Слёзы богини Кали

Размер шрифта: - +

Осколок

9 ОСКОЛОК

 

Сижу перед похлёбкой, а самому кусок в горло не лезет. Не ем, а мух от чашки отгоняю только. Бабушка Шаль в своё вязание уткнулась….

- Значит, ходуны ушли? - спрашиваю её, глядя на мутное окно.

- Ушли, сынок ушли, - отвечает бабушка, не отвлекаясь от своего занятия.

- Увёл их, значит, Лопарь…. И Белону…, - сказал я задумчиво.

И ложкой в похлёбке ковыряюсь. Настроения нет никакого. Бестолково всё как-то, бессмысленно. Казалось бы, радоваться надо, а не могу. Горький комок в глотке застрял.

- А кто это, Лопарь? – бабушка меня спросила.

- Ну как же? – отвечаю. – Тот, кто слезу забрал.

Тут бабушка Шаль от вязания своего оторвалась…. Смотрит на меня слегка удивлённо.

- Я, - говорит. – Сама, конечно, не видела…. Редко я стала из дома выходить. А от людей слыхала, как всё было…, кто слезу забрал…. А о Лопаре твоём, знать ничего не знаю…. А Белона действительно ушла. Но прежде с людьми говорила…. Со всеми, и с каждым. Тебя вот только не было…. Ну ничего, Ломаный вернётся и отведёт тебя к ней…. Ты отдохнул. Сейчас поешь…. И сходишь. Сходи…. Сходи…. Она велела.

Теперь я удивляюсь.

- Что велела? – спрашиваю.

- Чтоб ты к ней пришёл…, - сказала бабушка и спицей по лбу себе стучит. Что ты, мол, голова садовая, соображай. И снова в вязание уткнулась….

А у меня опять мутное окно перед глазами….

 

***

Дед Ловкач едва отдышался и снова кашляет. Сгорбился, корявыми руками о палку опирается.

- Замучил совсем меня этот кашель, - говорит он, наконец. – Душу выворачивает просто….

- А народ то где весь? – спрашиваю я. – На гуляниях…?

- Какие гуляния? Сенокос в разгаре…, - дед Ловкач отвечает, подкашливая. – Хотя поговаривают, что зимы не будет нынче…. Я бы тоже пошёл сено ворошить…, да какой работник из меня? Вот сижу на солнышке, косточки грею. Видишь, как печёт? В обед совсем невмоготу станет, в тенёк переберусь….

- Да, - говорю я, задумчиво. – День сегодня жаркий.

- То же что и вчера. И позавчера…, - дед Ловкач на меня снизу глядит. – Ты что, не помнишь?

Я в ответ головой мотаю.

- Понятно…, - продолжил дед. – Ты ведь как тень был, когда домой то тебя принесли. Думали, что уже не жилец….

- Нет, - говорю. – Ничего не помню.

- Где хоть пропадал то…? – дед спрашивает прищуриваясь.

- Да…, - отмахиваюсь. – Где я только не пропадал…. И там пропадал и сям…. Насмотрелся всякого…. Самому уже не верится, было ли всё это? Столько произошло за последнее время….

- Это верно, - дед Ловкач головой качает. – Произошло…. Средь бела дня, над головой, такая штука нависла. Целая планета….

 

Испугались все, конечно…. По домам попрятались. А я слышу, кричит кто-то….

- Дед…! Дед…! Андрон всех на сходку зовёт!

Выглядываю…. Марцелиан. Внучок мой, шалопай, по домам бегает, народ созывает. Думаю, надо идти и мне. Послушаю, что люди скажут…. Может, что толковое придумают.

Иду я потихоньку. Смотрю, пол деревни уже собралось. Кричат, спорят, ругаются. Детки перепуганные плачут…. Андрон из сил выбился, пытаясь народ успокоить. Да какое там, не слышно его совсем, заглушили его другие голоса. Громче всех кричит кто-то:

- Слеза, почему не помогает?! Она же помогать должна!

А ему в ответ:

- Так её же в доме запрятали! Стены ей мешают!

- На улицу бочку тащи!

Бочку со слезой из дома выволокли….

И тут удар. Ворота закачались…. Затем ещё…. Воротня деревянная трещит, ломается. Сразу галдёж прекратился. Застыли все от неожиданности. Смотрят.

С третьего раза ворота ухнули и на землю упали…. Носорог заходит. На нём мужик сидит какой-то. Со спины носорожьей соскакивает и идёт. Прямо на людей.

Наши-то мужики баб с детками назад отстранили, ножи вытаскивают…. А этот, как глянет, у всех руки тут же и опустились. Попятились люди, дорогу чужаку уступая. А этот, идёт, спокойно так, уверенно…. К бочке со слезой подходит.

А я думаю, где же охрана наша? Ходуны то где?

И вот они, являются. Не гуськом, как всегда, а толпой в ворота заваливают. А впереди у них…? Кто же это? Похоже, Белона…. Трудно узнать её. Стать в ней какая-то появилась. Горделивость она излучает…. И не идёт она будто, а плывёт, земли не касаясь.

Чужак обернулся. Посмотрел на неё, пристально….

И тут, он на землю упал…. Лежит плашмя, лицом в низ, и вопит:

- Пощади богиня…. Пощади….

А Белона, к нему наклонилась, руку протянула к голове его, и будто взяла что-то. И сразу чужак меняться стал…. Вытянулся весь. Пальцы удлинились…. Настоящий Гвидо. Как Щавель его описывал. Лежит, причитает:

- Пощади…. Пощади….

И Белона преобразилась. Коснувшись рукой своего лба, она вдруг возвысилась…. Величественней стала и прекрасней…. И воссияла ярче светила…. И ни я, и ни кто другой не смог сдержаться. Глаза слезами восторга наполнились. А тело само на колени пало….

А она, прекрасная богиня, поманила слезу, и та сама из бочки поднялась, и челу её подлетела. И разлился повсюду нефритовый свет…

 

- И почувствовал я…, - дед Ловкач говорил, улыбаясь. – Что теперь то, всё будет хорошо….

Кряхтя поднялся он со скамейки, опираясь на палку. И подкашливая, сказал:



Бледный Лис

Отредактировано: 08.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: