Слезами Наружу

Размер шрифта: - +

Кит

КИТ

**********

 

Вожак стаи затормозил у больницы и огляделся. Как же всё-таки здесь погано для сталкерства. Предположения о сверкающей рекламе на стене соседнего дома подтвердились, напротив ворот в заброшку галдела переполненная людьми остановка. Последние паломничества старушек с рынка, на котором до сих пор бухала музыка. Да тут не легенды о призраках придумывать, а дискотеки устраивать.

Мысли Кита прервал смех.

Мальчик обернулся и застыл. Могильщик стоял у велосипеда Макса и ржал, как безумный. Остальные пацаны уставились на него с недоумением. Злость заиграла только у Кита.

- Совсем что ли долбанулся? – он легонько толкнул Ромку кулаком в плечо. – Чего за концерты? - Могильщик выпрямился, сверкнув волосами в свете реклам.

- Как… - едва выдохнул он и снова зашёлся всхлипами смеха. – Как я сразу… не догадался-то… Я… - Он настроился, глубоко вздохнул и с неимоверным весельем в голосе закончил: - …мог сразу догадаться, куда мы поедем.

Кит растерялся, собственно, даже Макс с Димкой забегали взглядами. Как будто Могильщик смекнул о том, что будет происходить внутри и какие вопросы ему будут задавать.

Засосало под ложечкой. Ломаться Ромка не собирался и, кажется, мрачное здание с хищными чёрными окнами за воротами только веселило его, а что там сказал Макс? Если гадёныш не заплачет и будет держаться бойко, значит, это он убил родителей. Останется только выбить признание.

Кит хищно улыбнулся и прищурился.

- Вперёд идём.

Молчаливый Димка, всё ещё оценивающий обстановку исподлобья, пошёл первым: отодвинул доску в заборе и нырнул в темноту с велосипедом. Затем Макс, который, скрывшись за брешью, втащил за собой Ромку. Кит всё это время сканировал территорию на предмет опасности. Не хватало какого-нибудь любопытного старичка или пенсионерки, любящей совать нос в чужие дела. В компанию трёх парней они вряд ли вмешаются, но копам позвонить могут.

Убедившись, что окружающим насрать на горстку подростков, Кит быстро скрылся в лазе. Поначалу глаза ничего не видели, и он лишь слышал возню и дыхание рядом с собой.

- Где наш… - Кит не нашёл другого слова и закончил: - Подопечный.

- Я его держу, - послышался голос Макса.

- Да не надо меня держать, - ответил возмущённый Ромка. – Я никуда не убегу.

- Цыц у меня, - сказал Макс, и Кит начал различать его силуэт. – Пацаны, этот мелкий дрожит как кролик. Испугался, гадёныш.

- В твоих фантазиях я дрожу, - ответил усмехающийся голос Ромки.

- Может, пора свет включить, - проныл Димка.

- Обязательно, - проворчал Кит. – Прямо здесь, чтобы куча ментов слетелись. Пойдёмте в темноте. Я веду.

И Кит нырнул в запахи увядающий амброзии и полыни. Их пыль заплясала у носа и немедля попыталась забить бронхи. Сзади закашлял Макс. В прошлый приезд за другом такого не наблюдалось. Пыльца и сырость вряд ли положительно повлияют на его лёгкие. Впрочем, Киту тоже некому жаловаться. В горле будто устроили костёр племя негров, желудок то и дело отрыгивал кислоту. Тело сводило лёгкой слабостью из-за голода, и в то же время есть совсем не хотелось, даже подташнивало. Водицы б испить, но эту благодать Кит может позволить себе уже на месте экзекуции.

Может, мальчик уже наловчился, может, ему повезло, но он достиг крыльца без происшествий, а вот два ярких мата за спиной от Димки подсказывали, что тот споткнулся пару раз. Хотя, Мусорок такой нытик, какими могут быть только девочки.

На крыльце Кит обернулся. Привыкшие к темноте глаза увидели порядком отставших ребят, поэтому мальчик позволил себе закинуть голову и изучить верхние этажи дома через дорогу. В горящих окнах не мелькало ни одного силуэта. Да даже если кто-то и выйдет на балкон или подойдёт к окну, не увидит мальчишек во дворе. Совсем стемнело.

И как же бесит кусок мерцающей рекламной стены, которая виднелась даже отсюда. Вдалеке заиграла оркестровая голливудская музыка, мимо больницы громыхая проехала маршрутка и просигналила, наверное, скрытой воротами легковушке.

- Пойдём, - раздался приглушённый голос Макса над ухом. Друг задыхался и хрипел как смертельно больной. Перед собой за воротник олимпийки он держал подсудимого. Лицо Ромки отсутствующее, будто он задумался о лекарстве от рака.

- Идём, - кивнул Кит и повернулся к дверям. Второй раз за свою жизнь он открыл их.

На сей раз петли, потревоженные недавно, поддались легко, и пред ребятами открылась дыра в чёрную глотку, из которой пахнуло тёплой пылью и штукатуркой, будто здание наконец решило выдохнуть.

Не задерживаясь на пороге, Кит осторожно шагнул в темноту. И как только атмосфера заброшки окутала мальчика, появилось твёрдое убеждение, что сегодня здесь кто-то умрёт.



Юрий Грост

Отредактировано: 04.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться