Слепое пятно

Размер шрифта: - +

Слепое пятно

Слепое пятно

– Космодром Терешковой – «Гермесу-23»: координаты входа в гипер-воронку переданы на ваш навигационный блок.

– «Гермес-23» – космодрому: вас понял. Расчетное время прибытия в точку маневра – три часа сорок восемь минут.

– Счастливого пути, «Гермес»! Передавайте привет Шаунаре!

– Спасибо.

«Что за вольности в эфире? Посадили девчонку за пульт, теперь она приветы передает», – поморщилась Валентина. Пробежалась пальцами по вирт-панели, проверяя поступившие координаты. Что там ворчат седые академики, заставшие зарю новой космической эпохи? Женщинам в космосе не место? Очень даже место! Но то женщинам. Таким, как героиня Валентина Терешкова, в честь которой назвали стартовую площадку колонии Плесецк. В честь которой дали имя командиру «Гермеса-23».

А не фифам с модным гала-маникюром и сладким голоском, как эта, за пультом.

– Тина, а почему ты говоришь «понял»? Ты же девушка! Или я плохо учила ваш язык?

– Это ты девушка, а я командир космического корабля, – тон капитана Арефьевой был холоднее вакуума за бортом «Гермеса». – Но русский тебе и правда не мешало бы подучить, Габриэла. Имя Валентина сокращается как Валя. Но это позволено только друзьям.

– Я уверена, мы подружимся, – оптимизм космобиолога Габриэлы Наварро был непробиваем, как обшивка космолета-разведчика. – Мы все. Правда, ребята?

Штурман Тиагу что-то пророкотал приветливым тоном. Его внимание было приковано к навигационной панели, рука с длинными пальцами задумчиво теребила и без того взлохмаченную светлую шевелюру.

Валентина отвернулась к обзорникам и сделала вид, что провожает взглядом родную планету, заснеженную колонию Плесецк. Девушка старательно убрала в строгий узел прически выбившуюся рыжую кудряшку. Собственные волосы вдруг показались капитану Арефьевой похожими на оптимистку-космобиолога. Такие же непослушные и вечно вылезают невпопад!

– Конечно, Габи! – Егор оторвался от вирт-экрана, где под фото темноволосой девушки бежали мерцающие строчки. – А куда мы денемся с подводной лодки?

– С подводной лодки? – черные глаза Габи из больших сделались огромными. – Это ваша идиома… выражение такое? Мы же на космическом корабле!

– Это наш плесецкий юмор, – улыбнулся Егор. – Интересно, умеют ли шаунарцы шутить? Надо было нашим ребятам из Гуманитарного Университета подкинуть идею для научной работы. Ну ничего, за два года на Шаунаре выясню, как там у них с юмором, и свяжусь с товарищами. Может, следом за нами тоже в программу культурного обмена впишутся.

Валентина, устроившись вполоборота к собеседникам, украдкой поглядывала на Егора. Когда будущие коллеги по полету знакомились, парень показался ей невзрачным. Серые глаза, русые волосы ежиком, невысокий рост. Какая-то квадратная фигура. Но, увлекаясь разговором, Егор преображался. Как будто тусклая звезда неожиданно вспыхивала сверхновой.

Валентине вдруг захотелось посмотреться в зеркало. Сходить в каюту?

«Так и до гала-маникюра со стразами недалеко! Отставить, капитан Арефьева!»

– А ты же историк, да? – Габриэла переместила свой антиграв поближе к Егору. Парень кивнул. – А у вас в колонии Плесецк изучают земную историю? Подробно? У меня в школе не очень было с историей. Я только новейшую хорошо знаю. Это же и у вас на Плесецке называется «новейшей историей»? Падение Вильенского метеорита в Бразилии? Открытие элемента бразилия, создание нового синтезисного топлива? Основание первых колоний? Мне всегда казалось, старая история Земли мало кому теперь интересна. Зачем копаться в древностях, если перед нами открыт весь космос?

– Не скажи! – слова девушки явно задели Егора за живое. – Ведь еще у вас на Земле так говорили: «история развивается по спирали». Я согласен, человечество изменилось, покорив свои первые звездные рубежи. Но некоторые законы исторических процессов остались и в космической эре. Ладно, я долго так могу разглагольствовать, если меня не остановить. Не буду тебя грузить.

– Грузить? – нахмурилась Габи.

– Это тоже такое выражение, – вступила в разговор Валентина. – Это то, что ты делаешь, когда задаешь кучу вопросов, а ответа не дожидаешься.

Габриэла посмотрела на командира корабля долгим взглядом.

– Знаешь, капитан Валя, – наконец сказала она. – Я ведь не только космобиолог. Я еще и писатель.

– Знаю. Я внимательно изучила личные дела всего экипажа, сеньорита Наварро, – криво улыбнулась Валентина. – И?

– Мне пришла новость по гиперсвязи. У нас в Испании… Ты же знаешь, где Испания?

– У меня было «отлично» по земной географии.

– Так вот. Там объявлен конкурс «Новая фантастика 2118» на лучшую повесть о космических приключениях. Я много с кем познакомилась, пока стажировалась. В колонии Алкантара, а потом на Плесецке. Теперь вот лечу на Шаунару. И ты знаешь, из тебя бы вышел отличный главный герой такой повести.



Алла Трубина

Отредактировано: 10.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться