Sleep in heavenly peace

Вместо эпилога

- Мисс Свенсон, - окликнул меня голос дежурной медсестры. – Это оставили для вашего отца.
Я взяла протянутый ею небольшой плотный конверт.
- Что здесь?
- Вероятней всего, письмо, - женщина пожала плечами. – Я не захотела беспокоить мистера Свенсона. Решила сначала показать это вам.
Поблагодарив её, я открыла конверт и достала оттуда небольшую рождественскую открытку. 
- О, какая интересная вещичка! – восхищённо промолвила медсестра. – Я в детстве собирала открытки. Эта точно откуда-то из сороковых. 
Я перевернула её, посмотрев на оборот. Лишь одна надпись от руки, сделанная чернилами – «25.XII.1948». Эта дата мне ни о чём не говорила. Очень странно! Может, отец знает?
- А кто её принёс? - поинтересовалась я.
- Пожилая женщина. Очень красивая. Лет шестидесяти. Попросила передать мистеру Свенсону лично в руки. 
- Спасибо ещё раз. Вероятно, это одна из знакомых родителей. 
 
Отец выглядел хорошо. Уже ко вчерашнему вечеру его перевели из реанимации в отдельную палату, и мы с мамой даже успели немного украсить её к Рождеству. 
- Динь-динь-динь, с Рождеством, пап! - Я поцеловала его в морщинистую щёку. – Ну, как ты сегодня? 
- Нормально, детка. С Рождеством и тебя. А где мама?
- Она будет к полудню, я велела ей отдохнуть. Ты нас так напугал, папуля! Больше никогда так не делай.
- Не буду, - улыбнулся в ответ отец.
- Кстати, ты, оказывается, обзавёлся поклонницами! – Я протянула ничего не понимающему отцу открытку. - Поздравления тебе шлют через медсестёр.
Он долго её рассматривал, а я тем временем, достала из сумки небольшую игрушечную ёлку и раздумывала, куда бы её поставить.
- Ах, он сукин сын!
От удивления я чуть не подпрыгнула: никогда не слышала, чтобы отец ругался.  
- Ты чего, пап?
- Он сделал это! - вскричал он. - Чертовски везучий сукин сын! Сделал! Я не смог, а ему удалось! Удалось, вот ведь! 
И затем к моему высочайшему изумлению впервые в жизни я увидела, как плачет мой отец.



Ирма Грушевицкая

Отредактировано: 18.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться