Sleep in heavenly peace

Часть 7

- Я не бросал её, - голос Свенсона вернул меня к действительности. – Я бы никогда этого не сделал. 
- Думаю, в душе Лили знала это. 
Я понимал, что это были именно те слова, которые он хотел от меня услышать. И даже если они были неправдой, я должен был сказать их. Лили была бы мне за них благодарна. 
- Как вы вернулись? 
- На следующий день. Утром, пока Лили спала, я решил сходить к машине и попытаться её отрыть. Это было невероятно, но, когда я пришёл на место, джип была абсолютно чистым и всеми колёсами стоял на ровной укатанной дороге. Будто и не было никакой метели. Я завёл машину, решив подъехать прямо к дому Лили. Мне казалось, та дорога вела к нему. Но это было не так: проехав несколько миль, я выехал к западной оконечности Секима. Я развернулся и поехал обратно. Возможно поворот к дому был до того места, где застряла машина. Но вместо этого я оказался на знакомой развилке. Потом я подумал, что, вероятно, снегопад занёс дорогу, и решил бросить машину и вернуться к Лили пешком. Но… 
Закрыв глаза, я замолчал. Я вспомнил, как искал её дом. Как метался по лесу; как бесконечно долго ездил по этому маленькому отрезку дороги, между Секимом и сто первым шоссе. Как останавливался у домов, спрашивая про Лили, и как удивлялся, когда люди не понимали, о ком я говорю… 
- Вы так и не смогли вернуться. 
- Нет, не смог. Я ничего не понимал. Это было похоже на дурной сон – она просто исчезла вместе с домом, будто её никогда не было. Только к вечеру я догадался заехать в полицейское управление, вспомнив, где работает её отец. 
- И там вам сказали, что такого человека у них нет, - закончил за меня Свенсон. 
- Да, - кивнул я. 
- А теперь представьте моё изумление, когда, проделав почти тот же самый путь, я услышал от случайно зашедшего в полицейский участок старика, что шеф Андерсон скончался от инфаркта осенью пятьдесят четвёртого. 
Я присвистнул. 
- Вот так, мистер Картер. 
Мистер Свенсон поднялся со своего кресла и, подойдя к столику, снова плеснул себе в стакан из тёмной бутылки. 
- Я десять лет встречал Рождество в том лесу. Десять лет искал её. 
Он обернулся ко мне. Его руки слегка подрагивали. 
- Что это, мистер Свенсон? Что с нами произошло? 
- Я не знаю, Роберт. Я так и не нашёл для этого названия. Но я прошу вас, не повторяйте моей ошибки. Не живите иллюзией. Я не могу объяснить то, что произошло с нами троими… 
- Троими? – удивился я. 
- Именно, - он усмехнулся. – Я ведь всё-таки нашёл Брэндона Маккормика. 
- Нашли Брэндона? 
- Да. Он реально существовал. Я проверил архив всех газет, выходивших тогда в Сиэтле. И в «Сиэтл Кроникалз» обнаружил фотографа по имени Брэндон. Газету закрыли в шестидесятых, я нашел её через библиотеку Конгресса. Брэндон проработал фотографом пару лет, а после отправился добровольцем во Вьетнам. Он был одним из тех, кто погиб в самом начале войны. Битва в долине Йа-Данг, в ноябре шестьдесят пятого. Думаю, к Лили он попал в конце шестьдесят третьего или шестьдесят четвёртого. Более точной информации мне найти не удалось. 
- Этого не может быть! Вы хотите сказать, что мы трое, из разного времени, попали ненадолго в её, четвёртое, и… 
- Нет, - он перебил меня. – Думаю, если представить время, как некие параллельные линии, то в нашей истории их оказалось две: линия нас троих и линия Лили. Наше время длилось в одной плоскости: Брэндон, я, вы – мы принадлежим одной линии. А вот Лили… Мне кажется, вернее, я почти уверен, - поправился он, - что она из другой реальности. Если вообще она существует, эта другая реальность. 
- Почему вы в этом уверены? 
Он как-то странно посмотрел на меня, будто размышляя, как именно преподнести следующую часть информацию. 
- Говорите, Хайден. 
- Потому что как бы странно это не прозвучало, но никаких данных об Лилиан Андерсон я не нашёл. Её никогда не было. 
Я замер в своём кресле, не в силах понять, о чём он сейчас говорит. 
- Как не было? Вы же сказали, что её отец умер в пятьдесят четвёртом. 
- Верно, - он согласно кивнул. – Но нет ничего, говорящего о том, что у него была дочь. 
- Бред! – воскликнул я с раздражением. – Существует же городской архив, в конце концов! Если есть информация о человеке, значит, там должно быть всё, начиная с рождения и заканчивая смертью. 
- Питер Андерсон никогда не был женат, мистер Картер, - Свенсон произносил слова медленно. Будто разговаривая с непонятливым ребёнком. - Если у него и была дочь, то незаконнорожденная. Лили вам сказала, что она из Сиэтла, жила там с матерью, вероятно, и родилась там. В начале сороковых в городском архиве Сиэтла был большой пожар, возможно, данные о Лили и её матери были утрачены. 
- Ну а дом? Она говорила, что переехала туда ухаживать за бабушкой, и что та умерла за несколько дней до Рождества… Кстати, какого года? Когда вы были у неё? 
- До сегодняшнего дня я не знал ответа на этот вопрос, - он медленно подошёл к креслу и тяжело в него опустился. – Вы упомянули, что видели календарь. За какой он был год? 
- Сорок шестой. 
- Сорок шестой, - задумчиво протянул Свенсон. – Она сказала, что я ушёл от неё два года назад. Значит, это был сорок четвёртый. Брэндон же, соответственно, побывал у неё в сорок втором. 
- Невероятно! 
- Да, - согласился он. – И когда он говорил о войне, имея в виду Вьетнам, она думала о Второй Мировой. 
- А её финансовый кризис на самом деле был Великой Депрессией! 
- Верно. Возвращаясь к вопросу о доме: у Питера Андерсона действительно был дом его матери, который находился недалеко от города. Но, как мне удалось узнать, он сгорел. А вот когда это произошло – непонятно. 
- Может, Лили… - Я даже не смог до конца озвучить свой вопрос, настолько он был страшным для моего понимания. 
И снова этот его странный взгляд. 
- Никаких записей о смерти Лилиан Андерсон я не нашёл. Как и её могилы на кладбище. 
- Но она же была! – в отчаянии выкрикнул я. – Была! Мы оба это знаем. И Брэндон знал. 
- Может и была. - Свенсон снова крутил в руках свой бокал. – Я потратил на разгадку этой тайны почти половину жизни, но так ничего и не нашёл. Примите мой совет, молодой человек: даже не пытайтесь найти её. Вы потеряете время, деньги, себя, наконец. Как однажды потерял и я. Моя жизнь превратилась в гонку за призраками, и если бы не моя жена… Я же тогда был не совсем честен с ней - с Лили. Я был обручен с Барбарой и с лёгкостью отказался от своего слова ради неё. А Барб ждала меня. Десять лет ждала, пока я бегал по лесам Вашингтона. И когда, наконец, до меня дошло, что всё это напрасно, я позвонил Барбаре и попросил прощения. А она неожиданно взяла и приехала. Я смог вернуть свою жизнь. А сможете ли вы? 
- Она - моя жизнь. И я найду её. 
- Глупец! – взорвался Хайден. Вскочив с кресла, он навис надо мной. – Её нет! И никогда не было, пойми! Не гоняйся за призраками, живи своей жизнью. Забудь, как забыл я. 
- Именно поэтому вы назвали свою дочь Лили? Потому что забыли? Так, мистер Свенсон? 
Я понимал, что был жесток. Но сейчас передо мной стоял не старик. Передо мной был соперник, который пытался забрать то единственное, что у меня ещё осталось – надежду. 
- Я не верю ни единому вашему слову. Я найду её. Я знаю в это. Она не могла исчезнуть в никуда. 
- И что вы надеетесь найти, позвольте вас спросить? – он зло рассмеялся. – Могильный камень? В таком случае считайте, что ещё легко отделались. 
- Не смейте так говорить! 
Мы стояли друг напротив друга, пылая гневом. Я чувствовал, как сжимаются кулаки, и мне приходилось отчаянно сдерживать себя. 
В дверь постучали. Из-за двери раздался взволнованный девичий голос: 
- Папа, у вас всё в порядке? Мама волнуется. 
- Всё в порядке милая, - прокричал Свенсон. – Ещё пару минут. Мистер Картер уже уходит. Запомните мои слова, прошу вас, - сказал он тихо, - отпустите её и себя. 
- Нет, мистер Свенсон, я не смогу. 

Шагая вдоль домов, украшенных к Рождеству мигающими разноцветными огнями, я думал о словах Хайдена Свенсона. Даже если отбросить весь этот бред о том, что Лили никогда не существовало, сам факт путешествия во времени мог свести с ума. Но только этим можно было объяснить все те странности, что встречались в её доме, и которые я списывал на неординарность его хозяйки. Сорок шестой год, подумать только! Закончилась Вторая мировая, у власти президент Трумен, о холодной войне ещё не помышляли - весь мир праздновал победу над фашизмом. И сколько ещё всего впереди! Убийство Кеннеди, Вьетнам, Корея, Карибский кризис, первые компьютеры. «Звёздные войны» ещё даже не сняты, а комиксы про Бэтмена не написаны… Чудесное время, если знать, что от него можно ожидать. Но среди всех этих размышлений у меня было чёткое ощущение недосказанности. Что-то я упустил в разговоре с Свенсоном. Что-то, что диктовало некоторую странность его поведения. Но я никак не мог ухватиться за эту мысль. 
Выйдя на оживлённую трассу, я поднял руку и поймал такси. 
- В ближайшую гостиницу. 
Сил возвращаться в Сиэтл у меня не было. 

И только лёжа на широкой кровати гостиничного номера, перебирая в уме весь разговор, я понял, что именно мне показалось странным. Был ли Хайден Свенсон удивлён моим визитом, или нет – не суть важно, но фамилию Картер он слышал явно не впервые. И, по моему мнению, это никак не связано с настоящим временем. 
Той ночью мне так и не удалось заснуть. Сон не шёл, и я бездумно щёлкал телевизионные каналы в ожидании, когда рассветёт, чтобы вернуться в дом Свенсонов, и теперь уже задать Хайдену конкретные вопросы. 

Я долго звонил в дверь, пока из дома напротив вышел мужчина: 
- Вы что-то хотели? 
- Да, - я обернулся. – Мне нужен мистер Свенсон. 
- Вчера ночью его увезли на скорой. Сердечный приступ. 
Я похолодел: 
- А куда именно, вы не знаете? 
Мужчина пожал плечами: 
- Наверное, в окружной госпиталь. Прихватило старика под самое Рождество. 
- Спасибо! – Я уже сбегал с крыльца к ожидающему меня такси: – В больницу! 

Добравшись туда, я подошёл к стойке регистрации и, назвав своём имя, попытался узнать о состоянии Свенсона. 
- Подобную информацию мы даём только родственником, - сказала мне служащая. – Но, вероятно, миссис Свенсон ожидала вашего прихода, мистер Картер, и попросила вас подняться к ним. Четвёртый этаж, пожалуйста. 
Выйдя из лифта, я сразу же их увидел. Миссис Свенсон и её дочь сидели в холе, в руках у обеих были бумажные стаканчики с кофе. 
Лили Свенсон немедленно вскочила на ноги и со злым выражением лица двинулась на меня: 
- Это вы во всём виноваты! Я же предупреждала вас, у моего отца больное сердце. 
Мой взгляд метался между двумя женщинами. 
- Мне очень жаль, мисс Свенсон. 
- Не надо, Лили, - мать остановила девушку. – Я рада, что вы вернулись, мистер Картер. Вот! – Она подняла с соседнего кресла раздутую картонную папку, перевязанную вощеным шнурком, и с видимым отвращением отдала мне. - Заберите её и уходите. Содержимое этой папки отравило мне жизнь. Я не хочу больше её видеть. 
В её глазах стояли слёзы. 

Я вышел из госпиталя и сразу наткнулся на небольшое кафе, расположенное как раз напротив входа. Заняв столик, я заказал чашку кофе и размотал шнурок, стягивающий папку. 
Она была набита старыми газетными вырезками, копиями документов, свидетельствами о рождении и смерти. Я увидел имена Питера Андерсона, Брэндона Маккормика, Блэков, женщины по имени Луиза Рут, по-видимому, матери Лили. Здесь были старые карты Секима, испещрённые маленькими красными точками, сделанными химическим карандашом. Много старых фотографий, на которых смотрели неизвестные мне люди. Фотографии Лили не было. Я брал каждый листок, внимательно изучал его, и откладывал в сторону. Стопка просмотренных постепенно росла... 
А потом я увидел это. 
Газета «Пенинсьюла Дейли Ньюз» от двадцать пятого декабря сорок восьмого года. На первой странице жирными буквами большой заголовок: «Трагедия в Рождество». Чёрным маркером над ним было выведено: «Спаси их. Сделай это ради всех нас!» 
Дрожащими руками я раскрыл газету, пытаясь вчитаться в расплывающиеся передо глазами строчки: 
«В ночь на Рождество в окрестностях Секима произошёл пожар, унёсший жизни двух человек: дочери нашего уважаемого шерифа Питера Андерсона и её годовалого ребёнка. 
По словам полицейских, вызванных на место трагедии, огонь заметили с соседней фермы, но когда прибыл пожарный расчёт, тушить уже было нечего. Как стало известно нашему корреспонденту, причиной возгорания стал неисправный старый камин. 
Дом сгорел полностью. Вероятнее всего, когда начался пожар, Лилиан Картер и её малолетняя дочь Роуз спали и, либо не успели выбраться, либо задохнулись от дыма. 
Редакция выражает соболезнование шерифу Андерсону и всем друзьям и близким погибших. Да упокой Господь их души! Спите в блаженном покое». 

Она взяла мою фамилию, вот почему Свенсон не удивился, услышав её. 
И вот почему не сохранилось никакой информации об Лилиан Андерсон. 
В огне погибла Лилиан Картер. 
Моя Лили. 
Моя Лили погибла вместе с дочерью. 
Моей дочерью. 
У меня была дочь по имени Роуз. 
Роуз Картер. 
Моя девочка. 
Мои девочки. 
Мои девочки погибли, и не важно, сколько лет назад это произошло. Для меня они умерли прямо сейчас.



Ирма Грушевицкая

Отредактировано: 18.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться