Sleep in heavenly peace

Размер шрифта: - +

Часть 2

Банально, но время действительно лечит. Но именно лечит, а не залечивает. Это длительный процесс, со своими фазами. Как вялотекущая болезнь, которая то затухает, то обостряется под влиянием каких-либо, иногда неожиданных, факторов. В моём случае, это были сны. 
В них Лили приходила ко мне в знакомом шелковом тёмно-синем платье, совершенно ей не шедшем. Будучи с чужого плеча, оно не сидело по фигуре; несуразно тяжелое, будто придавливающее к земле. Мне хотелось её из него вытряхнуть.
- Оно бабушкино, - смеялась она, когда я сказал ей об этом. – Я пыталась его переделать, но мастерица из меня никакая. 
И всё-таки, я не мог представить её ни в чём другом. 
Лили всегда садилась в кресло напротив и долго смотрела на меня. Я так много хотел спросить у неё, но даже во сне страшился, что, испугавшись звука моего голоса, она может исчезнуть. Поэтому просто наслаждался тем, что могу видеть её красивое лицо, нежные черты, мягкие губы, изогнутые в насмешливой полуулыбке. Тёмные глаза смотрели ласково. Она так же пристально изучала меня, будто стараясь запомнить, "сфотографировать" до следующего раза. И я верил что её сердце, так же как и моё, поёт от счастья, что мы можем быть рядом, пусть даже таким необычным способом.
Это были полусны – сны на грани бодрствования. Сны, очнувшись от которых, я был уверен, что она и вправду только что была здесь. Мне даже казалось, что я чувствовал её запах – солнечный, ни с чем не сравнимый аромат душистого земляничного мыла. 
Со временем Лили появлялась всё реже, облик её стал размытым. Она будто ускользала от меня, отпускала. Мне бы быть ей за это признательным - она возвращала меня себе, но я ещё не был готов к этому. 
- Так лучше, - услышал я однажды её шёпот. – Всё предопределено, любовь моя. 
Это были её прощальные слова. Больше Лили не приходила. 

- А я бы хотела с ней встретиться. Правда, пока не решила, что сделаю сначала: расцелую в обе щёки за то, что она выбила из твоей задницы всю эту циничную дурь, либо за то же самое удавлю.
Заявление Сьюзен меня порядком позабавило. 
- Ты уж как-нибудь определись.
Сестра презрительно прищурилась:
- Судя по радости в голосе, ты не оставляешь надежды?
- Нет, Сью, всё в прошлом. – К тому моменту прошло почти два года, и для меня действительно всё было в прошлом. - Я потратил на её поиски чёртову уйму времени. Лили так хорошо скрылась, что, уверен, усилий на это она затратила не меньше. И эти ложные подсказки, будто специально заводящие в тупик. Я только не понимаю, для чего она это сделала?
- Может, твоя Лили из той разновидности женщин, что любят играть с мужчинами? Подогревают их интерес таинственностью. 
- Мне она такой не показалась. 
- Роберт, - Сьюзен протянула свою изящную руку, накрывая мои пальцы ладонью. – Ты меня удивляешь! Не будь ты моим братом, я бы с удовольствием наваляла тебе по шее за твоё отношение к женщинам. Не все из них мне нравились, и почти все они не заслуживали такого эгоистичного засранца, как ты. Но никогда в жизни я не говорила тебе, что кого-то не заслуживаешь ты.
Я удивлённо посмотрел на сестру: вот уж не думал, что когда-нибудь Сью встанет на мою сторону. 
Она, тем временем, продолжила:
- Все эти женщины делали свой выбор осознанно: они знали про твой образ жизни, знали твою репутацию. Знали, что ты из себя представляешь. Они мирились со вторым местом в твоём сердце, первое из которых навсегда отдано работе. И теперь я в растерянности. Два года ты сам не свой. И из-за кого? Из-за девчонки, с которой ты провёл от силы пару дней, и которой хватило ума влюбить тебя в себя, но не хватило смелости удержать? Она недостойна тебя, братец, поверь мне! Чёрт, наверное, я всё-таки её удавлю.
- Всё в прошлом, Сью, - повторил я. - Теперь у меня есть Джессика. Или Дженнифер? Совершенно вылетело из головы.
- Да-да, я вижу. Всё и правда в порядке. Лорен, Дженнифер, Сара, Кэтти… Роберт Картер старается вернуться к своему обычному состоянию ненавязчивой кобелеватости. И, как всегда, не желает утруждать себя строительством нормальных отношений с нормальной женщиной. Мама отчаялась заполучить от тебя внуков. 
- Ты с лихвой перевыполнила план. – Я имел в виду троицу шумных мальчишек возрастом от трёх до восьми лет – сыновей Сьюзен и её мужа Ларри.
- Думаешь, получится сфилонить, братец? – Сьюзен поймала брошенный мяч. – Мама не успокоится, пока ты не одаришь её парочкой своих. И, кстати, на этот раз у меня есть неплохой вариант относительно их возможной мамы. В декабре из Чикаго возвращается Ева – моя подруга по студенческому клубу. Я пригласила её встретить с нами Рождество. И твоя задница там непременно будет. Ей ясно? 
- Милая, сейчас только сентябрь!
Сьюзен выразительно посмотрела на меня. Я знал этот её взгляд: сейчас легче согласиться! Отказаться можно будет и позже.
- Хорошо, я буду.
- Я хотела вас раньше познакомить, но тогда ты ещё был к ней не готов.
- А теперь готов? 
- Теперь готов, - кивнула Сьюзен.
- Хм, не женщина, а какой-то экзамен, - усмехнулся я. 
- Не паясничай, Роб. Это реальный шанс наладить свою жизнь. Ева тебе очень понравится, правда!

Сьюзен была младше меня на два года. К двадцати восьми она успела сделать карьеру, выйти замуж и родить троих детей. Её муж, Ларри, занимал одну из ведущих должностей в  нашей фирме и был старше моей сестры на десять лет. Сьюзен утверждала, что он напоминал ей нашего отца, поэтому ей легко уживаться с мужем, который всё время пропадает на работе. Будучи счастлива сама, Сьюзен хотела осчастливить весь мир. В том числе и меня, знакомя с "достойными" девушками. Условия изначально были неравными, потому что к нашей первой встрече они уже знали обо мне всё, начиная от размера семейного состояния и заканчивая маркой постельного белья, которое я предпочитал. Они так же знали, что на последнем свидании я дарю своим будущим бывшим хорошие подарки. Помнится, одна из них так и заявила при первой встрече: «Мы хорошо проведём с тобой время, но я знаю, что у нас ничего не получится. Может, перейдём сразу к брильянтам?» За честность я щедро одарил нахалку, но и после этого случая не желал ничего менять в отношениях с противоположным полом. А затем в моей жизни случилась Лили.
Может, на этот раз стоит довериться сестре и попытаться построить что-нибудь существенное с этой Евой. В сущности, какая разница – с ней или с кем-либо другим. К тридцати годам я достиг многого. Многое прошло мимо меня. Но то, что я мог сейчас предложить любой из женщин, было достойной компенсацией отсутствия во мне каких-либо чувств. Мне не хотелось выбирать хотя бы потому, что никто из предложенных мне судьбой не был той, которая мне нужна. Они не были ею…



Ирма Грушевицкая

Отредактировано: 18.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться