Слёзы чёрной вдовы

Размер шрифта: - +

ПРОЛОГ

1891 год, 
Российская Империя, дачный поселок Горки, что в Выборгской губернии
 

 

ПРОЛОГ

—  Ну, гляди, что ты натворила! Сколько крови! Весь паркет в крови, вся комната! Что теперь станешь делать?!

Отец стоял над нею, как всегда заложив руки в карманы, и наблюдал сверху вниз, будто Светлана[1] опять была маленькой неразумной девочкой.

—  Я… я не знаю, - простодушно поделилась она. Потом еще раз посмотрела на свои руки, перепачканные свежей кровью, и в отчаянии подняла глаза на отца: - Это не я. Это, наверное, не я… Я не могла!

А отец усмехнулся – жестоко, свысока, словно пригвоздив ее этим смешком к полу:

—  Себе-то не лги, милая, - он опустился возле Светланы на корточки, поднял с пола револьвер и вложил в ее руку. – Ты могла. Ты вполне могла.

Потом отец ушел, а Светлана осталась в этой страшной комнате одна – перепачканная в крови и сидящая на полу возле тела своего мертвого мужа.

 

------------

[1] Данное имя отсутствует в Святцах, поэтому в описываемое время, пу сути, оно и именем не являлось. Крестить под ним девочек не могли. Однако благодаря поэме В.А.Жуковского "Светлана", имя все-таки преобрело некоторую популярность: в редких случаях оно становилось домашним именем, наподобие Натали, Долли, Мари и т.д. (прим.)



Анастасия Логинова

Отредактировано: 13.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться