Слепая любовь или Фестиваль светлячков

Часть III. Глава XXI

      Жизнь нем­но­го на­лади­лась. Две не­дели мы жи­ли в гос­ти­нице, каж­дый день про­води­ли на ули­це. С ут­ра до ве­чера гу­ляли и об­ща­лись. Это­му бы­ли свои при­чины. При­чины, по ко­торым Кай­ли ни­чего не хо­телось де­лать, кро­ме как дер­жать ме­ня за ру­ку и ды­шать све­жим и­юль­ским воз­ду­хом. Деп­рессия сло­мила её. Вне­зап­ная сле­пота лю­бого выбь­ет из строя. Ей бы­ло тя­жело, но она ве­рила, что ес­ли я бу­ду ря­дом, то всё бу­дет хо­рошо.

      Од­нажды, соб­равшись с си­лами, я поз­во­нил ма­ме. Рас­ска­зал ей аб­со­лют­но всё, лишь поп­ро­сив за­ранее не за­давать лиш­них воп­ро­сов и не пе­реби­вать. Рас­ска­зал ей про то, как же­лание пос­вя­тить се­бя му­зыке ов­ла­дело мною, рас­ска­зал про смерть ро­дите­лей Да­ши, рас­ска­зал про от­но­шения с ней. На­конец, рас­ска­зал о её смер­ти… Так, слов­но это оче­ред­ная строч­ка из учеб­ни­ка ис­то­рии, слов­но кон­ста­тируя факт. За­тем рас­ска­зал, как выс­ту­пал в Санкт-Пе­тер­бурге и как по­пал сю­да, в До­вер. Рас­ска­зал про Кай­ли, в мель­чай­ших де­талях опи­сал её внеш­ность. Это бы­ло сов­сем не к мес­ту, но я это сде­лал, и ма­ма ме­ня не пе­реби­вала. Я го­ворил на про­тяже­нии со­рока ми­нут, и вот, ког­да я до­шёл до ны­неш­них дней, всту­пила ма­ма. Она ста­ралась го­ворить спо­кой­но, но я чувс­тво­вал вол­не­ние в её го­лосе да­же че­рез ужас­ную со­товую связь. Она прос­ти­ла мне всё. Ска­зала, что­бы я де­лал то, что счи­таю нуж­ным. Что­бы я бе­рёг Кай­ли. 
      Пом­ню, как прош­лым ле­том, бу­дучи ещё в Одес­се, я пред­став­лял, как бы я вос­пи­тывал сво­их де­тей, как бы про­водил с ни­ми вре­мя. И по­чему-то ре­шил, что не хо­чу иметь де­тей. Ес­ли ты хо­чешь, что­бы твои де­ти бы­ли хо­роши­ми людь­ми в бу­дущем, нуж­но очень силь­но уби­вать­ся ра­ди них. Бро­сить всё, что­бы в лю­бой мо­мент про­тянуть от­цов­скую ру­ку по­мощи. Я не хо­тел это­го, я хо­тел пос­вя­тить жизнь сво­им ин­те­ресам, а не ин­те­ресам сво­их де­тей. И, зна­ете, я стал за­мечать, что Кай­ли и есть ре­бёнок для ме­ня. Да мне пле­вать, что она на два го­да стар­ше ме­ня. Она, чёрт возь­ми, са­мый нас­то­ящий ре­бёнок, и в мо­их обя­зан­ностях её за­щищать и по­могать раз­ви­вать­ся. Она по­теря­ла зре­ние и те­перь пол­ностью опи­ра­ет­ся на мою под­дер­жку. Это нор­маль­но, я го­тов этим за­нимать­ся, по­тому что знаю, что она ско­ро вста­нет на но­ги и ми­гом пов­зрос­ле­ет. И тог­да мы вмес­те бу­дем дви­гать­ся даль­ше. Я был так ос­леплён этой мыслью, что сов­сем за­был о са­мом глав­ном — день­гах. Я очень мед­ленно тра­тил свои за­пасы, ко­торые мне вып­ла­тил Алекс за выс­тупле­ние на фес­ти­вале свет­лячков. Да, те­перь я бу­ду на­зывать его имен­но так. Во­об­ще, глу­по пе­рево­дить наз­ва­ние с ан­глий­ско­го, но я по­чему-то ре­шил, что в мо­ей «адап­та­ции» есть ка­кой-то смысл, или я его най­ду. А сей­час мне нуж­но бы­ло ис­кать день­ги. И Алекс, слов­но ус­лы­шал ме­ня, при­шёл нас про­ведать, не без идеи, ко­неч­но. Кай­ли, ког­да ус­лы­шала зна­комый го­лос, очень силь­но об­ра­дова­лась, но эти­ми эмо­ци­ями она не ог­ра­ничи­лась. Пос­ле креп­ких объ­ятий, Алекс по­дарил ей ко­роб­ку до­рогу­щего шо­кола­да, ко­торым он уго­щал её па­ру лет на­зад. За один раз, эта не­боль­шая плит­ка ста­ла для Кай­ли фа­вори­том и, ког­да она смог­ла на­щупать зна­комое ла­комс­тво и от­ку­сить ку­сочек, она рас­пла­калась.

— Ты прав­да за­пом­нил ,как он мне пон­ра­вил­ся тог­да? — сквозь слё­зы вы­дави­ла счас­тли­вая Кай­ли.

— Да, это бы­ло труд­но не за­пом­нить. Ты тог­да чуть гас­тро­номи­чес­кий ор­газм не ис­пы­тала, ког­да ела его. Прав­да, твои гла­за по­лез­ли на лоб, ког­да ты по­бежа­ла за ним в ма­газин, — сме­ясь, рас­ска­зал Алекс.

— И ты прав­да его ку­пил? Он же бе­зум­ных де­нег сто­ит!

— Мне не жал­ко. Я знаю, как те­бе хре­ново сей­час, так что ре­шил те­бя под­бодрить. Но на этом мои по­дар­ки не за­кан­чи­ва­ют­ся, у ме­ня есть ге­ни­аль­ный план, — тут Алекс, бу­ду чес­тным, ме­ня не на шут­ку за­ин­три­говал, по­тому что его взгляд стал рез­ко серь­ёз­ным.

— По­ведай же свои за­дум­ки, — про­буб­ни­ла Кай­ли с на­битым шо­кола­дом ртом.

— Кай­ли, я пом­ню, как ты мне рас­ска­зыва­ла па­ру не­дель на­зад, как ви­дишь вас с Ан­то­ном на од­ной сце­не, а все зри­тели хло­па­ют вам и го­ворят «спа­сибо». Нет, я не про фес­ти­валь. Ты го­вори­ла об этом в да­лёкой пер­спек­ти­ве.

— Стоп, Алекс. Так ты знал о сим­па­тии Кай­ли ко мне? — я пе­ребил его, бу­дучи в пол­ном не­до­уме­нии.

      Кай­ли зас­ме­ялась, Алекс под­хва­тил её.

— Ну, ес­ли уж так, то да. Ты бы знал, как она дос­та­ла ме­ня раз­го­вора­ми о те­бе, — он по-дру­жес­ки уда­рил её в пле­чо.

— Вы из­де­ва­етесь! Эт…

— Да лад­но те­бе, чу­вак, всё же хо­рошо! — пе­реби­ла ме­ня Кай­ли.

— Лад­но, вы у ме­ня ещё по­лучи­те. Рас­ска­зывай уже свой ме­га-план.

— Так вот. Кай­ли, как и ты, Ан­тон, меч­та­ет дос­тичь боль­ших ус­пе­хов в му­зыке, так? — на воп­рос Алек­са, Кай­ли быс­тро за­кива­ла го­ловой. — Ан­тон то­го же мне­ния. Так по­чему бы вам не за­нять­ся этим пря­мо сей­час? Син­те­затор у вас есть, компь­ютер я пре­дос­тавлю. У ме­ня есть, во­об­ще-то, уни­каль­ное пред­ло­жение, но я дол­жен быть це­ликом уве­рен, что вам это ин­те­рес­но.

      Я за­метил, что ли­цо Кай­ли из­ме­нилось, ей ста­ло грус­тно, и я знал по­чему.

— Кай, пос­лу­шай, у те­бя ведь не ру­ки отоб­ра­ли. Ты всё ещё спо­соб­на иг­рать на пи­ани­но, ты спо­соб­на со­чинять пес­ни, спо­соб­на петь. Не опус­кай го­лову. У нас ни­чего не по­лучит­ся, ес­ли ты не за­хочешь. А я знаю, что ты хо­чешь, что­бы у нас по­лучи­лось.

— Ты прав, — Кай­ли вздох­ну­ла и про­дол­жи­ла. — Да, Алекс, нам это ин­те­рес­но.

— Вот и слав­но! Как вы от­но­ситесь к то­му, что­бы пе­ре­ехать в дом со сту­ди­ей? Я рань­ше жил там, он в от­личном сос­то­янии.

— В… смыс­ле со… сту­ди­ей… — Кай­ли впа­ла в яв­ный шок.

— Вот так, обыч­ная сту­дия зву­коза­писи. Там есть всё не­об­хо­димое, прав­да ин­же­неров и про­дюсе­ров у ме­ня нет, я по­гово­рю об этом, но, во вся­ком слу­чае, на­писать и за­писать аль­бом вам не сос­та­вит ни­како­го тру­да. Дом не­боль­шой, все­го од­на спаль­ная ком­на­та, кух­ня не­боль­шая. В об­щем, вся по­лез­ная пло­щадь уш­ла на сту­дию и её зву­ко­изо­ляцию. Но я ду­маю, что для жиз­ни там это­го впол­не хва­тит.

— Чёрт возь­ми, это же прек­расно. Прав­да, Кай­ли?

— Это по­ис­ти­не кру­то…

      Этот день был не­забы­ва­емым. На мо­их гла­зах дев­чонка с зе­лёным и го­лубым гла­зами на­чала рас­цве­тать. Я хо­тел за­кон­чить ве­чер как-то по-осо­бен­но­му, и мне это уда­лось. Мы сно­ва пош­ли в тот парк, ко­торый сде­лал нас влюб­лённы­ми. Мы лег­ли на тра­ву, со­зер­цая звёз­дное не­бо.

— Сей­час твоя ру­ка по­казы­ва­ет на соз­вездие Ан­дро­меды, — я дер­жал Кай­ли за за­пястье, а она выс­та­вила ука­затель­ный па­лец. — А сей­час, нем­но­го пра­вее, — соз­вездие Пе­гаса.

— На­ше соз­вездие, — улыб­ну­лась Кай­ли, в то вре­мя, как её гла­за от­ра­жали все эти бе­лые точ­ки на ноч­ном не­бе.

      Ка­залось бы, она не мог­ла ни­чего ви­деть, но я ду­мал сов­сем на­обо­рот. Она ви­дела го­раз­до боль­ше ме­ня. Она ви­дела каж­дую звез­ду, каж­дое соз­вездие. Она ви­дела фи­гуры, ко­торые вы­рисо­выва­ли эти соз­вездия. Она так улы­балась, слов­но эти звёз­ды — ис­точник счастья.

— Эти звёз­ды, слов­но свет­лячки, — ска­зала Кай­ли. — Та­кие ма­лень­кие и тёп­лые, они ни­ког­да не ся­дут те­бе на те­ло, как, нап­ри­мер, божья ко­ров­ка, или пче­ла. Но они гре­ют твою ду­шу. Мы здесь, слов­но на фес­ти­вале этих свет­лячков. Слов­но все они здесь лишь для од­них нас. Приш­ли, что­бы сог­реть нас.

      Кай­ли ле­жала на тра­ве и, дер­жа ме­ня за од­ну ру­ку, наб­лю­дала, как свет­лячки кру­жат­ся вок­руг неё. Я их не ви­дел, я ви­дел лишь её од­ну. Од­ну счас­тли­вую дев­чонку, ко­торой так ма­ло нуж­но для счастья.

— Я люб­лю те­бя, Кай­ли.

— Я то­же те­бя люб­лю.



abyss411

Отредактировано: 26.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться