Sleep in heavenly peace

Часть 6

Никогда в жизни я не спал так хорошо, как в ту рождественскую ночь в необычном доме Лили Андерсон. Я отключился, как только голова коснулась подушки, и уже в следующий момент открыл глаза, чувствуя себя хорошо отдохнувшим.
Я нашел Лили на кухне. Напевая, она готовила завтрак. В воздухе витал запах яичницы, свежего хлеба и… какао?
- Доброе утро!
- Доброе утро, Роберт.
Лили была одета в простую белую блузку и домашний сарафан, чем ещё больше напоминала Дороти из классической экранизации «Волшебника из страны Оз». Шелковистые светлые волосы подняты вверх, а улыбка… Боже, я никогда не видел такой лучистой улыбки. В неё нельзя было не влюбиться, и кем бы ни был тот Хайден, о котором Лили упоминала вчера, он явно был дураком.
- С Рождеством, Лили!
- О, - она неловко взмахнула руками, - разумеется! Конечно, с Рождеством, Роберт. Завтрак будет готов через пару минут. 
- Я могу помочь?
- Да, намажьте, пожалуйста, хлеб джемом. 
Я взял банку с джемом и нож, в очередной раз подивившись тому, насколько хорошо и бережно хранятся в этом доме старые вещи. Я помнил эту банку: моя бабушка в подобной хранила старые монеты. Она очень дорожила ей, говоря, что никогда в жизни не ела более вкусного джема, как в пору своего детства, пришедшую на послевоенное время. Банка, протянутая мне Лили, выглядела в сто раз лучше, чем бабушкина, словно её купили вчера - настолько яркой была этикетка с изображением веточки сливы. 
- Моя бабушка любила этот джем, - сказал я.
- Да, сливовый – мой любимый. Хотя самый-пресамый любимый – апельсиновый. Но его так трудно достать! 
- Правда? – удивился я. – Мне кажется, апельсиновый как раз самый популярный. 
- Может, это у вас в Сиэтле он продаётся в каждом магазине, - Лили подошла к столу, ставя передо мной тарелку с аппетитно дымящейся яичницей и чашку с горячим какао, - но к нам он попадает очень и очень редко.
- В следующий раз я привезу вам упаковку.
Она засмеялась:
- Договорились!

После завтрака мы стали собираться на ферму к Блэкам, но стоило нам выйти на улицу, как вчерашняя метель, приведшая меня сюда, всё-таки обрушилась на маленький голубой домик – снежная завеса и ураганный ветер делали невозможным какую-либо прогулку.
- По-видимому, мне придётся ещё немного задержаться. 
- Разумеется, - уверенно сказала Лили. – Мы не можем идти в такую пургу. Как насчёт рождественского ужина, мистер Картер? - насмешливо закончила она.
- С превеликим удовольствием, мисс Андерсон.

Это было замечательное Рождество. Сейчас я уже не мог вспомнить, о чём мы говорили с Лили, что обсуждали, но ощущение чего-то необычного, волшебного не отпускало меня весь день. 
К ужину девушка переоделась в то же платье, что и вчера, и к моему изумлению, принялась извиняться, что не может надеть ничего другого.
- Это моё единственное нарядное платье, да и то, бабушкино. 
- Ты чудесна, - я смотрел на её покрасневшие от комплимента щёки, понимая, что я нисколько не лукавлю. Лили была настоящим рождественским чудом, неожиданно случившимся в моей жизни. 
После ужина мы пили виски в небольшой гостиной, сидя на потёртом шерстяном ковре перед наряженной ёлкой. Лили рассказывала, что с детства боится темноты, поэтому все лампы в доме всегда должны быть включены. Но сейчас горели лишь несколько свечей и рождественские огни, паутиной окутавшие ёлку. Разомлев от плотного ужина и виски, мы молча смотрели на них, думая каждый о своём.
- Расскажи мне о Хайдене, - неожиданно для себя попросил я.
Лили вздохнула, не отрывая глаз от ёлки.
- Он пришёл так же, как и ты, под Рождество. Сказал, что поехал с друзьями на охоту и заблудился. Метель тогда была не в пример сегодняшней. Она бушевала целыми сутками, не давая выйти из дома. Ещё и электричества не было. Мы провели здесь неделю. - Лили вздохнула. - А потом он ушел. 
- Ушёл?
- Да. Однажды утром метель закончился, Хайден вышел из дома и не вернулся.
- И ты больше никогда его не видела?
- Не видела и не слышала. Я даже не знала имени его друзей, к которым он приехал из Сан-Франциско. Он же был полицейским, как и мой отец.
- Ты любила его? 
- Да. 
- Разве можно полюбить человека всего за неделю?
- Это забыть тяжело, а полюбить можно и за минуту. Ты так не думаешь? 
Я внимательно посмотрел на девушку, сидящую рядом со мной, и утвердительно кивнул:
- Думаю. 
- Хайден сделал мне предложение в последний вечер, и я согласилась. Легкомысленно, не правда ли? 
- Ничуть, - улыбнулся я.  - После того, как попробовал твою стряпню, я тоже готов сделать тебе предложение.
Она весело рассмеялась.
- Неужели ни одна девушка никогда не кормила тебя ужином? 
- Ни одна и никогда. Обычно, это я их кормлю. В ресторанах.
- О! - её ротик округлился. - А вот я никогда не была в ресторане. Наши местные забегаловки не считаются. То ли дело рестораны в Сиэтле! Я очень любила гулять возле гостиницы "Олимпик" и смотреть, как разряженная публика съезжается туда на ужин.
- Последний раз в "Олимпике" мы отмечали день рождение мамы. Там действительно необычная атмосфера. Тебе бы там понравилось.
- Разумеется, понравилось бы, - рассмеялась Лили. – А вы, мистер, похоже, любите сорить деньгами. 
- Зачем они нужны, если их не тратить? 
- Вот и я о том же. А папа ругается. Говорит, я совершенно не умею думать о завтрашнем дне.
- Тебе и не надо думать, Лили. Об этом должен думать человек, который с тобой рядом. 
- Ага, и сегодня это ты, - снова засмеялась она.
- Да, - я был серьёзен. – Сегодня это я. И я обязательно свожу тебя в тот ресторан. 
- Спасибо, мистер Картер. Пусть это будет вашим Рождественским подарком. 
- Я хотел бы подарить тебе нечто большее, чем просто обещание, но не знаю, что это могло бы быть. 
Лили грустно улыбнулась и снова посмотрела на ёлку. Мы замолчали. 



Ирма Грушевицкая

Отредактировано: 18.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться