Слёзы богини Кали

Размер шрифта: - +

Энкидова лестница

5 ЭНКИДОВА ЛЕСТНИЦА

 

Как же неожиданно всё поменялось. То зелёный лес, небо голубое…, а то чёрте что…. Адам, наверное, то же что и я чувствовал, когда его из рая выперли…. Над головой низкие пепельные облака висят. Как корка засохшая…. И лиловым светом изредка озаряются. Вдалеке молнии сверкают…, с треском…. То сверху вниз, то снизу вверх…. Яркие ветвистые….

Тропа петляет, будто пьяный её прокладывал. А по сторонам, как клеем, залито…. И всё гнутое, рваное. Где то из дыр острые скалы торчат…. А впереди поверхность, как спираль, завернулась. Деревья вверх ногами…. И тропа вверх ногами.

Я с упырями по этой тропе иду, и мир вокруг нас постепенно закручивается….

- Что же вы, - спрашиваю я у упырей. – Так и живёте? Вверх тормашками?

А они мне отвечают:

- Тут раньше нормально всё было. А теперь видишь? Начинаем мы, конечно, потихоньку в лес перебираться. Да Энкиду упрямится. Не хочет насиженного места покидать…. Когда-то мы тут хорошо жили. На деревни соседние набеги совершали…. Да не пешком…, машина была….

- Что? Сломалась…?

- Как же, сломалась…, - огрызаются упыри, и пальцами в сторону показывают…. – Вон она…, вмёрзла.

Вижу, в отдалении грузовичок перевёрнутый, в воздухе висит…. А вокруг него, штук пять или шесть упырей в неестественных позах застыли. Рты пооткрывали. Глаза выпучили….

- А эти бедолаги что, живы ли? – спрашиваю….

- Кто ж их знает…, - отвечают….

- И что же вы? И помочь им даже не пытались?

- А как ты им поможешь? – смеются упыри. – И кому это надо? Самого ещё засосёт…. А хочешь, мы тебя туда зашвырнём? Сразу узнаешь, живые они или нет.

 

Дома стали на пути попадаться, огороды. Здания в несколько этажей. Некоторые огнём тронутые, некоторые сгоревшие дотла. Многие полуразрушенные кем-то или чем-то. И повсюду раны изломанного, исковерканного мира.

… Упыри-то ладно…. А как тут люди-то живут…?

- Это город? – спрашиваю я.

- Что? Не видел никогда? – отвечают упыри с усмешкой. – Эх ты…, деревенщина….

А я будто и не замечаю усмешек этих. По сторонам смотрю…. Ряды тёмных окон в вышину поднимаются. Столько, что и не сосчитать…. Деревца и кусты из некоторых торчат.

- Сколько же людей здесь раньше жило? – удивляюсь я.

Никто не ответил…. Только плечами пожимают.

- Вы, что ли, всех поели?

- Тихо ты, - шикают…. – Слышишь? Кричит кто-то….

А ведь и верно, кричит….

Упыри переглянулись….

- Видно, кто-то в ловушку попал, - говорит один из них. – Поживимся сейчас.

- Чем ты поживишься? – возражает другой. – Тут кроме наших никто не ходит. А наших жрать нельзя…. Энкиду живьём сварит.

- Да нет там никаких ловушек, уже давно…, - третий, тот, что постарше, ворчит. – Сходи, Грызун, да посмотри, что там.

А Грызун на месте топчется. Не очень-то ему, видно, идти охота.

- Иди, иди, - ему говорят. – Ты ведь поживиться хотел.

- Я думал, все вместе…, - бухтит Грызун.

Трусит, похоже….

Тот, что постарше, сделал вид, что пинка ему дать хочет…. А Грызун отскочил и семенит туда, за угол…. Недолго там побыл…. Обратно бежит и орёт на ходу:

- Хлыст! Хлыст! Энкидова лестница….

 

***

 

- Бабушка Шаль, - говорил я с досадой. – Почему она ушла? Я не понимаю….

Бабушка сидела и распускала старую, изъеденную молью кофту.

- Вот, - сказала она. – Хочу Андроновым близнецам носки связать. А то постоянно сопливят….

- Ты меня не слышишь? – спросил я сердито.

Она вздохнула…. Прищуриваясь через старые, лишь с одним стеклом и с бечёвкой вместо дужек, очки, дрожащими пальцами связывала разорванную нить.

- Она очень боялась…, - сказала она, наконец.

- Чего она боялась? – спросил я ещё более раздражённо. – Все чего-нибудь боятся. И ничего. Живут себе. Никто ходуном становиться не собирается….

- Эх, сынок…, - снова вздыхает бабушка Шаль. – Иногда бывает очень страшно. Немыслимо страшно…. Когда начинаешь думать…. Нельзя думать….

Тускло горела и коптила лучина. Тяжёлый день и тяжёлые мысли утомили меня. Я не спал. Но голос бабушки Шаль звучал во мраке, словно колыбельная, и всё, о чём она рассказывала, казалось мне сном…. Странным, дерганным, беспокойным сном.

- Помню, - слышал я будто со всех сторон. – Как всё случилось. Вдруг…. Тьма. Огненное зарево. Дрожит земля. Жуткий ветер. Дождь из грязи, и вместе с ним пламя падают с неба…. Очень, очень страшно….

Мы бежали. Прятались. Тот мир, в котором мы жили раньше, рушился. А другой, что появлялся взамен, встречал нас очень негостеприимно. Мы смогли выжить. И продолжали жить. Хотя смерть всегда была рядом…. Очень часто случалось, что кто-нибудь пропадал или погибал…. От болезней, от звериных зубов и когтей, от каких-то неведомых нам сил или от рук других людей.

И постоянно мы испытывали страх. Но то был страх другой…. Он помогал нам. Не позволял дремать. Не позволял лениться…. В те времена никто не думал о том, что будет завтра. Прожить следующую минуту…, вот такая была цель.

Возможность строить планы по-настоящему возникла гораздо позже…. А вместе с ней появился и другой страх…. Он разъедает изнутри. Гложет…. Когда кажется, что всё будет хорошо…. Надеешься на это…. Но если задуматься…. Не может быть всё всегда хорошо. Не бывает такого…. Мысли одолевают. И ты думаешь, думаешь. А если думать об этом постоянно и ждать беды, можно душу измотать этим страхом. Тем более сейчас…. На ночное небо взглянешь, и от ужаса умереть можно.



Бледный Лис

Отредактировано: 08.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: