Слепой кролик

Размер шрифта: - +

Глава 1.2

Резко изменившаяся музыка возвестила о начале торгов. Голос распорядителя был слишком низким и тихим, чтобы услышать его с такого расстояния, но я и так знала, что он скажет:  “Дом Аэрон рад приветствовать дорогих гостей на закрытом аукционе…”

Далее перечислялись все лоты. Как бы я хотела узнать, кто мои товарищи по несчастью! И что за лот такой я? К сожалению, попытка подойти ближе, была резко пресечена кем-то неизвестным. Холодная рука легла мне на плечо и несильно его сжала. Принюхавшись, я ощутила запах масла. Голем… значит даже разговаривать бесполезно, он сделает то, что приказано. Так что потерпим и подождем, вдруг удастся узнать что-то новое.

По одному уходили драконорожденные. Из-за тяжелого бархатного занавеса доносились восторженные и удивленные вздохи. Судя по всему, товарищи по несчастью демонстрировали свои  незаурядные способности. А что я? Что я могу? Ненавидеть и желать стать сильнее. Во мне нет такой великолепной скрытой силы, как у них. Я обычная, самая обычная девушка, которой немного не повезло.

Холодная металлическая рука толкнула меня в спину, направляя к выходу.

Вот и мой черед. Что меня там ждет? Презрение? Скорее всего, да. Как бы мне не хотелось, я действительно во многом проигрываю им.

— И последний лот… драконорожденная с нераскрывшимся потенциалом…

Сердце замерло. Все же в моих предках тоже были драконы? Неужели? А я думала, что это были жестокие шутки.

Память стала лихорадочно вытаскивать из закоулков мою внешность. Ничего выдающегося в телосложении, обычный подросток… значит не горный… цвет волос тоже самый обычный — светло-русый, стихийных отметаем… глаза… серые. Тоже самые обычные человеческие глаза, даже не серебряные как у металлических драконов, без вертикального зрачка. Ни одного намека. Или моим предком был какой-то уж очень редкий вид драконов, или всем сидящим вешают лапшу на уши. С этих пройдох станется обмануть своих клиентов. Ведь нераскрывшийся потенциал может не раскрыться и до конца жизни… Так что и взять с них нечего будет.

— Николь! — услышала я пораженный возглас из зала, как только ступила на сцену.

Сердце замерло. Корнелия? Леди Корнелия? Здесь? Неужели она нашла меня и хочет спасти? Глупый вопрос. Конечно же хочет. Но сможет ли? Лучше не надеяться раньше времени. Голем тем временем дотолкал меня до какой-то определенной точки и остановился. Я сделала еще полшага вперед и замерла.

Десятки взглядов будто сверлили меня. Хотелось сжаться в комок, закрыться от них, убежать на край света! Но я не могла. Чтобы не показывать слабость, я расправила плечи и гордо подняла голову. Какая бы не была моя судьба, я справлюсь с ней.

— Торги предлагается начать с данного лота. Напоминаем, что по правилам данного аукциона, выкуплены будут только два драконорожденных из четырех. Те, чья стоимость по итогу окажется наибольшей.

Сердце забилось быстрее. Теперь шансы были не один к трем, а пятьдесят на пятьдесят. А еще здесь была Корнелия. Не думала, что мы когда-нибудь встретимся вновь.

Начались торги, и мне стало по-настоящему страшно. Похоже, участники аукциона знали много больше, чем было позволено услышать мне. Ставки начались с тысяч золотых, мгновенно взлетая до сотен тысяч. Корнелия боролась до последнего, я слышала, как она предлагает в оплату свои украшения, а после и поместья. Хотелось кричать, чтобы она остановилась. Моя жизнь не стоит привычного уклада ее жизни, но я не могла пошевелиться от охватившего ужаса. Кто же был моим предком и какие способности могут во мне открыться, что за меня так отчаянно борются?

В конце концов она проиграла. Мужской голос с ухмылкой сказал ей так громко, чтобы слышали все, что я тут два в одном, и невероятный дар, и смазливая мордашка. Не использовать силы, так насиловать.

Сволочь. Пусть за других отдадут большую сумму, чем за меня! Не хочу, не хочу принадлежать этому чудовищу. Распорядитель аукциона тем временем вопрошал о повышении ставок, но все молчали. Я поняла, что Корнелии действительно больше нечего предложить. Удар молотка, скрип пера. Похоже, записывали ставку. Холодная металлическая рука легла мне на плечо. Я подчинилась и пошла вслед за големом за бархатный занавес.

— Сколько за нее выложили? Вы серьезно, почти два миллиона? Да что в ней такого! — запищала девочка-огонь.

Каким-то чудом мне удалось перехватить ее руку в нескольких сантиметрах от моего лица.

— Я бы с радостью поменялась с тобой местами, маленькая глупая девочка. Но к сожалению, это выше моих сил. Так что, будь добра, убери от меня свои руки, — прошипела я в ответ, с силой сжимая ее запястье.

Огненная девушка зашипела, отскакивая на пару шагов.

— Ври больше. Я тебе не верю. Ты пришла забрать мое место! Мое по праву! Я столько работала.

Мне оставалось лишь улыбнуться. Да, они много работали над тем, чтобы быть хорошими компаньонками. Но мало кто из них трудился так же усердно как я. Ежедневные многочасовые тренировки, которые заканчивались только когда не было сил вдохнуть воздух.

Я нащупала рукой изящный лакированный подлокотник и осторожно опустилась на диван. От всех этих переживаний кружилась голова и нужно было немного отдохнуть. Почти два миллиона… Надо постараться отвлечься от этой мысли.

— Эй, бледная поганка, на, съешь чего-нибудь. А то на тебя посмотришь и решишь, что ты сейчас от голода к праотцам отправишься, — голос мужчины-драконорожденного прозвучал прямо над ухом. Он впихнул мне в руки какой-то фрукт, а потом, судя по звукам, пододвинул столик. — Ешь давай. А то на смерть похожа.

Отказываться я не стала. Чувство голода давно стало для меня привычным, я не обращала на него внимания. Но раз дают еду, ее надо съесть. Фрукт оказался очень сочным и сладким, я с наслаждением вгрызалась в мякоть, стараясь не запачкать платье. Пока я ела каждый из этой троицы успел побывать на сцене.

— Смотри, а она бездонная, как портал к демонам, — засмеялась девушка-вода и мне на мгновение стало стыдно. Возможно, часть этих фруктов должна была достаться им?

— Слушай, угомонись. В конце концов, ты проиграла. За меня предложили большую сумму, чем за тебя.

— Но больше, чем за эту красноволосую бестию! — огрызнулась она в ответ.

— Да, но ты можешь сложить два и два. Забирают меня и эту слепую девочку. Кстати, у нас будет один хозяин. Похоже, он невероятно богат. Я не знаю, к добру это или к худу, бледная поганка, но думаю нам стоит держаться вместе. По крайней мере, так будет легче попытаться выжить…

Я смогла лишь согласно кивнуть. Это могла быть очередная злая шутка, но я настолько к ним привыкла, что не видела смысла сопротивляться. Чем быстрее надо мной пошутят, тем быстрее отстанут.

Приятная сытая слабость начала разливаться по телу. Похоже, я действительно давно не ела так вволю, от души. Да еще и так вкусно! Диван был мягким и уютным. Я позволила себе забраться на него с ногами — все равно Дом наказывать меня уже не будет, я ему не принадлежу, а нового хозяина вряд ли будут волновать такие мелочи. Впервые за долгое время я уснула быстро и спокойно.

                              Ð¤Ð¾Ñ‚о Екатерины Радион.

— Ну что, даже не попрощаетесь, Ген? — спросила девушка-огонь.

— Нет. Зачем? Прощаются с теми, к кому потом хотят вернуться. К вам двоим я возвращаться не собираюсь. Вы непроходимые дуры, да еще и самовлюбленные.

— Да как ты! — обиженно надула губки девушка-вода.

— Ой, да ладно тебе, — Ген махнул рукой. — В конце концов, я действительно с вами больше не увижусь. Так что лучше забудьте меня. Да, я вам нравился. Но вы не имеете права любить. Да что там любить, чувствовать. Так что так будет лучше для всех.

Ген улыбнулся своим мыслям. В данном случае лучше всех будет ему.

Когда пришло время уходить, Ген подхватил слепую девушку на руки, не дав ее разбудить. Ему нравилось наблюдать за тем, как на ее безмятежном спящем лице нет-нет, да на мгновение показывалась искренняя добрая улыбка. В такие моменты она казалась искренней и счастливой.

Дорога на поверхность выдалась долгой, руки порядком начинали ныть несмотря на усердные тренировки в прошлом и небольшой вес девушки. И все же Ген не прерывал ее сон. Коротко кивнув новому господину, он покорно забрался в багажный отсек огромной кареты и смог с облегчением выдохнуть: оставалось уложить Николь, осторожно, чтобы она не проснулась, и можно будет расслабиться.

Выделенный им закуток оказался небольшим, но сухим и теплым, что не могло не радовать. Прислонившись спиной к стене, Ген устроил голову Николь у себя на коленях и тоже провалился в сон. Отдыхать при любой возможности — вот его девиз.

                             Ð¤Ð¾Ñ‚о Екатерины Радион.

Я проснулась и испуганно отскочила в бок, больно ударившись головой. Помещение, в котором мне довелось спать, оказалось ужасно маленьким. Я обиженно зашипела, потирая ушибленное место.

— Проснулась? — услышала я знакомый голос того драконорожденного, которого продали вместе со мной. — Не бойся, я не причиню тебе вреда… по своей воле. Ты Николь, да?

Я забилась в угол, обняв колени руками. Было очень страшно, казалось, что весь мир против меня. Пожалуй, это ощущение было отчасти истинным. Помещение чуть покачивалось, снаружи доносился ровный цокот копыт. Мы в карете, наверное, для слуг и рабов всегда делают такие маленькие.

— Ну… ты чего? Иди сюда, замерзнешь еще…

Я почувствовала, как он уверенно коснулся моей ладони, притягивая меня к себе.

— Давай, маленькая слепая девочка, осторожно иди ко мне. Я побуду твоими глазами… Все равно больше делать нечего.

Его голос звучал ровно, успокаивающе, и я решила довериться, хуже все равно не будет. Драконорожденный помог мне устроиться у него на коленях, положил мою голову себе на плечо и обнял. Так и вправду было теплее и капельку уютнее.

— Меня зовут Ген. У меня голубые глаза, я блондин, во мне чуть меньше двух метров роста, — начал он описывать себя, а я помимо воли прижалась плотнее. Хотелось согреться, чтобы стало тепло-тепло. — Мы с тобой едем в карете, в багажном отсеке.

— Давно? — я втянула носом воздух и довольно улыбнулась. От него вкусно пахло, какими-то духами и травами.

— Не знаю. Я не сплю около пяти часов… а сколько я спал одним богам известно.

Карета раскачивалась, убаюкивая, но я успела спросить прежде, чем уснуть вновь:

— А почему здесь так тесно?

— Мы же вещи, не люди… не живые… что-то между животным и предметом интерьера. Вот и едем в багажном отсеке. Хорошо хоть, что не сзади бежим. Я бы с тобой на руках за каретой не успел.

— Я не толстая… — пробормотала я в ответ, проваливаясь в сон.



Екатерина Радион

Отредактировано: 15.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться