Слезами Наружу

Размер шрифта: - +

Кит

КИТ

**********

 

Четыре гаража на пустырном склоне будто удерживали старость и даже некую мудрость. Три из них пустовали и были давно заброшены хозяевами. Крайний распахнул ворота, которые за несколько лет поросли мхом и вросли в землю. Гараж так и стоял круглогодично с раззявленной пастью. Лишь один из плеяды функционировал. Принадлежал он старику из соседнего дома, который забирал Жигули всё реже и реже. Наверное, деду уже некуда ездить.

Три года назад, когда Кит впервые обнаружил гаражи, старик бойко гонял десятилетнего пацана с крыши и грозился поймать последнего с последующим отводом в детскую комнату полиции, но годы текли. Старик появлялся реже, передвигался он уже медленнее, а шаги его становились дряхлее и дряхлее. Сейчас, даже если глуховатое ухо замечало  подростков наверху, дед хватал палку, стучал по козырьку крыши и ворчал о полиции и прочих наказаниях. Спорить Никите и Максу со стариком не хотелось, всё равно после уже не посидеть спокойно, а слушать глухие наговоры – да кому оно надо.

Сначала Кит бесился на гаражах один, недоумевая, почему другие ребята ещё не нашли это райское место. Поэтому мальчик даже привёл сюда троих товарищей, как-то зимой, когда с гаражей прыгать удобнее всего. Но те лишь вяло покувыркались по крышам, а потом заявили: слишком мало места. Ну что ж, мало – так мало. Значит, Кит один будет сюда приходить.

Через пару лет мальчика осенила мысль. Дело-то вовсе не в маленьком пространстве. При желании даже здесь можно было поставить неплохой пацанячий штаб. Дело в самом месте. Оно отталкивало людей и оставляло при себе только избранных. Вниз по склону на востоке тянется вереница гаражей. Если владелец одного из них оставляет место парковки, то не просто уезжает, а продаёт его. Несколько раз Кит видел на воротах надпись: продаётся. И номер телефона внизу. Три из четырёх гаража на склоне просто покинули. Здесь, на самой вершине города никто не хочет играть, встречаться или проводить время. Единственный старик, который, возможно, здесь тешит своё

   Фотография на телефоне, найденном в заброшенном здании. Телефон принадлежал пропавшему в этом здании сталкеру-подростку Сергею, 14 лет.


 

 

 

одиночество, разделяя его лишь с разрушающимся Жигули.

Странно, что Кит не испытывал к склону негативных эмоций, наоборот, тот притягивал мальчика. А позже, когда Никита притащил сюда Макса, склон стал излюбленным местом и для него. Наверное, даже более излюбленным, чем для Кита.

Сидя на крыше, ты находился на самой вершине. На западе земля резко уходила вниз и первые дома мелькали крышами у твоих ног, если ты встанешь на краю склона. На востоке земля тоже падала, но не так резко. Однако детский садик в полсотни метрах уже утопал в низине. Если лечь на крышу гаража, то видно тебя станет только с верхних этаже двух хрущёвок, которые примыкали к ржавой плеяде с обоих концов. Зато если ты садишься с обращённым взглядом на запад, перед тобой открывается небо, обрамлённое кроной двух ясеней, растущими по краям вершины склона. Если прийти сюда на закате, то уже ни о чём не хочется думать. Просто сидеть и смотреть.

Сегодня после школы мать потянула Никиту на рынок за новой курткой. По её словам, скоро наступят холода, а старая у мальчика уже порвана. Пока Кит гулял между рядами дешёвой одежды и толкался среди продавцов-узбеков, ему позвонил Макс и рассказал про Любку.

Девчонка, конечно, Никите нравилась. В последнее время, зацикленный на отношениях в семье, мальчик ощутил нехватку слабого пола в своём окружении. Хочется милых девчачьих глазок, милой девчачьей улыбки и милых девчачьих поцелуев. Поэтому Никита готов был гулять хоть с толстой Иркой. Произошедшие в его отсутствие событие с Любкой по шкале возмущения котировалось между двойкой и тройкой. Для сравнения: поступок Ромки с убийством родителей прыгал где-то у отметки пятьдесят. Не то чтобы Никита неискренне пожалел Любку, скорее счёл её реакцию глупой и бессмысленной, но Антона завтра наказать придётся. Так, для порядка.

Наскоро выбрав куртку, Кит поспешил домой. Максим предложил встретиться на гаражах, и вот они уже сидят и пялятся в пунцовое небо. Где-то там, за облаками, солнце пересекает горизонт.

- Рассказывай, - попросил Кит.

- Да чего там рассказывать? – проворчал Максим, задумчиво уставившись на горящее небо. – Я тебе уже всё по телефону рассказал. Он её шлюхой назвал, она расстроилась.

- И что будем делать? – задал риторический вопрос Кит.

- Ну понятно. Завтра поговорим с Антоном.

Макс гладил губами серую толстовку на сгибе локтя, не отрывая взгляд от пунцового неба, словно завороженный. Приглушив рой мыслей в голове, Никита тоже уставился на небо. Показалось, будто возле груди у сердца зашевелилась красная ленточка, которую мальчик взял с собой на рынок – мало ли какие твари там могут напасть. И будто уловив настрой Никиты, Макс произнёс:

- Я всё продумал насчёт Могильщика. В голове есть план. Буду обдумывать его ещё этой ночью.

Вот какая тема мучила разум вторые сутки. И разум Никиты, и разум Макса, и, можно спорить на что угодно, разум Димки.

- Какой план? – затаив дыхание спросил Кит, едва слышно передвигая губами. Но Макс ничего не ответил. Лишь задал через пару секунд обескураживающий вопрос:

- Послушай, Кит, ты же сталкер?

Когда мальчика спрашивали о хобби, Никите становилось неловко, даже чуточку смущённо. Большинство людей, даже ребята их возраста, считали сталкерство бесполезной тратой времени, но как только речь заходила о заброшках, Кит открывался любому, готовый общаться о них вечно.



Юрий Грост

Отредактировано: 04.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться