Следуй за мной

Размер шрифта: - +

Немного о птицах

Глава 7.

Скай.

Если бы кто-нибудь предупредил мня о том, что ждет меня в родовом имении Соколов, я бы…. Нет, поехать пришлось бы все равно, но я, пожалуй, выпросил бы перед этим «Непробивайку» у Дишан.

Нервы натягивались до предела и, чтобы продолжать сдерживаться я не смотря на усталость, каждое утро выполнял полный тренировочный комплекс.

Семейство Соколов куда больше походило на кубло змей. И если при первой встрече меня обдали леденящим холодом, то потом пытались прижечь пятки или дать под дых. В переносном смысле, конечно.

Хотя один раз, на второй день после моего приезда, мои кузены Сайко и Себар, подстерегшие меня вечером в саду, решили заставить меня отказаться от навязываемого титула наследника с помощью кулаков.

Нельзя сказать, что как воины они совсем ничего не стоили, их, как и меня, тренировали с детства. Но в то время как они, достигнув совершеннолетия и избавившись от опеки старших, свели физическую активность к пьяным потасовкам и охоте, я каждый день продолжал совершенствоваться.

После обучения у Грай-дона неумелые наскоки кузенов вызывали у меня только улыбку. Пришлось, конечно, с ними повозиться. Не мог же я убить или покалечить собственных двоюродных братьев? Приходилось сдерживаться.

В общем, этот случай был единственным и после него кузены стали меня побаиваться. Но они никогда и не являлись самыми крупными картами в колоде. Моими основными противниками стали дядюшки. Дядя Санроден, вопреки полученным мною известиям, вовсе не похожий на умирающего, и пытающийся внушить мне мысль, что теперь я должен стать его правой рукой. То есть делать так, как он решит и помалкивать. И дядя Сикрадир, пытающийся внушить мне мысль, что я – ничтожество, а место мое – у ног моих кузенов, в ожидании их указаний.

В собрании также участвовали две мои тётки, двоюродный дед и трое двоюродных дядей. Помимо них, поместье наводнили родственники родственников, желающие стать свидетелями такого эпохального события, как передача титула младшему наследнику через головы старших.

Моя мать и сестра не приехали, чему я был очень рад. Я бы, безусловно, хотел их снова увидеть, но не здесь и не сейчас.

 

Киран.

В карете нас было двое: я и Дишан, чему я была рада. Присутствие кого-то ещё в тесном пространстве повозки наверняка вызвало бы у меня жуткое раздражение.

Говорить ни одной из нас не хотелось. Дишан смотрела прямо перед собой отсутствующим взглядом лунатика, наверняка что-то обдумывая. Я же почувствовала, что проголодалась и вообще, спать хочу. Так что я поставила сумку, переданную мне Лайкой, на сидение между мной и Дишан, нашла в ней мои любимые пирожки с яблоками и съела два, один за другим. Затем, почувствовав, что волнение отступило, я закрыла глаза, откинулась на сидении и уснула.

Проспала я, наверное, где-то около часа, судя по пейзажу за окном. Эту местность я проезжала много раз, когда мы ездили на задания. Да, учитывая, что скорость кортежа значительно ниже скорости маленькой верховой группы, мы ехали примерно час и десять-пятнадцать минут.

Потянувшись, я почувствовала, что мне хочется чего-нибудь сладкого. Сумка по-прежнему стояла на сидении, я открыла её и… замерла в шоке! Сумка была почти пуста! Ни пирожков, ни яблок, ни медовых шариков! Лишь немного орехов, кусочек сыра, полбуханки хлеба, хотя я точно помню, что их было целых две. В баночке с джемом джем остался только на стенках, а в банке с вишневым компотом остался только сам компот, без ягод. Нетронутые шесть вареных яиц и головка лука, при всём прочем, выглядели издевательством.

Потрясенная, возмущенная, я посмотрела на Дишан, надеясь взглядом прожечь в ней дыру. Дишан ответила мне холодным взглядом королевы, которая выше всяких низких подозрений.

Это было уже слишком!

Набрав в грудь побольше воздуха, я собралась разразиться гневной тирадой, но тут карета, резко дернувшись, остановилась. Банка с остатками компота, выскользнув из сумки, упала на пол и разбилась, окатив нас брызгами.

Дишан невозмутимо достала из своей сумки пару платочков, одним вытерла капли со своего платья, а второй бросила мне.

- Видишь, ягод тебе всё равно не досталось бы, - заметила она и с независимым видом вышла из кареты.

Я осталась сидеть, беззвучно открывая и закрывая рот.

- Берховы берхи! – наконец выдавила я из себя, бросила платок на то место, где до этого сидела Дишан, и тоже вышла из кареты.

Внутри меня булькало возмущение, а из ушей, будь сейчас зима, наверняка валил бы пар. Чрезвычайно остро мне захотелось медовых шариков, сожранных Дишан!

Наша карета стояла во дворе перед комплексной постройкой, сложенной из светлого тесаного камня -  гостевым домом и ресторацией «Корона».

Я никогда здесь не бывала, и хотя сейчас двор гостиницы интересовал меня меньше всего, краем сознания я отметила окружающую обстановку. И здание, и двор перед ним оказались довольно красивыми. Стоянка карет была отгорожена от прочей территории двора широкими клумбами с цветами и кустарниками, здесь даже была парочка статуй.  

Рядом с нашей с Дишан каретой стояли и остальные из нашего кортежа, включая самую большую и блестящую – карету принца. Часть гвардейцев уже успела занять свои посты на территории, остальные, переговариваясь и перекидываясь шутками, шли, окружая принца и его свиту, ко входу в ресторацию. Во дворе стояли и другие кареты, принадлежащие путешественникам, отдыхающим в Короне, а ещё сновало много разных людей.

Сперва всё это пестрое многообразие я ухватила лишь краем сознания. Интересовало меня только одно – необходимость догнать Дишан, схватить её и хорошенько потрясти. Однако три первых быстрых шага вслед за мелькнувшим впереди малиновым плащом целительницы, привели меня к столкновению со спиной очень толстого и совершенно незнакомого мне человека.



Полина Вит

Отредактировано: 20.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться