Слезами Наружу

Размер шрифта: - +

Кит

КИТ

**********

 

Мусорок прилежно ждал их в вестибюле, стоя на ступеньках, засунув руки в задние карманы и рассматривая природу через открытую дверь. Для Кита люди делились на три группы: друзья; те, кого он терпит; люди, которые его раздражают. До того момента, как Димка притронулся к красной ленте Эвелины, он входил во вторую категорию людей, теперь Мусорок начал раздражать Никиту.

- Солнце ушло, - вздохнул Димка, увидев возвращающихся партнёров.

- Почему дверь не закрыл? – проворчал Кит, проходя мимо Мусорка. – Я же приказывал.

- А я чо, должен выполнять твои приказы? – нагловато воскликнул Димка.

Обернуться бы, врезать ему кирпичом и рассказать истории о добросовестных полицейских, которые любят замечать лазейки на закрытых объектах, сообщать о них, а на следующий день уже всё забито. Тем более, центр города.

Но Кит молча добрался до велосипедов, раскидывая надоедливую траву. Солнце и правда затянули тучи, заметно похолодало.

- Ну рассказывайте, что там вы решили? – занудно ныл Мусорок, плетясь позади ребят.

- Давай сначала доедем до нашего места, - ответил Макс. – Вот-вот дождь начнётся.

Кит первый вытащил велик с территории заброшки. Вскочил на него и принялся ждать остальных. Димка застёгивал олимпийку. Не рассчитал, идиотик, что лето уже закончилось, и при поездке на велосипеде потоки воздуха заставят тебя окоченеть.

Издевательски усмехнувшись, Кит рванул вперёд.

Дорога заняла минут десять. Всё это время Димка со своим сверхмодным двухколёсным конём плёлся сзади, а Макс мелькал сбоку. Кит совсем не замечал друга и ушёл в себя, размышляя о предстоящем деле.

Нужно следующее: чтобы Ромка стоял на коленях, плакал, умолял оставить его в живых и сознался в убийстве родителей. Как получить ответы, если заброшка расположилась в столь неудачном месте, что там впору карнавал открывать?

Можно увести Могильщика не к месту убийства, а куда-нибудь в тёмный подвал. Возможно, атмосфера здания вкупе с давящей тишиной сделают своё дело. Какие ещё есть варианты?

Кит вспомнил, как поздним вечером сидел на кровати сестры за несколько минут до её смерти. Её даже не успели забинтовать, на кровати фактически лежало кровавое месиво, которое дышало. И только красная ленточка на волосах не запачкалась. Прошли годы, а Кит, каждый раз оказываясь на этом самом месте во сне или воспоминаниях, ловит себя на твёрдой уверенности, что сестру сошьют, соберут как трансформера, и она будет жить.

В голове что-то щёлкнуло. Нужна ночь! Они должны привести Могильщика в заброшку, когда стемнеет. Тогда и базар замолкнет, и никто мимо не проедет, и тишина сыграет им на руку. Тем более ночью руины мистичнее и пугающее.

Дождь застал их на подъезде к району. Когда Кит впереди всех гнал на холм к трём гаражам, первые холодные капли врезали ему по лицу. Через минуту он свернул в чёрную зияющую пасть открытого гаража. За ним пулей, оставляя за собой шлейф сверкающих водяных искр, влетели Макс и Димка.

- Тварь, - выругался последний, прислоняя велосипед к ржавой стене гаража. – Не думал, что он застанет нас по пути.

Бывшие владельцы гаража не стали его полностью демонтировать и оставили полки, ржавый стул и кучу кирпичей в углу, которые позже ребята растащили на миниатюрные седушки. Со временем утварь покрывалась пылью-землёй-снегом-пылью-ржавчиной и так каждый год подряд, и сейчас уже сложно разобрать, где полки превращались в стену. Нутро гаража превратилось в сплошную ржавую субстанцию, обтянутую паутиной и кишащую опасными бактериями. Кит присел на ещё живой стул у стены.

- Похоже, собирается сильный, - сказал Макс, стоя у входа, засунув руки в карманы. – Да он минут пятнадцать польёт и успокоится.

- Да пусть хоть весь вечер льёт, - ответил Никита, счищая палочкой грязь с подошвы кроссовка. – Я живу через дом. За минуту доеду. Это вам придётся мокнуть. – Мальчик усмехнулся.

- А я могу и здесь поспать, - хмыкнул Макс, обернувшись и лукаво стрельнув взглядом.

Кит посмотрел на него, и поиграл бровями, приподнимая и опуская их, дескать, намекая на пыль и сырость. После такой ночи лёгкие Макса решат сделать не закрытый, а открытый перелом.

- Так! – голос Димки прозвучал резко и властно. Мусорок взъерошил влажную шевелюру и вытер руки об олимпийку. – Хватит дурью страдать. У нас цель: устроить допрос Могильщику в заброшке. Мы придумали, как мы устроим допрос, посмотрели заброшку…

- Объект, - поправил Кит.

- Что?

- Заброшки называются объектами на языке сталкеров.

- Мне срать, как они называются, - грубо ответил Мусорок. – Я хочу знать, к какому выводу мы пришли и когда уже приступим к действиям!

- Диман! А зачем ты охотишься за Могильщиком?! – внезапно воскликнул Макс и обернулся торсом. И выглядел он в этот момент изумительно: глаза блестят, во взгляде неподдельный интерес, уголок губ усмехается. Ни дать ни взять Роберт Дауни младший из Железного Человека.

- Я… - Димка пожал плечами и забегал глазами. – Я-то что. Мне просто интересно вывести его на чистую воду.

- Просто так ничего не бывает, - пожал плечами Макс, оборачиваясь полностью. – Видимо, у каждого из нас есть своя причина в этой игре. Какая твоя?

- Хах, а какая тогда твоя? – нагло усмехнулся Димка.

- Моя проста, - Макс вновь пожал плечами. – Я хочу, чтобы наш класс - класс, в котором учишься и ты, между прочим – был предельно чистым. И чтобы его не посещали уроды, способные убить кого-либо, не говоря уж о своих родителях.

- Да брось, - Димка махнул рукой. – Вот такая прямо и цель? Ты считаешь класс своим? Ты так сильно хочешь сделать его безупречным?



Юрий Грост

Отредактировано: 04.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться