Слезами Наружу

Размер шрифта: - +

Ромка

РОМКА

**********

 

Спи, мой мальчик, засыпай,

Пусть тебе приснится слоник.

Протрубит он: баю-бай

И раскроет добрый сонник.

Ромка глубоко вздохнул и проснулся. За окном брезжил рассвет. Мальчик сел на кровати, часто дыша, не в силах напиться воздухом. Видимо во сне ему перекрыло бронхи, и в эту секунду кошмар явил свои блестящие клыки.

Мальчик вновь услышал песню. Успокаивающий мотивчик, пришедший из детства. Будучи совсем маленьким, как и любой малыш, Ромка любил сказки, детские песенки. Некоторые он помнил до сих пор. В том числе и Мальчишечью Колыбельную, которую мать пела чаще остальных незамысловатых мелодий.

Во сне её голос раздавался из глубины коридора больницы и ему вторил аккомпанемент музыкальной шкатулки. Тёмный коридор вновь укусил холодом, бередя страшные мысли прошлого. И металлическая маска, мигающая из темноты.

- Прочь! Прочь! – шёпотом закричал Ромка, ударяя себя кулаками по голове. – Это в прошлом. Я живу только настоящим!

Через пять минут всхлипываний, мальчик почувствовал озноб и тут же забрался под одеяло. Тело горело, голову будто свинцом залили. В школу идти не хотелось, да что там говорить: не хотелось жить.

Но через полчаса будильник попросил подняться и отправиться за знаниями. Как глупо. В жизни всё перевернулось с ног до головы, а пустоголовые взрослые просят искать на картах Копенгаген, запоминать формулу дискриминанта и читать Пушкина. Как будто это решит все проблемы.

Обычно Ромка умывался, ел и только потом одевался, но сегодня не смог выйти даже за пределы комнаты, не натянув на себя школьную форму. Тело знобило, трясло как эпилептика, засунувшего пальцы в розетку.

Стоило мальчику натянуть на себя брюки, рубашку и свитер, озноб немного улёгся. Миновав соседнюю комнату с храпящей тётей, Ромка ворвался в кухню и поставил чай. Минуты две грел руки над газовым пламенем, а потом ушёл в ванную. Воду включил только горячую, испытав неимоверное облегчение, засунув ладони под струю кипятка.

После водных процедур Ромка попил чаю и съел лишь одно печенье. Желудок отказывался принимать какую-либо еду, в нём будто стопудовая гиря поселилась. Зато сладкий чай согревал пальцы. Ромка обхватил чашку ладонями и держал дымящийся напиток над лицом.

Согревайся, друг, согревайся!

С чашки приветливо улыбался оранжевый котик. Грёбаный котик. Ромка хмыкнул и быстро допил жидкость, а когда вытер нос, почувствовал холод на кончике.

Хочется спать весь день, но пора в школу.



Юрий Грост

Отредактировано: 04.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться