Sleep in heavenly peace

Часть 5

Вот уже три часа как я с завидным постоянством недобрым словом поминал свою сестру. 
Сьюзен всю жизнь претило спокойствие, и, хоть я и был старше, но каким-то непостижимым образом ей всегда удавалось втянуть меня в свои авантюры. С возрастом тяга Сью к приключениям не ослабла, и как сильно я ошибался, полагая, что, выйдя замуж и заведя детей, весь свой энтузиазм она направит на них. Как бы ни так. Сью умудрялась заражать безумными идеями всех - от родителей, которые были уже не так молоды, до своих малолетних отпрысков. В этом году ей вздумало встречать Рождество в горах, в охотничьем домике родителей Ларри. Возражения не принимались. Вся наша большая семья, включая дюжину близких друзей, отправилась туда заранее. Я же обещал приехать вечером, в сочельник.
Дорога, которая по самым большим подсчётам должна была занять часа четыре, растянулась на весь день. Из Сиэтла я выехал в полдень. Ларри объяснил дорогу, предупредив, что на пароме путь можно срезать на добрых два часа. Эта срезка обошлась мне в пять часов стояния в очереди: мы с зятем забыли, что таких, как я, желающих попасть к Рождеству на ту сторону залива Пьюджет, может оказаться немало. 
К Секиму я подъехал около восьми вечера. Объехав город по кольцевой, жмущейся к подножью подступающих гор, я выехал на шоссе, ведущее в Порт-Анджелес. Отсюда до поворота к дому Ларри по показаниям навигатора оставалось около тридцати миль. 
Дорога была практически свободна, но, как только последние городские огни исчезли из зеркала заднего вида, погода быстро начала портиться. По мере продвижения снегопад усилился, дворники работали беспрерывно. Я с трудом различал свою полосу, опасаясь выезда на встречную. Машина отъехала едва ли более чем на десять миль от города, когда падающая с неба сплошная стена снега сделала видимость практически нулевой. Я сбросил скорость до минимума и теперь буквально крался на тяжелом внедорожнике по девственно белому полотну, которое ещё минуту назад было хорошо просматриваемым тёмным шоссе. 
Внезапно передо мной возникла развилка, и я рефлекторно нажал на педаль тормоза. Чтобы сориентироваться, я бросил взгляд на навигатор, прикреплённый к приборной панели. Экран был тёмным. Только сбоку мигала красная лампочка, обозначающая, что связь со спутниками потеряна. Этого ещё не хватало! Я полез в карман куртки за телефоном, чтобы позвонить Ларри. На светящемся дисплее ярко горело слово «Поиск». Выключив и снова включив телефон, я ждал, когда он перерегистрируется в новой сети, но ничего не происходило. 
Честно говоря, в первый момент я растерялся. Ситуация была довольно глупая: оказаться на занесённом снегом шоссе посреди леса, не зная дороги, не имея возможности позвонить, и это за несколько часов до Рождества! Положение усугублялось тем, что, насколько я помнил, за последнее полчаса мне не встретилось ни одной машины: никто не проехал навстречу, никого я не обгонял, и никто не обгонял меня. Я мог до скончания веков стоять здесь, ожидая помощи, но шестым чувством понимал, что этого не произойдёт. В какой-то момент я подумал о возвращении в Секим, что было равносильно росписи в собственном бессилии. Необходимо сосредоточиться и вспомнить карту, выложенную на сайте, с которого я скачивал её для навигатора. Посидев ещё несколько минут, я включил передачу и решительно крутанул руль влево.

То, что направление выбрано неправильное, стало понятно через пару миль. Дорога заворачивала, ведя меня обратно к Секиму. Я уже приготовился увидеть его огни, когда машина остановилась, неожиданно въехав в почти плотную гору снега. Шоссе закончилось, и дальше шёл просто лес. Я попробовал развернуться, но колёса вязли, и пока я нажимал на газ, они всё сильнее зарывались в мягкий снег, не в состоянии зацепиться за твёрдую землю.
В другой раз я мог бы посмеяться над этим происшествием, но сейчас мне было не до смеха.
Я снова попытался поймать сеть, но электронные приборы молчали. 
- Дерьмо!
Что я мог сделать? Пытаться отрыть машину руками? Оставить её здесь и пройти путь к развилке пешком, в надежде, что кто-нибудь проедет? Сидеть и ждать помощи, которая придёт неизвестно откуда и неизвестно когда? 
- Дерьмовое дерьмо!
Я ударил руками по рулю: по-моему, это самая идиотская ситуация в моей жизни. Чувство беспомощности мне претило, и именно поэтому ничего кроме злости я не испытывал: на себя, на Сьюзен, на родителей Ларри, которым не пришло в голову купить дом где-нибудь в Сан-Франциско, где не так холодно и снежно. 
Погружённый в эти невесёлые мысли, я не сразу заметил, что снегопад закончился. Будто рубильник выключили. Тёмный воздух, едва освещённый слабым светом ксеноновых фар, по бампер въехавшего в сугроб автомобиля, был неподвижен. Ну, хоть за это спасибо!
Заглушив двигатель, я вышел посмотреть, как обстоят дела с колёсами. Чтобы открыть дверь, мне пришлось приложить усилие. 
На улице было светло от переливающегося под Луной снега. Сзади машины ещё были видны следы шин, но их уже почти замело, превратив в холмы там, где колёса проложили колею. Я обошёл вокруг, удивляясь, как за несколько минут машина настолько зарылась в снег. Без спецтехники выбраться не удастся. Вопрос в одном: где её взять? Может, Господь явит мне своё чудо в виде огромного тягача? Сегодня же Сочельник, мать вашу! Хотя, я не отказался бы и от материализовавшейся откуда-нибудь с неба телефонной будки с рабочим аппаратом. Или пусть заработает мой сотовый. Я усмехнулся этим мыслям, но, неожиданно для себя огляделся в поисках спасительного чуда. 
И таки узрел!
Справа между деревьями мелькали несколько довольно ярких огоньков. Судя по всему, там стоял дом, и эта дорога в конце концов, привела бы меня к нему. Недолго думая, я двинул вперёд, пробираясь через сугробы. 
Я даже моргать боялся, чтобы случайно не потерять эти огни, поэтому с трудом понимал, как иду и через что пролезаю. Странно, но уже через пару минут я благополучно скатился с небольшого пригорка прямо в деревянную решетчатую арку, от которой по обе стороны уходил невысокий забор, и оказался перед аккуратным двухэтажным белым домиком. Все окна его горели яркими огнями. 
Он был выкрашен белой краской и наполовину занесён снегом. От этого создавалось впечатление, что дом вылеплен из огромного снежного сугроба. Вокруг ярко освещённых окон темнели синие наличники. Такой же была и деревянная дверь. Вероятно, крыша дома тоже была голубая, но за толстым слоем её не было видно. Лишь печная труба, по непонятной причуде вынесенная за стены, выделялась на белом темной кирпичной кладкой.
Каменная дорожка, ведущая к крыльцу, была расчищена. Снегопад, занёсший мою машину, каким-то невероятным образом прошёл здесь стороной. 
Удивляясь этому факту, я поднялся на веранду, по периметру опоясывающую дом, и постучал в дверь.
- Входите, открыто!
Зайдя внутрь, я очутился в просторной прихожей, освещённой несколькими старомодными светильниками.
- Миссис Блэк, проходите. Я на кухне ставлю пирог!
Мелодичный женский голос раздавался из глубины дома. Я нерешительно замер, раздумывая, имею ли право воспользоваться приглашением невидимой хозяйки. 
- Простите, мисс! - громко сказал я, обозначая своё присутствие. - Моя машина застряла в лесу. Можно мне от вас позвонить?
Сначала я услышал лязг закрывающегося духового шкафа, а затем быстрый стук каблучков по деревянному полу. В следующее мгновение из-за угла лестницы, что вела на второй этаж, показалась невысокая худенькая девушка. 
Завидев меня, она замерла. Её огромные светло-карие глаза смотрели настороженно. В руках хозяйка сказочного домика сжимала большой кухонный нож. 
Я тут же поднял вверх обе руки:
- О, простите, мисс, я не хотел вас напугать! 
- Кто вы? 
- Меня зовут Роберт Картер. Я ехал к своей семье на Рождество, но попал в метель и заблудился. Навигатор и телефон умерли, машина застряла в сугробе недалеко от вашего дома. Я хотел бы вызвать эвакуатор. Если, конечно, вы позволите.
По мере того, как я говорил, выражение лица девушки менялось. От испуганного к недоверчивому. От недоверчивого - к удивлённому.
- Я не понимаю, о чём вы, мистер, но ближайший телефон находится на ферме Блэков. До неё около трёх миль. И то если напрямик.
- А сотовая связь здесь работает? 
Девушка непонимающе пожала плечами. 
- Не думаю. Хотя, можно узнать в городе.
Некоторое время мы молча изучали друг друга.
Она была худенькой, я бы даже сказал, хрупкой, с тонкими ключицами, выпирающими из выреза шелкового тёмно-синего платья. Её тёмные волосы, уложенные в причудливые локоны, обрамляющие тонкое лицо, в свете ламп отливали красным. Орехового цвета глаза, опушенные длинными ресницами, чуть вздёрнутый носик, ярко-красные аккуратно накрашенные губы – всё в её облике напоминало героинь старых черно-белых фильмов. Вот только платье было ей велико. Длинное, оно слегка открывало ножки с изящными щиколотками, обутые в красные туфли на высоких каблуках. Повзрослевшая Дороти из Страны Оз, без спросу влезшая в мамино платье.
Девушка так же внимательно рассматривала меня: её взгляд изучающее скользил по тёплой куртке, джинсам, тяжёлым «мартинсам». 
- Откуда, говорите, вы приехали? – прищурившись, спросила она.
- Из Сиэтла. Но я этого не говорил.
- Из самого Сиэтла? И приехали на машине? Сколько же вы добирались?
- Ну, - замялся я, - почти двенадцать часов.
- Вероятно, вам очень хотелось встретить Рождество с семьёй.
- Да. Хотя умнее было бы воспользоваться самолётом.
Она рассмеялась.
- Ну, разумеется! Самолётом оно завсегда быстрее. Если бы ещё они здесь летали!
Теперь пришла моя очередь удивляться. Я только открыл было рот спросить, что она имела в виду, как неожиданно за спиной раздался стук в дверь.
- Лили, солнышко, ты дома?
Девушка, выпучив глаза, быстро отбросила нож под лестницу, кинулась ко мне и, схватив за руку, отчаянно зашептала:
- Пожалуйста, прошу вас, молчите! И соглашайтесь со мной во всём. Пожалуйста, я вас очень прошу.
Я оторопело уставился на девушку: ореховые глаза смотрели на меня с мольбой, губы сложились в молчаливое «пожалуйста». Как только я кивнул, с её лицом немедленно произошла перемена: губы растянулись в лукавой улыбке, ярко сверкнули белые зубки. Девушка задорно мне подмигнула, ещё больше становясь похожей на маленького сорванца в мамином платье.
- Проходите, миссис Блэк, - крикнула она, всё ещё держа меня за руку.
Дверь отворилась. В дом вошла пожилая женщина, одетая в тёмную дублёную парку.
- Лили, с Рождеством, моя девочка! – загрохотала она, и тут же её глаза с тревогой метнулись ко мне. 
- Миссис Блэк, у меня такая радость! - защебетала девушка. – Он приехал, представляете? Из самого Сан-Франциско приехал. Решил устроить сюрприз на Рождество!
Тёмные глаза женщины смотрели на меня с подозрением. Отчего-то стало неловко, но тут девушка тихонько сжала мою руку. Я повернулся к ней и к своему изумлению встретился с полным обожания взглядом.
- Милый, я так много рассказывала о тебе миссис Блэк, но ты так долго не приезжал, что, вероятно, она уже подумала, будто я тебя выдумала. Но вот он. Собственной персоной! Моя хозяйка широко улыбнулась гостье и в победном жесте вскинула в верх наши руки.
До меня, наконец, дошло!
- Счастливого Рождества, миссис Блэк, - обратился я женщине. – Я Роберт. Роберт Картер.
- Разве твоего жениха зовут не Хайден?
Женщина недоуменно уставилась на девушку. Та быстро заморгала, явно застигнутая врасплох этим вопросом.
- Эм-м…
- Это моё второе имя, мэм, - пришёл я на помощь. - Честно говоря, я не очень люблю имя Роберт, поэтому часто пользуюсь вторым. 
Объяснение было крайне глупым, но ничего другого в голову не пришло.
- Имя Роберт вам очень идёт, - сказала женщина примирительно. – Что ж, вероятно, мне придётся вернуться одной и расстроить Бойда. Думаю, вы захотите остаться сегодня вдвоём, так ведь? – Она многозначительно подмигнула. 
Моя хозяйка смущенно опустила голову. Я же, начав получать удовольствие от этой ситуации, ответил:
- Спасибо за понимание, миссис Блэк.
- Что ж, тогда счастливого Рождества вам обоим. 
- Счастливого Рождества, - проговорили мы вместе. 
Окинув нас ещё раз быстрым взглядом, миссис Блэк вышла за дверь. Девушка моментально отпустила мою руку и облегчённо выдохнула:
- Слава Богу! - Она повернулась ко мне, и её губы растянулись в уже знакомой лукавой улыбке: - Спасибо вам огромное, мистер Картер. Её Бойд такой слизняк! Вот уже который год не даёт мне прохода. Миссис Блэк спит и видит, что он женится на мне. Приходится постоянно напоминать, что у меня есть жених. Но она так искренне переживает, что иногда даже становится совестно! Вот, – девушка махнула в сторону двери, - узнала, что на Рождество я остаюсь одна, и пригласила в гости. В этот раз мне было неудобно отказаться, ведь они с мистером Блэком хорошие люди. И если бы не Бойд! В общем, спасибо, что вы появились. 
- И что вы теперь им скажете, когда появится настоящий Хайден? 
Девушка сразу погрустнела и вся будто сжалась. 
- Он не появится.
- Значит, вы его всё-таки выдумали? – спросил я тихо.
- Нет, не выдумала. - Девушка проговорила это медленно. И не утверждая, а будто бы спрашивая об этом саму себя. – Не выдумала. Он был. Но больше не появится.
Сердце сжалось от созерцания хрупкой фигурки, всем своим видом выражавшей крайнее отчаянье.
- Мне жаль.
Она кивнула больше себе, чем мне, и замерла в задумчивости.
- Что ж, я лучше пойду... - начал я неуверенно.
- Куда? – Девушка тут же встрепенулась. – К Блэкам теперь нельзя, а до города далековато. Тем более, если не знать дороги. И… - она улыбнулась, - ведь сегодня канун Рождества. У меня пирог в духовке. Индейку достать не удалось, но отец принёс несколько фунтов лосятины. Вы любите пирог с лосятиной?
Я пожал плечами.
- Наверное. Никогда не пробовал. 
- Значит, решено. Сегодня переночуете здесь, а завтра я отведу вас в город. Вот только, - её тон стал серьёзным, - вам следует знать, что мой отец полицейский, и у меня есть пистолет. Правда, красть здесь особо нечего, да и по вашему виду не скажешь, что вы подобным промышляете. Ну, и ещё миссис Блэк видела вас. А у неё память, как у древнего ворона. 
Я второй раз за вечер поднял обе руки вверх, засмеявшись:
- Обещаю вести себя хорошо.



Ирма Грушевицкая

Отредактировано: 18.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться