Слепая Совесть

Размер шрифта: - +

Обновление 04.12.18:00

Вот оно что. В истории случалось несколько раз, когда женщины требовали Стража, но обычно не за императрицу, а в искупление какого-нибудь серьезного конфликта. Видимо, все надеются нас изучить. Но любой Страж способен защититься от приборов и воздействий, а в случае чего и сжечь самого себя.

«Вот так, ребята, — передает Ивен. — Похоже, нам предстоит сделать выбор.»

Стражи молчат, обдумывают, высказываться никто не спешит. Вполне вероятно, и Хельта, и еще пара девиц, оказывавших недвусмысленные знаки внимания на приемах, имели гораздо более далеко идущие цели, чем представлялось. Насколько я знаю, к другим Стражам тоже подкатывали, здесь это скрыть сложно. В отличие от нас с Ивеном, не обремененные службой у императорской четы, многие вовсе не утруждали себя воздержанием. Вдруг вспоминаю и еще кое-что. Нападение. Возможно, и оно было не случайным, возможно, зря я умолчал? Впрочем, случись подобное и с другими, наверняка об этом все наши уже знали бы. Сейчас тем более поздно о нем докладывать, лишь вызвать недовольство командира да бросить на себя еще одну тень. Лучше не поднимать эту тему первым, разве только если другого выхода не будет.

«Что скажешь, Дарсаль? — врезается в раздумья голос Ивена, заставляет встрепенуться от мрачного предчувствия. — Готов ли ты расплатиться за свой выбор невесты?»

Скольжу взглядом по Ноэлии, машинально отмечая аляповатые ауры служанок и волны недовольства со стороны Валтии. Не пришлось ей по вкусу своеволие подопечной. Мечты и надежды крушатся, лавиной опадают к ногам. Никогда не подняться по службе, не сравняться с бывшими соучениками, так ничего и не достичь. Никогда больше не увидеть ясную синюю ауру. Кого поставят на мое место, сможет ли он ее защитить, как она справится? Она же ужасно боится. Хотя, возможно, это лучший вариант. А может, Ивен с императором знают о моей выходке и специально так спланировали. Иногда омаа ударяет вовсе не по глазам и губам.

Эмоции и размышления накрывают все сразу, осознаю, что молчу уже дольше секунды — не сочли бы страхом или сомнениями.

«Готов», — отвечаю.

«Нет, — впервые слышу ментальную речь императора, совсем не похожую на его естественный голос, гораздо более резкую и властную, окрашенную темными цветами. И ведь ждал же моего ответа, прежде чем высказаться. — Ноэлия ничего не должна знать. Дарсаль проведет церемонию согласно традиции, пересуды нам ни к чему, и будет сопровождать ее до дома... или пока она не решит его сменить.»

Слова режут по сердцу, не могу понять, уверен ли повелитель в том, что она решит. Или планирует сам способствовать этому. Или подозрительность уже так въелась в мой мозг, что везде мерещатся попытки отыграться на мне за вину родителей. Отца-изменника и не пожелавшей предать его матери.

«Как прикажете, мой повелитель», — отвечаю. Едва уловимая нота неприязни со стороны Ивена почти сразу гасится, возможно, никто и не заметил, но у меня все инстинкты обострены. Не каждый день осознаешь, что тебя могут обменять, словно товар. Впервые смотрю по-иному на положение Ноэлии. Нам тяжело понять, чем может не устраивать честь стать императрицей, а она, наверное, ощущает нечто подобное. И как она должна относиться ко мне, поставившему метку, а потом проведшему церемонию?  Заставляю себя заткнуться, еще немного таких мыслей, и возненавижу собственную желанную миссию.

«Я тоже готов, — подает вдруг голос Марис. — За то, что нашел.»

Явственное недовольство теперь уже со стороны императора, которое, впрочем, почти моментально прикрывает Ивен. Негоже имперские эмоции всем читать. Конечно, повелителю жаль хорошего Стража терять. Тягучая смесь благодарности и возмущений совести. Не люблю получать шансы от фортуны за чей-либо счет.

Император молчит, очевидно, ждет, но остальные Стражи тоже молчат. Никто не жаждет достаться высшим леди Йована, тем более, что ни цели их, ни методы нам не известны. Зачать от Стража невозможно, если он сам не примет меры, не усмирит омаа, не направит его в нужное русло. Что еще может нас здесь ожидать? Изучение, жизнь в плену? Почти неизбежная смерть.

«Что ж, — ментальный голос императора вновь ровен, — в Йоване всегда оставался доброволец, это закон. У вас есть еще время до церемонии, — похоже, намек, что кандидатурой добровольца повелитель не слишком доволен. Дает шанс проявить себя кому-нибудь другому. — Дарсаль, императрица готова?» — это уже лично мне и после некоторой паузы. Судя по ментальным линиям, до того что-то передавал Марису.

«Почти, мой повелитель», — отвечаю, снова скользя взглядом по Ноэлии. Да, едва ли ей понравится, какой ценой она стала императрицей. И я первый сделаю все, чтобы не узнала.

«Ждем.»

«Сейчас будем, мой повелитель.»

— Моя госпожа, — зову, Ноэлия вздрагивает, почти ощущаю губы на губах, тонкий стан, оплетенный омаа. Наваждение. Хорошо хоть голос не выдает, она так легко подмечает перемены в отношении окружающих. — Простите, не хотел вас напугать. Император ждет.

— Зачем? — машинально спрашивает, словно мыслями не здесь и вовсе не пересмотрела все, что нашлось о церемониях.

— Документы подписать, моя госпожа, — напоминаю. — До церемонии необходимо оформить официальные бумаги.



Нидейла Нэльте

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться