Слепая надежда

Размер шрифта: - +

Глава третья

Ноэлия

Не могу уснуть. Кручусь, вспоминаю ворвавшееся в сон прикосновение омаа. Снова и снова напоминаю себе: Дарсаль предан императору и будет делать только то, что тот прикажет. Помогает все хуже.

Кажется, целую ночь верчусь, желаю чувствовать эту горячую энергию везде — в особенности там, где не хочу ощущать руки законного мужа. И прочие части тела... И постоянно себя одергиваю. Думаю о состязаниях, о разговоре с Терой и гипотезах Пени. И только под утро, кажется, забываюсь сном, насквозь пропитанным бело-голубым светом.

Снится что-то тревожное. Не то врачебный кабинет, из которого безумно хочется сбежать, но ноги приросли к полу и не движутся. Не то тюремная камера, в которой сидит Слепой. Бросаюсь к нему, но это не Дарсаль, начинаю пятиться, да только сзади кто-то подталкивает, кричу, вырываюсь, пока, наконец, не успокаиваюсь в родном омаа. А потом снова из приграничных туманов выплывают пугающие картины, взбесившийся робот, растерзанный охранник. И так по кругу. Сигнал к завтраку звучит почти облегчением. До чего же кошмарная ночь.

— Дарсаль, — зову спросонья. Почти сразу появляется. По-моему, под глазами тоже тени залегли, только свет мешает как следует рассмотреть.

— Да, моя госпожа?

— На завтрак идем?

— Императора там не будет, моя госпожа.

— Почему?

— После случившегося сегодня целый день все будут заняты... усилением охраны.

— Так... ммм... хорошо, тогда пусть нам несут.

Дарсаль кивает, передает мои пожелания. Иду привести себя в порядок. Значит, сегодня у нас свободный день? А может, и ночь тоже?

Замечательно, схожу в библиотеку. И еще жуть как хочется снова побывать на тренировке. Но сначала — поговорить. Пытаюсь вспомнить все, о чем собиралась расспросить.

Завтракать почему-то уходит к себе. Зря я это вчера начала... а может, и правильно. Мне кусок в горло не идет, почти ничего не съела. Размышляю, как заснула у него в кровати, а вдруг свидание сорвала? Убеждаю себя, нельзя лишать его тех скудных крох личной жизни, которые остаются от службы и необходимости возиться со мной. Да только что мне делать с моим сердцем, которое готово убить любую, кто на него посмотрит и тем более всех тех, на кого смотрит он?!

Дарсаль появляется у своей двери, когда служанки убирают со стола.

— Император ничего не передавал? Планы не изменились?

— Нет, моя госпожа.

Киваю. Молчим. Поселилась между нами какая-то неловкость и отчужденность. Наверное, уже навсегда. В мыслях все совсем не так — а наяву не представляю, с какой стороны к нему теперь подойти. Если бы он знал, о ком я думала! Может быть, не был бы таким отчужденным?

А вдруг наоборот, знает? И не хочет, чтобы это сказалось на карьере?

Дарсаль, похоже, намерен тихо исчезнуть, но я не могу его отпустить, не выяснив!

— Я вчера... собиралась с тобой поговорить. Но не дождалась, — улыбаюсь. А то откуда-то дурацкие слезы набежать пытаются.

Дарсаль кивает. Решительно направляюсь к нему, в ту комнату, которую условно можно назвать гостиной. Усаживаю в кресло возле горящего камина, сама забираюсь в соседнее. Подбираю ноги.

— Нас ведь не слышно?

— Нет, моя госпожа. Немного видно... и то не для всех.

— Скажешь, если кто-нибудь решит понаблюдать?

— Хорошо, моя госпожа.

— Дарсаль, — начинаю с того, что больше всего зудит в мозгу, колет в сердце. — Император просто... совет дал? Или ты должен выполнить распоряжение?

— Советами императора не пристало разбрасываться.

— Зачем он так? — шепчу.

Дарсаль молчит. Все подбираю слова, никак не найду, но желание узнать оказывается намного сильнее.

— Ведь у тебя... кто-то есть? — спрашиваю едва слышно. Почти ощущаю на себе взгляд, кажется, даже прикосновение омаа.

— Почему вы так решили? — не то удивляется, не то уходит от ответа. Вздыхаю.

— Ты не выглядишь... холостяком, — усмехаюсь. Слишком явное недоумение на лице, спешу пояснить: — Ты такой... ммм... — ох, не могу найти слов. Мягкий, ласковый? Нет вроде. Мрачный скорее. Но тоже нет. Заботливый? Но это же долг. Да и как-то смущаюсь под его взглядом, нужны ему мои похвалы? — Не знаю, — сдаюсь. — Ты женщинам нравишься. И одеваешься... красиво. Как будто для кого-то... или кто-то помогает выбрать. Когда не форма.

— Всегда сам выбирал, — пожимает плечами. — И надевал то, что нравится мне. Когда не форма.

Прикусываю язык от обидного вопроса, но боюсь, ему и мое удивление неприятно. Спешу вернуться к прежней теме:

— Значит, тебе не слишком хочется... ммм... Ну то есть если я не разрешу... Ну я-то, конечно, разрешу, если надо... Твою бестию, ты понимаешь, что я хочу сказать?



Нидейла Нэльте

Отредактировано: 28.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться