Слезами Наружу

Размер шрифта: - +

Димка

ДИМКА

**********

 

Мальчик застрял на пороге кухни. Безудержное желание перекусить сменилось озадаченностью. Уставившись на спину мамы, Димка прислушался. Странный звук зацепил слух мальчика. Кажется, мать плакала, скрывшись у раковины во мраке кухни, которую бедно освещала холодным светом небольшая лампа над вытяжкой.

- Мам, - тихо позвал Димка.

Она обернулась на долю секунды, чтобы убедиться в присутствии сына за спиной, скользнула красными глазами по мальчику и снова отвернулась к раковине.

- Всё хорошо, - прошептала она, махнув рукой, дескать – можешь быть свободен. И Димка ушёл бы, будь папа дома, но сейчас оставлять её одну не хотелось.

- Мам, садись, - мальчик отодвинул стул и коснулся её плеча. Пальцы скользнули по шёлковой поверхности ночной рубашки. – Тебе плохо?

Мать упала на стул и принялась потирать лоб, скрывая от сына слёзы.

- Поставить чай? – но, не дожидаясь ответа, Димка разжёг конфорку. Хотелось что-то делать, ибо даже простые действия помогали избавиться от неловкости и озабоченности. Мальчик совсем не знал, как себя вести, хотелось убежать и спрятаться. Однако Димка заставил себя сесть напротив матери.

И он не мог придумать ничего глупее как сказать:

- Сейчас заварю лимонного чая. Тебе станет легче.

Мать Димки, не принадлежавшая к числу истеричек, ничего не ответила. Да и мальчик, впервые попавший в подобную ситуацию, не знал даже что и сказать.

И, наверное, Димка б умер прямо в кухне от повисшего в воздухе напряжения, но мать вдруг заговорила:

- Он хотел стать спасателем или полицейским.

Димка растерялся, и сначала даже подумал, что речь идёт об отце, но ведь тот уже полицейский. Ничего не отвечая, мальчик схватил закипающий чайник с плиты и плеснул воды в чашку, куда позже добавил заварки. В их доме никогда не пользовались пакетиками, консервантами или вкусовыми добавками. Только натуральные продукты, благо бюджет семьи позволял подобную роскошь.

- Попей, - попросил Димка.

Лишь коснувшись пальцами чашки, мать оставила напиток и уставилась в пол.

- Со мной всё хорошо, - прошептала она.

А по мне, так наоборот, - подумал Димка, но вслух ничего не сказал.

- Спасибо за чай. – Голос матери стал внезапно спокойным, будто она и не плакала вовсе, и лишь красные глаза выдавали её состояние. – Можешь идти в комнату. Или ты кушать пришёл?

И поначалу Димка хотел было побыстрее смыться, но в последнюю секунду одёрнул себя. Пора взрослеть. Матери плохо, её надо поддержать, а не бежать от трудностей, как маленький мальчик.

- Я так… перекусить, - пожал плечами он. – Но что случилось? С отцом всё в порядке?

- Что? – мать на несколько секунд зависла и впервые взглянула на Димку. – Ах… да, с папой всё хорошо. Он звонил в обед. Отец тут не при чём.

- А что при чём?

- Ты не поймёшь. Это сложно объяснить.

- Ну ты попробуй, - пожал плечами Димка, немного пугаясь своей настойчивости.

- Да одноклассник у меня умер, - тихо вздохнула мать.

Сначала мальчик потерялся. Что? Какой одноклассник? Мама сидит дома, общается с подружками и готовит обеды. Потом мозг, уставший от двухчасовой Готики, принялся подключаться к внешнему миру. Когда-то у мамы тоже были одноклассники, которым сейчас уже под тридцать пять. Димка ничего не знал о друзьях детства матери.

- Тебе грустно из-за его смерти? – спросил мальчик.

- Ну… не столько из-за факта смерти, - пожала плечами мать. – Сколько из-за факта его жизни.

- Я не понимаю. – Даже полностью подключенный мозг Димки не мог совершить необходимые логические выводы.

- Ну… Я просто вспомнила, какой был Сашка в школе, - сказала мать. – Весёлый, жизнерадостный. Низкого роста. Знаешь, он не был из тех ребят, которых никто никогда не бьёт, но его тоже никто не трогал. Зато он любил разнимать драки. Всегда встревал между петухами, - мать сдавленно улыбнулась. Димка ответил взаимностью, правда, тоже сдавленной. В их классе таких бьют. Сильно бьют.

Мать громко отхлебнула чай, в несвойственной ей манере.

- Он был твоим близким другом? – осторожно спросил Димка. Знать о школьных романах матери ему вовсе не хотелось.

- Что? Нет. Такие мальчики меня не привлекали. Но… - мама призадумалась. – Как друг, как душа компании Сашка мне нравился. С ним было легко потрепаться на всякие здоровские темы.

Она сказала потрепаться. Слово, признанное в их семье низким и никогда не употреблявшееся. А потом мать произнесла:

- Просто… он очень. Очень хотел быть героем. Вот в чём дело.

- Он им не стал? – нахмурился Димка, в котором вдруг проснулся интерес и натянулись невидимые струнки.



Юрий Грост

Отредактировано: 04.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться