Следы на воде

Размер шрифта: - +

24. Не состоявшаяся свадьба.

Война закончилась. Конечно, на жизни империи она отразилась не так уж сильно, так как все что происходило, происходило за ее пределами.  Но все же наступили мир и порядок. Пара наших троллей добралась до Копей. У троллей существовала древняя традиция, вождь правит по праву силы. По преданьям вождей выбирали рукопашным поединком. Сейчас традиции ушли в прошлое и общиной руководили наиболее умелые и опытные рабочие. Но за забытые поверья было не сложно зацепиться. Вождей же отказавшихся от поединка легко назвать трусами.  Надавить на гордость, обвинить в служении гоблинам. Тролли достаточно гордый народ, и подчинятся маленьким, ничтожным гоблинам для них всегда было не просто.  В итоге сошлись на том, что раз сейчас троллями правит совет шести вождей то все они и выйдут на поединок против одного гостя претендующего на место у руля. Такое несправедливое решение воодушевило старую элиту, и позволило им набраться храбрости решиться на эту авантюру. Куда проще им было позвать охранку гоблинов. Но шестеро в одного они рискнули. Наши тролли были выбраны не случайно. Именно такой сценарий развития мы предполагали, поэтому оба они были крепкими и хорошо обученными бойцами. Раскидать шестерых рабочих труда одному из них не составило. Условия труда и жизни в шахтах были не первоклассными, поэтому тролли достаточно легко поддержали идею бунта, соблазненные обещаниями о сладкой жизни вольных охотников.  Охрана гоблинов не ожидала такого поворота событий и была захвачена врасплох.  Распаленные рабочие яростно уничтожали оборудование. Системы шахтных подъемников с грохотом рушились вниз. Спустя несколько часов, когда к месту событий начали подтягиваться войсковые соединения гоблинов, вооруженные луками и длинными копьями, троллям пришлось отступить. Но к этому времени инфраструктуре добывающей промышленности был нанесен не поправимый урон. Затем под предводительством наших свободных охотников вольное племя ушло на поверхность в леса, чтобы там добывать себе пропитание охотой.  Но скажем так создание подземных государств явление не случайное.  Почвы здесь у морского побережья очень соленные. Кто-то ответственный за эту сторону знаний в моем министерстве пытался объяснять мне, почему так происходит в этой части побережья и не происходит в другой и даже не безуспешно, но я благополучно забыл. Но факт оставался фактом, поэтому при внешне благополучном климате растительность здесь был скудная и спартанская. А следовательно и живности было мало.  Даже культурное сельское хозяйство эффективнее развивалось под землей в обход процессов фотосинтеза. Да, фотосинтеза, какие-то специфические знания у меня все-таки отложились. К этом стоит прибавить, что ни один из наших троллей не охотился никогда. В итоге в первую же свою вылазку за добычей наши агенты предпочли покинуть негостеприимный край. Тролли не очень любят вождей, не выполняющих предвыборные обещания. А то и очень не любят. Два дня племя голодало, пыталось охотиться, ругалось и думало, что делать дальше. Автономно существовать не получалось. Возвращаться тоже не хотелось, гоблины народ не только жадный, но и мстительный.  А денег они потеряли много. Тут то и появились представители некоторой крупной частной торговой компании, которые предложили кормить троллей. Пока безвозмездно. А в будущем  обещали работу в шахтах. На приемлемых условиях. Тролли не знали и не умели ничего больше, поэтому с учетом некоторых изменений в условиях труда им новая участь казалась даже завидной. Пока же они расположились лагерем у моря, чтобы мы могли подвозить им провизию кораблями. В тоже время к королю гоблинов также пришел человек. И предложил ему арендовать выработки с правом добычи за фиксированную ежегодную плату  сроком на пятьдесят лет.  Также арендовывалась часть чертогов под землей, где могли расположиться рабочие компании и администрация.  Король, конечно, поторговался для вида, но в итоге принял весьма скромное предложение.  Своими силами восстановить работу шахт гоблины не могли. А даже за прошедшие три недели с момента бунта средства бюджета начали ощутимо таять без экспорта. Единственным условием, от которого он никак не хотел отступить это предоставления гоблинам определенного числа рабочих мест. Скрипя сердце, нам пришлось пойти на это. Мы не очень хотели связываться с гоблинами. В то же время король понимал, что если все рабочие основного производства страны окажутся на улице, то это приведет к глубочайшему  кризису. Поэтому все же выторговал где-то сорок пятьдесят процентов от прежнего количества. Может это не так уж плохо, все-таки не так много желающих ехать работать вахтовым способом минимум на год в Великие Копи. Охрана была не большой, но на солдатах были знаки отличия легиона. Это недвусмысленно давало понять, что любая провокация повлечет за собой реакцию империи. А участь Кайнаса показала, что это не пустые слова. Риск того что гоблины например после того как работа выработок будет восстановлена попытаются силой отбить их обратно был существенен. И еще был острый момент, когда в качестве рабочих компании вернулись местные тролли. Они поселились в арендованных помещениях и более уже гоблинам не подчинялись. Питались они также теперь привозимой нами продукцией. Гарнизон в шесть сотен человек, конечно же, не смог бы противостоять армиям гоблинов.  Но к счастью слово империя оказалось достаточно грозным. Можно еще списать это на честность гоблинов. Хотя навряд ли.  Как бы там ни было все шло спокойно. Чуть более чем спустя месяц начались работы по восстановлению  и углублению шахт. Тем временем в Венсонте начинались беспорядки. Все большее влияния получали религиозно революционные организации. Прикрываясь идеями веры, народного угнетения, а также патриотической ненавистью к эльфам новые люди пытались забраться на трон. Королева контролировала ситуацию. По крайне мере пока. По моему указанию наша разведка щедро финансировала подрывную и террористическую деятельность. Ослабить столь могущественного соседа было необходимо. Вероятно, если во время конфликта с эльфами, Сильмерен сохраняла бы пост верховного главнокомандующего и могла бы без согласования с парламентом и сенатом применить армию, то полномасштабной войны избежать бы не удалось. Хотя кто знает, в истории нет сослагательного наклонения. Деятельность этих организаций была жестокой и местами претила мне. Тем более мне была не близка их идеология, которая могла вызвать во мне разве что смех. Но исключительно с позиционно политической точки зрения я был обязан их поддержать.  Тем более что теперь я был известен как убийца эльфов, и среди них стало очень модным меня ненавидеть.  Айвин со мной не разговаривала. Сначала на мои визиты она реагировала бурно криками, истерикой, обвинениями  и бросанием предметов. Потом сугубо напротив полное игнорирование, молчание, ледяное спокойствие. Я по-прежнему не позволяя ей вернуться. Это было не лишено оснований. Ее стали бы использовать для давления на меня. Если и не с благословления Кейроса, то  это могли сделать просто энтузиасты из эльфийской аристократии.  И еще мне не хотелось ее отпускать, это правда. Хоть это и глупо. Но ведь я раз за разом приходил в эту комнату и искал слова оправдания. Валиер действительно потерял свой пост. Теперь он был частным лицом. Но при этом он оказался бесконечно богатым частным лицом. На свои средства он собрал флот торговых кораблей около ста штук. Пока все еще под эльфийским флагом, поэтому мы не могли открыто напасть на него. И на острове вблизи материка, стал собирать армию наемников.  Вряд ли это могла представлять серьезную угрозу, но все-таки мы держали руку на пульсе происходящего.  Во главе них встал Карвин. Не знаю, где уж он пропадал больше года, но вот он снова воспользовался возможностью. Бывший король не побрезговал использовать  бывшего военачальника темного властелина. Связи того в нужных кругах были  в данном деле крайне полезны. К тому же не стоит забывать, что он был одним из лучших военачальников в истории. Особенно в вопросах дисциплины и организации, что было критично для вооруженных формирований из сброда.



JaceBeleren

Отредактировано: 11.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться