Слёзы Господа

Пролог

Роща шумела. Раскидистые лиственные деревья недовольно шумели, с треском наклоняя старые, поросшие местами мхом тела под напором весеннего ветра. Свежие зелёные листочки трепетали, ругались и сопротивлялись, не желая оставаться во власти сильного противника.
Солнце быстро спряталось за тучей, не желая опускать взор на опостылевшую за несколько тысячелетий Землю, и была рада даже такой мелочи.
По хорошо укатанной просёлочной дороге спешил к одиноко стоящему деревянному дому небольшой внедорожник. Поблёскивая свежепомытыми фарами, Форд не сбавлял скорости даже пред опасными ямами, притаившимися в зарослях молодой травы.
Водитель знал дорогу досконально. Едва уловимыми движениями сильных рук он поворачивал руль в нужную сторону, объезжая препятствия и оберегая подвеску автомобиля.
Когда до дома оставались считанные метры, хозяин машины резко повернул руль влево, въезжая в небольшой гараж, притаившийся под боком деревянного сруба и укрытого от лишних глаз тройкой осин, раскинувших ветви широко и свободно, даря людям тень и прохладу.
Выудив из багажника огромную зелёную сумку доставщика еды, мужчина поправил сползавшую с плеча лямку кейса крокодиловой кожи и нажав кнопку сигнализации, покинул пристройку. Массивная дверь гаража, повинуясь команде умного компьютера, поползла вниз, едва датчики просигнализировали отсутствие хозяина в помещении.
Мужчина с наслаждением втянул ноздрями свежий воздух и ступил на крыльцо родного дома. Рука автоматически потянулась к перилам, гладкое дерево с удовольствием отдавало запах смолы, приятно ожигая руку впитанным солнечным теплом.
Белая деревянная дверь содрогнулась от удара изнутри. В небольшое окошко, предназначенное главным образом для котов, с бесконечной любовью в глазах просунулась лобастая голова немецкой овчарки, влажными глазами уставясь на хозяина. Широкая грудина и мощные лапы ни в жизнь не позволили бы животному выбраться на улицу.
Из-за двери тихо и ласково раздался умиляющийся голос хозяйки поместья:
- Что, Персефона? Хозяин вернулся, да?
Ручка скрипнула и на крыльце, в одном лёгком платьице, показалась она – любовь всей его жизни – Антонина.
- Серёжа! – девушка распахнула от радости зелёные глаза и цвета вишни губы, обвивая шею мужчины руками. – Я так соскучилась! Ты сегодня так рано. Я даже не успела ничего приготовить!
- Ничего страшного, - Сергей приподнял левую руку, указывая взглядом на зелёную сумку. – Я привёз нам лучшие деликатесы из тех, что сумел найти в спешке!
- В спешке? Что-то случилось?
- Глупенькая моя, - хозяин дома ласково поцеловал жену в щёку. – Всё отлично! Сегодня у нас праздник, имеем право отметить!
- Праздник? – удивилась женщина. – Какой?
- В дом, - безапелляционно отрезал мужчина, отвешивая любимой жене затрещину туда, где спина начинает зваться по-другому. – Всё потом, после ужина!

Заморачиваться Антонина не стала, раскидав по широким тарелкам закуски и бутерброды. Сергей за то время, пока жена бегала по кухне, успел переодеться и торжественно вошёл на территорию супруги с зелёной сумкой разносчика заказанной через сеть еды. Под восторженным взглядом женщины на стол опустились тарелочки с разнообразными блюдами, начиная шашлыком и заканчивая стейком с кровью.
Один кус мяса вынужденно отправился угощением Персефоне, чья вылезшая из-под стола морда изобразила такие печальные голодные глаза, что любимые хозяева не смогли остаться безучастными и чёрствыми.
- Вина? – едва первый кус снеди отправился в желудок, спохватился Сергей, подрываясь с места.
- Не откажусь, - игриво обнажила ровные белые зубы Антонина, следя за быстрыми и точными движениями рук мужа.
Мужчина галантно поставил возле дамы хрустальный бокал и наполнил до краёв густой рубиновой влагой. Быстро проделал тоже самое с посудой на своём краю стола, подхватил и не присаживаясь, торжественно и отчасти пафосно вытянул руку с полным бокалом вперёд:
- Видит наш бог, мы стали на один шажок ближе к нашей цели, любовь моя! То, что было скрыто от нас более двухсот лет, наконец в наших руках! Так выпьем же за нашу скорую победу и торжество нашего хозяина!
- За победу! – воскликнула девушка, чьи глаза окончательно зажглись пламенным зноем интереса и непонимания.
Едва бокалы опустели, Антонина соскочила с места и с разбегу упала мужу на колени. Прихваченная случайно крутым бедром скатерть на столе съехала, и Сергей в последний миг ухватил полетевшую на пол тарелку с остатками мяса.
- Что ты нашёл?! – супруга крепко обхватила шею мужчины и вплотную приблизила лицо к лицу любимого. – Что?
- То, что две сотни лет искали наши отцы и деды, - таинственно улыбнулся мужчина, обнимая девушку в ответ. – Потерянное сокровище великого правителя!
- Неужто… она?
- Именно, - Сергей легко встал с места, удерживая жену на руках. Антонина свесила ноги на пол и отстранилась, завороженно наблюдая, как любовь всей её жизни расстёгивает лямки кейса. Щелчок последнего замка разорвал тишину ударом бича по потной коже раба и откинув крышку сумки, Сергей запустил руку внутрь. Секунда и на всеобщее обозрение появилась скромная полоса меди, смешанная с серебром, имевшая вид старенького обруча. Местами потёртая, во вмятинах и следах потемнения от времени, безделушка робко и тускло отражала свет лампочек, оставаясь неказистой и обычной.
- О-о-о, - Антонина почувствовала, как подкашиваются ноги. – Это же она! Корона царя Соломона! Любимый!
- Именно, - довольно покачал головой Сергей, нелепо одевая древний символ власти на голову супруге.
Антонина, всё ещё не веря, сняла драгоценность, успевшую запутаться в длинной шевелюре цвета спелой пшеницы, заботливо перебирая пальцами холодный металл. Затем подняла взгляд на мужа, капилляры в глазах начали медленно наливаться кровью вокруг чернеющего зрачка:
- Владыка будет доволен!
Губы девушки растянула зловещая улыбка, полная торжества и безумной радости. Сергей сделал шаг навстречу, тела соприкоснулись, как губы мужчины и женщины. На языке Сергея заиграл приятный вишнёвый привкус от помады жены.
Внезапно Персефона, крутившаяся под ногами и счастливо скулившая глядя на хозяев, пригнула к телу уши и глухо заворчала.
Сергей мгновенно отстранил жену, и непонимающе посмотрел на собаку:
- Что случилось, малышка?
Овчарка повернула к хозяину лобастую голову и оскалила внушительного размера клыки. Мужчина быстро вырвал корону из рук жены, спрятал обратно в сумку и передал Антонине:
- Где машина ты уже знаешь! Беги! Телефон и сим-карта в бардачке, курьер встретит тебя в условленном месте. Пароль помнишь?
По лицу женщины метались тени смешанных чувств. Внутренняя борьба накалилась, сердце кричало, орало и билось в конвульсиях, уговаривая остаться с мужем, в крайнем случае - бежать вдвоём. Холодный разум же молчаливо бил «молотом» уговоров по «наковальне» благоразумия – беги, беги, беги! Твоя цель важнее!
- Да, - дрожащими губами промямлила Антонина, стирая со щёк первые брызнувшие слёзы. – А ты?
- Моя жизнь не важна, важна только наша цель! – Сергей рывком распахнул окно, придержал за плечо жену, быстро поцеловал в губы и тихо прошептал, прижимая свой лоб ко лбу супруги:
- Я люблю тебя!
Входная дверь с грохотом хлынула внутрь дома, превращаясь в мелкую щепу под напором мощного взрыва. Сергей толчком вытолкнул жену в окно и развернулся к опасности лицом. Кожа лица заметно потемнела, пошла буграми, пальцы удлинились, превращаясь в подобие когтей.
Монстр на ходу взмахнул рукой над жавшейся к ногам собаке. Шерсть последней пошла искрами и начала темнеть. Клыки более не умещались в огромной пасти, вылезая наружу огромной длинной и остротой.
Пыль от взрыва не желала оседать, летая в воздухе плотными клубами и заслоняя обзор.
- Кто ты, посмевший вломиться в мой дом? – рявкнул в деревянный туман Сергей, ощущая подкатывавшую к горлу ярость. – Покажись мне, тварь!
Первое, что всколыхнуло пространство после крика был выстрел. Громкий и сухой звук резанул уши и застыл в районе кадыка монстра. Когтистые лапы дёрнулись к повреждённому телу и мелькнувшая перед глазами тень закрыла весь мир, быстро исчезнув по ту сторону тумана.
- Персефона, - на пол обрушился водопад чёрной крови, а в пространство ушло лишь неразборчивое бульканье перебитого горла.
Адская гончая, вот уже двадцать лет скрывавшаяся в образе обычной овчарки, представляла собой идеальную машину для убийства. Чёрная шерсть лоснилась ядом, выделяемом кончиками волос. Большая красная, подобно пламени преисподней, пасть с множеством крепких клыков и стальные когти на мускулистых лапах жаждали вонзиться в живую плоть, рвать и уничтожать, вкушая горячую кровь. Комок сконцентрированной ненависти и жажды убивать ринулся на защиту хозяина и пропал где-то там, за чертой…
Сергей медленно завалился на пол, ослабевшие руки боле не могли удерживать раненое место от кровопотери. Чёрная влага полилась на пол, заливая и пропитывая мелкую щепу, ранее бывшую дверью.
С улицы раздался отчаянный визг и хруст костей. Уж что-что, а звук переломов был Сергею знаком слишком хорошо.
В дверном проёме возникла долговязая фигура в чёрном плаще и до блеска отполированной обуви. Лакированные ботинки медленно приблизились, незнакомец откинул плащ и пристально вгляделся в раненого монстра, рукой в шёлковой перчатке поворачивая голову поверженного к свету.
Сергей успел заметить идеально уложенные назад волосы, зелёные глаза и противную улыбку на лице нападавшего. Запах мужского одеколона и… Смерти. Концентрированной Смерти.
- Где корона? – голос стрелка был глух и резал слух небольшой хрипотцой. – Отвечай мне, сектант!
- Уже ускользнул, - едва хрипя от боли простреленным горлом, улыбнулся монстр. – Ты вновь опоздал, человеческий прихвостень.
Улёгшуюся на полу пыль внезапно потревожил резкий хлопок с той стороны двора, куда убежала Антонина. Сергей распахнул глаза во всю ширь не понимая, не принимая, не веря… Когтистая лапа хотела было достать противника, но стрелок лишь качнулся назад, избегая удара. В правой руке серебряный боком сверкнул американский «Кольт 1911».
- Два в сердце и один в голову. Последняя пуля всегда предателю, - на всякий случай повторил нападавший и спустил курок.

Антонина выла, упрямо продолжая ползти к тайнику с машиной. Лямка сумки мужа туго затянула обрубок левой руки, не давая кровотечению остановить девушку. Обе ноги были перебиты взрывом противопехотной мины, принося хозяйке нестерпимую боль.
Выстрелов несчастная не слышала, её владела лишь одна мысль: «Доползти, спрятать, не дать забрать!» Негромкие шаги позади раненая услышала лишь вплотную приблизившись к схрону. Сильный удар ногой заставил девушку перевернуться лицом к небу, попутно завывая от боли. Суровое лицо, будто сошедшее с икон православной веры уставилось на Антонину сверху вниз. В правой руке неизвестный удерживал пистолет и раз он тут, а Сергей нет, значит…
Девушка взвыла ещё громче обычного. Страх, обида и отчаяние захватили деву с головы до переломанных ног. Нижняя челюсть выдвинулась вперёд, глаза залило чёрным, а кожа пошла буграми, как совсем недавно у её мужа. Сектантка круга, называвшего себя «Сыновья Люцифера», призвала всю мощь, дарованную Сатаном для победы над врагом, но было слишком поздно.
Серебряная пуля пробила грудную клетку, не давая монстру шанса для регенерации. Незнакомец быстрым движением нагнулся и сорвал с плеча девушки сумку. Проверив содержимое, стрелок с жалостью посмотрел на жертву.
Он никогда не испытывал ненависти к этим бедным людям, принявшим на себя печать Дьявола. Лишённые воли могущественным Владыкой, заблудшие души, как в омут с головой, бросались в почитание царя Ада и прочих прихвостней Тьмы поддавшись на уговоры, трюки и запугивания. «Сыновья Люцифера» уже более пяти тысяч лет лелеяли надежду на приход Сатана на Землю. К счастью, планы организации рушились, погребая под собой сотни рядовых и десятки офицеров секты.
- Покойся с миром, - угрюмо прошептал незнакомец, наводя на девушку пистолет.
- Хозяин найдёт тебя! Он знает, кто ты на самом деле… - успела прохрипеть служительница секты, стараясь напоследок плюнуть на ногу убийце.
Три выстрела слились в унисон.



Алексей Каменский

#13842 в Разное
#469 в Боевик
#22835 в Фэнтези
#2208 в Боевое фэнтези

В тексте есть: нечисть, ведьмак, герой

Отредактировано: 20.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться