Слезами Наружу

Размер шрифта: - +

Димка

ДИМКА

**********

 

Вдалеке, во главе с мелкой девчонкой показались толстяк-колобок и его тощий напарник. Кажется, толстяк и являлся мэром города и его девчонка назвала дядей Мишей.

Димка задышал ещё чаще. Перед глазами кружилось тёмное облако, сердце от волнения готово пробить грудную клетку. Вот всегда так происходит, когда стремишься совершить какую-то глупость. Адреналин бушует в висках, руки холодеют, язык высыхает. А сейчас Димка старался лишь выжить и ни капли больше. Когда на кон ложится жизнь, риск перестаёт иметь меру.

Странная троица становилась всё ближе и ближе. С их лиц ещё не сошёл сон. Ох, наверное, и злющие они сейчас. Димка с силой сжал ткань джинсов, сильнее обнял колени, уставившись из-под грязной чёлки на правителей странного заброшенного города. В нос бил отвратительный запах собственного пота и грязи, но он казался благоуханием ладана по сравнению с вонью, стоящей в заброшенных катакомбах.

- Ох, кого-то, чую, я сожру раньше времени, - зарычал тонкий друг мэра.

Дядя Миша повелительно поднял руки и произнёс:

- Славик, помолчи, дай я с ним разберусь.

Глаза мэра сузились в задумчивые подлые щёлочки, отчего его заплывшее жиром лицо стало похожим на волосатого китайского колобка.

- Юлька, пшла отсюда, - шикнул толстяк на девчонку, и та, сжимая мишку, отбежала до ближайшей стены, где спряталась за древним корытом. – Итак, что ты там говорил про Владыку, повтори, - попросил дядя Миша.

Ну вот и всё. Конец. Что отвечать Димке: я хочу попытаться убить ваших тараканов под полом, потому что хочу освободиться? Димка же даже не верил в существование страшной силы в подвале. С другой стороны, что-то же заперло эту заброшенную больницу и искривило на ней пространство.

- Я… хочу убить его… - пролепетал Димка.

- Чего? – Толстяк театрально приложил руку к уху. – Ты мне на ушко скажи! А то у меня пердёж громче твоих молитв.

Да, если Димка хочет произвести на этот народ впечатление, ему стоит уже показать себя  смелым. Добавить чуточку дерзости, размешать тон голоса наглостью, совсем как Макс с Никиткой, когда наезжают на других ребят. Поэтому, Димка поднял голову и твёрдо произнёс:

- Я убью вашего Владыку!

Ему с трудом далась чёткая интонация. Предательский голос готов дрогнуть от страха.

- Это всё, ради чего ты нас разбудил? – гневно прорычал тощий Славик, у которого, в отличие от товарища, широко распахнутые глаза наливались яростью.

- Но… разве вы не хотите избавиться от вашего творителя или как его там.

- Владыка - демон, - тихо ответил дядя Миша. – И мы до сих пор не знаем, как он выглядит, но он никого не выпускает из своих владений, стоит дверям лифта открыться на его этаже.

Холодок пробежал по холке Димки, но страх тут же перебила позитивная мысль. А что если никто не возвращался потому, что уходили в другую сторону, терялись в запутанных коридорах больницы. Людей здесь, как предположил Димка, не так уж и мало.

- Что ж, - мальчик пожал плечами. – Я готов вас избавить от демона.

- А может, ты просто намереваешься выйти из этой клетки и оставить нас голодными! – рявкнул Славик и схватился за прутья решётки. Казалось, будто он вот-вот с лёгкостью отогнёт их, запрыгнет внутрь камеры и разорвёт Димку на клочки.

Что делать? Какой контраргумент привести? И вдруг Димка вспомнил карточную игру в «Мафия», в которую он часто любил играть с друзьями троюродного брата Кольки. Когда все игроки думали, что мафия – Димка и хотели его убить, Димка, вместо того, чтобы защищаться, говорил: ну хорошо, убейте меня, только когда вы ошибётесь, вы поймёте, как жестоко вы проиграли. Действовало почти всегда безотказно.

Димка пожал плечами и, стараясь как можно беззаботнее, произнёс:

- Ну хорошо. Не верьте мне и сожрите меня завтра. А потом и дальше мучайтесь с вашим демоном. Может, однажды он решит подняться на первый этаж и лично зайти к вам в гости.

- Ты тут брось эти штучки, дармоед! – погрозил пальцем Славик. – Решил на понт нас взять?!

- Славик, - дядя Миша вдруг повысил голос и повернулся к товарищу. – Ну сколько можно орать, скажи, а?

- А что ты…

- Сколько можно орать?! – громче перебил мэр и внезапно гневно распахнул глаза. – Откуда ты-то знаешь. Может, этот мальчишка и правда наш шанс? Вера Степановна же говорила, что Владыку может поразить только юный. Куда уж юнее? Давай отведём его к Вере, а она точно скажет.

Тонкий Славик завёл глаза к потолку где-то на середине монолога мэра, как раз, когда упомянули некую Веру Степановну.

- Да брось ты, - взмолился он. – Неужели ты до сих пор веришь в россказни этой ведуньи?

Вот те раз. Тут ещё какая-то ведунья нарисовалась. И что же Димке? Радоваться или плакать?



Юрий Грост

Отредактировано: 04.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться