-то переговариваясь, отправились в ванную, хватило лишь на то, чтобы хоть как-то взять себя в руки, выключить свет в комнате и забраться под одеяло. 

Как только моя голова коснулась подушки, прямо около двери послышалось обеспокоенное:

- Как она? К ней можно? - сердце обливалось кровью от того, что приходилось так обманывать Николя. По его голосу было отчетливо слышно, что он не на шутку встревожен. 

- Да… - Лиля отвечала неохотно, видимо придумывая, как бы потянуть время, но похоже ей, также как и мне, ничего толкового в голову не пришло. - Только мне кажется, что она спит, смотри, свет выключен. 

- Ничего, - бодро объявил доктор. - Сейчас я ее осмотрю и она будет спать дальше. 

От такой уверенной настойчивости я беззвучно застонала. Нет, ну чем я так провинилась перед судьбой, что мне даже небольшой прогул не может просто так сойти с рук? 

Дверь приоткрылась, запуская слабый лучик света из коридора и в комнату кто-то вошел. Определить, кто именно, я не смогла, так как закрыла глаза, притворяясь, что сплю. 

- Анастасия? Анастасия, просыпайтесь. - ласково позвал доктор прямо над самым ухом. Вот блин! Ну что ему стоило посмотреть, что я сплю и отправиться восвояси? Ладно, буду действовать по ситуации. 

Вспомнив школьные годы, когда я отлынивала от контрольных, притворяясь больной (благо родителей было куда проще обвести вокруг пальца), я приоткрыла лаза и картинно закашляла. 

Доктор, оказавшийся, в общем-то, просто душкой (похоже у Жан Люка все окружение такое), погладил меня по голове и ласково сказал: 

-Ну-ну, сейчас мы тебя вылечим. Меня зовут Константин, я терапевт. Николя попросил меня провести осмотр. Что у тебя болит? 

У меня как камень с души упал! Как же я сама до этого не додумалась?! Ведь для врача гораздо важнее, что ему говорит пациентка, а не ее соседка! Это был мой шанс!

Я грустно посмотрела на него и выдала самым страдальческим голосом, на который только была способна: 

- С утра очень болело горло, - разумно решив все-таки его упомянуть, чтобы уж совсем не путать показания. - Но сейчас только слабость и голова болит. 

- Хорошо, - казалось, мой ответ его полностью удовлетворил. - Мне нужно, чтобы ты сейчас встала и включила свет. Хочу тебя послушать и проверить горло. 

Мысленно чертыхнувшись, все-таки вылезла из кровати и нехотя пошла к двери. Щелкнув выключателем, я проверила на месте ли мое страдальческое выражение и повернулась к Константину.   При свете стал сразу заметно, что время его не пощадило: под глазами залегли глубокие морщины, а низ лица украшала борода с усами, где не осталось ни одного волоса, который не был бы седым.

Взяв меня за руку, он подвел меня к центру комнаты, остановив прямо под лампой, и скомандовал: 

- Открой рот и скажи «А». 

Все тело свело от напряжения, но я все-таки заставила себя сделать как он велел. 

- Странно, - задумчиво выдал доктор. - Горло совсем не красное. Ты уверена, что оно болело? 

С полной обреченностью подумав, что вот оно мое разоблачение, я практически без всякой надежны на успех выдала:

- Я пила чай с лимоном и молоко с медом, может это помогло? 

- Вполне возможно, - легко согласился Константин и достал из сумки стетоскоп. - Повернись ко мне спиной и подними майку….

Это были, пожалуй, самые длинные в моей жизни пару минут, пока врач командовал «Дышать- не дышать», я так боялась, что меня все-таки раскроют, что сердце само по себе ускорило ритм. Что, я думаю, было отлично, в связи с тем, что легкие у меня были чистые, так хоть сердцебиение намекало на «недомогание». 

- А теперь, - улыбнулся мой усатый мучитель. - Измерим температуру и я тебя отпущу спать. 

Так, а вот про градусник-то я и не подумала! Но паниковать не стоило, я все детство прекрасно отбивала его так, что сомнений в том, что я горю не было ни у кого, даже не смотря на то, что кожа оставалась предельно холодной. 

Но каким же было мое разочарование, когда из кожаного саквояжа доктор достал не такой привычный стеклянный градусник из детства, а новый электронный. 

Вот черт! И что же теперь прикажите делать? 

Нервно сглотнув, я оглянулась по сторонам в поисках подсказки. Ничего на ум не приходило. 

- Константин? - в панике я решила хоть немного потянуть время. 

- Да, - ответил он, старательно пытаясь открыть пластиковый коробок с градусником. 

- Давайте я сама, - вырвав у него из рук упаковку, я с легкостью зацепив замок ногтем открыла его, и за неимением других опций нажала на единственную имеющуюся кнопку. Градусник пикнул и высветил исходную нулевую температуру. Нервно засунув его подмышку, я улыбнулась врачу. - Вам не сложно принести мне чашку чая? Что-то в горле снова першит. 

- Да, конечно, - казалось он был рад услужить, что вызвало у меня невероятное облегчение, я даже с трудом удержалась, чтобы победно не вскрикнуть.

Прикрыв за собой дверь он направился на кухню, а я в панике заметалась по комнате. Думай, Настя, думай! 

Вдруг взгляд остановился на покрывале, валяющемся на полу. Оно было теплым, шерстяным. Я купила его еще зимой, так как безумно мерзла по ночам. С затаенной надеждой подскочив к нему, я осторожно достала градусник, который показывал позорную температуру в тридцать пять и восемь градусов, и приложив к шершавой поверхности слегка потерла. Аллилуйя! Запиликав градусник показал заветные тридцать шесть и девять.



Мари Д’Орей

Отредактировано: 20.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться