Слезами Наружу

Размер шрифта: - +

Кит

КИТ

**********

 

- Я всегда беру с собой компас, - сказал Кит, когда Лиля привыкла к путешествию по коридорам. – Но я не умею им пользоваться.

Ребята присели немного отдохнуть, и мальчик порылся в рюкзаке в поисках полезных вещей. Кроме ножа рука нащупала компас. И, сидя на выемке в виде люка, Кит пытался определить направление.

- В третьем классе на природоведении учили им пользоваться, но я ни черта не помню, - ворчал Кит. Ему начинало надоедать сидеть в этом коридоре. Стены здесь провоняли сыростью и солью. В детстве, когда умерла Элька, мальчику пришлось побывать в морге. Там пахло примерно так же.

- Не рассматривай компас, он тебе не поможет, - сказала Лиля. Она сидела на полу, обхватив ноги, и безысходно глядела в пустоту.

- Думаешь? – Кит уже глядел на её красные ленточки. Они захватывали сознание всё больше и больше, расширяясь, превращаясь в два громадных каньона с лавой, от которой веяло теплом, странным желанием, любовью.

- Знаю, - ответил девчонка. – В этом проклятом месте ничего не работает. Здесь часы идут либо обратно, либо в два раза быстрее. Здесь выключаются все электроприборы. Здесь живёт сам дьявол. Каждая трещинка этих чертогов пропахла смертью и магией.

Кит перевёл взгляд на компас и только теперь заметил, как стрелка последнего вертелась в хаотическом танце. Спрятав компас, мальчик вытащил сотовый, активировал аппарат и внимательно оглядел экран. Сеть не ловилась, а время… да бросьте. Неужели уже 14.34? На дате вообще светилось: 88.88.8888.

- Печально, - вздохнул Кит, зевая и пряча мобильник в недра кармана. – Может, пойдём, а то здесь сидеть как-то противно. Запах жуткий.

- Так пахнет смерть, - вздохнула Лиля. – Я уже привыкла к ней.

Кит забросил рюкзак на плечи, посветил фонариком в глубину коридора, но выхватил лишь тьму. Новый страх прошёлся лапками по загривку, и мальчик озвучил его:

- Прошёл много заброшек, сколько занимаюсь сталкерством, но никогда раньше не боялся темноты впереди. А теперь свечу вперёд и кажется, что оттуда монстр какой-нибудь выпрыгнет.

Лиля не ответила, лишь молча поднялась на ноги и взглянула вперёд.

- Пошли, - шепнул Кит после небольшой паузы, и первый шагнул в темноту, захрустев камушками под ногами.

- Зачем ты ходил по заброшенным зданиям? – осторожно спросила Лиля.

- Ну… - Кит принялся озвучивать заученную почти наизусть отмазку. – В них красиво. Пусть другие и не видят этой красоты. Зато я вижу. В заброшках столько тайн. За столько лет путешествий по камням, я изучил много явлений. Вот например, знаешь, почему сейчас пахнет солью? Значит, что в этот коридор проникает талая или дождевая вода. Она мочит побелку или штукатурку, которые вместе дают запах соли. Значит, в этом коридоре на стенах и потолке всё ещё держится побелка и штукатурка. – Кит достал из кармана платок и тщательно вытер лоб, откину мокрые волосы. Какая же жара царит в дальних коридорах. – Столько лет я искал сверхъестественные заброшки. Но не находил ни одного призрака, только бомжей. А вот теперь нашёл, а радость длилась всего секунду. Теперь мне страшно.

Мальчик закусил губу, сворачивая в новом коридоре направо. Шёл он наугад, не надеясь на чудо, будто выход из больницы вырастет перед ними сам по себе.

- Хотя, кого я обманываю, - вздохнул Кит. – Я и сталкер так себе. Иные каждые выходные вылазки делают. Пока каждый уголок не обшарят – не успокаиваются. А я вылезал раз в год по обещанию. Когда в голову ударит. Надо было выбросить все эти чёртовы задумки и сидеть сейчас дома с мамкой и отчимом. Думаю, если я ещё немного поброжу по этим мрачным закоулкам, я полюблю даже Серёгу.

Между мальчиком и девочкой повисло неловкой молчание, и Кит спросил:

- А ты как здесь очутилась? Неужели тоже была сталкером?

Лиля сначала не отвечала, и когда Кит отчаялся, когда в голове всё ярче и ярче загорались вопросы: кто она? откуда она? что за тайны скрывает? – девочка неуверенно произнесла:

- Я очутилась здесь потому, что никому не была нужна.

Кит нахмурился.

- Постой, что ты говоришь? – Он замедлился и обернулся, переводя луч фонарика на Лилю. – Что значит – никому не нужна?

Девочка прищурилась, отчего её лицо стало в два раза красивее. Кит едва подавил в себе желание броситься к Лиле, обнять её, силой прижать к себе и впиться своими губами в её. Очень странное чувство, какого не было раньше никогда.

И этот прищур, тонкий нос… при счастливом стечении обстоятельств, Лиля могла быть четырнадцатилетней Элькой. Пусть и несуразица это. Эльке, останься она в живых, было бы сейчас двенадцать. Хотя, кто знает, быть может, Лиле двенадцать. Девчонки так быстро развиваются.

Неловкий взгляд Лили скользнул за спину Кита, и в глазах девочки замелькала тревога.

- Что это? – шёпотом спросила она.

Кит обернулся и посветил вперёд фонариком, но ничего не увидел.



Юрий Грост

Отредактировано: 04.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться