Слепой кролик

Размер шрифта: - +

Глава 4

Темнота. Она снова заполонила мой мир, заставляя полагаться лишь на слух и осязание. После таких ярких снов было особенно обидно возвращаться в реальность, но я пыталась не падать духом. Все равно такие сны лучше, чем их отсутствие. Вокруг было холодно и сыро. Похоже, меня действительно наказали за мое неподобающее поведение и бросили в темницу. Так им и надо! Нечего обижать маленьких слепых девочек. Или так надо мне? За строптивость и ершистость? Наказание глупой самонадеянной идиотки! Почему было не промолчать, не стерпеть… И не остаться там, наверху, в тепле и чистоте. Там, где свежий воздух и пахнет едой. Нет, надо было показывать характер!

Я села и засмеялась в голос. Похоже, начинаю медленно сходить с ума из-за полного отсутствия свободы и выбора. Даже собственная жизнь постепенно переставала казаться чем-то ценным и важным. Как будто… и не было меня самой. Лишь оболочка и обрывок разума.

— Алистор… надеюсь, если ты существуешь, то ты сейчас счастлив, — я улыбнулась, нащупывая ногами холодный пол.

— Проснулась, сучка? — услышала довольный мужской голос и отшатнулась. Стена была сложена из неровного острого камня, который не преминул оцарапать мою кожу. — Вот и славно. А теперь давай поговорим. Меня зовут Жакен, господин Жакен. Запомни это имя и постарайся сделать так, чтобы мы с тобой больше не встречались.

Я молчала. Похоже, он старался запугать меня, но, видя тщетность своих попыток, злился. Потная мужская ладонь легла  на горло, чуть сдавливая. В нос ударил запах Жакена. А вонял он не меньше, чем свинья!

— Запомни, сучка. Ты одна из многих, многих милых безделушек нашего господина.

Я зарычала в ответ. Пусть лучше убьет сейчас, чем всю оставшуюся жизнь стелиться под неизвестно кого.

— О, а девочка с норовом. Запомни, господин Жакен занимается починкой сломавшихся безделушек, а сейчас ты сломана, потому что не слушаешься.

Он еще сильнее сжал мое горло, и стало не хватать воздуха. Я вцепилась в его руку, пытаясь освободиться, но он лишь смеялся.

— Похоже, ты совсем глупенькая и даже дикая, как и говорила Лирия. Забавно, когда-то я также чинил и ее, а сейчас она верно мне служит, как комнатная собачка. Жаль, тебя пока нельзя починить полностью, — он шумно выдохнул мне в ухо, облизывая его. — Ты, конечно, не идеал красоты, но я бы с удовольствием посмотрел, как ты бы изображала наслаждение, оказавшись подо мной. Впрочем, кое-чему я могу научить тебя прямо сейчас.

По его интонациям я поняла, что произойдет что-то действительно ужасное. Для меня. Захотелось кусаться, вырываться, но Жакен был намного сильнее. Как тряпичную, он схватил меня за руки, заставил подняться на ноги. Тонкий лязг металла возвестил о том, что мои руки зажаты кандалами.

— Ах ты сволочь! — злобно зашипела, пытаясь его пнуть.

Но все было тщетно, он лишь посмеялся, лишая меня возможности двигать и ногами. Я ощущала себя бабочкой, приколотой булавкой. Было безумно горько, что все годы тренировок оказались пустой тратой времени, когда противник заведомо сильнее и может видеть. Моим оружием была ловкость и неожиданность, и в этой схватке я проиграла еще до ее начала.

— Ну что ж, давай начнем наш маленький урок, — его руки легли мне на плечи и начали плавно спускаться вниз. Это было безумно неприятно, как будто два огромных червя ползли по коже, оставляя на ней свою вонючую слизь. А он тем временем лапал мою грудь. Бесцеремонно и с явным наслаждением.

— Убери руки, сволочь, — зло зашипела я, получая пощечину в ответ.

— Ты, сучка, кажется не понимаешь, в каком ты положении. Ты должна быть счастлива, что господин Жакен проводит с тобой время, ты должна умолять меня о том…

— Чтобы ты свернул себе шею? А?! Как тебе такой вариант?

Мужчина зарычал и ударил меня кулаком в живот. Я закашлялась, радуясь, что и так ничего не вижу и не испытываю прекрасных эффектов потемнения в глазах.

— Нет, сучка, чтобы я продолжал, продолжал трогать твое никчемное некрасивое тело.

Я не умоляла, но он продолжил. Казалось, это длилось вечно. Жакен прикасался и прикасался, сжимая до боли, заставляя рычать и мысленно желать ему смерти. Тело протестовало и бунтовало, будто бы говоря разуму, что проще смириться и стать продажной девкой, получать от всего происходящего удовольствие, вымолить у мучителя какие-нибудь поблажки. Но я не хотела сдаваться, не могла. Даже годы рабства не выбьют из леди леди. Это подобие ласки лишь сильнее разжигало огонь ненависти в моей душе.

Все закончилось, когда ему надоело. Действительно, какое удовольствие мучить жертву, если та никак не реагирует: не вырывается, не подчиняется, а просто висит безвольным куском мяса. Он сыпал угрозами, прежде чем позволил мне упасть на мой соломенный тюк и провалиться в беспамятство. Хотелось как можно скорее забыть обо всем. Возможно, мне даже вновь приснится Алистор, и я снова почувствую себя героем, которому удается изменить мир к лучшему.

Засыпая, ощущала себя грязной и опороченной. Даже грубые подкаты, иначе не назовешь, Дрейка не были настолько болезненными.

Фото Екатерины Радион.

Время тянулось медленно, настолько, что я даже не пыталась его считать. Иногда приходил Жакен, экзекуция повторялась, но всё так же безуспешно. С каждым разом он был все настойчивее и злее, а я все больше уверялась в том, что нельзя сдаваться. Как только дашь слабину — сразу же сломаешься. Жакен был профессионалом своего дела, но ему очень далеко до уловок Дрейка. Я разгадывала его ход легко, и ни смена рациона, ни разные условия содержания не приближали его к цели. Где-то внутри я ликовала. Пожалуй, доставлять проблемы иногда до безобразия приятно.



Екатерина Радион

Отредактировано: 15.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться